Эхо Нюрнберга Основания и задачи общественного антитеррористического движения

29 октября 2016

1. Пассионарный ответ

Чтобы активно и результативно противостоять террору и разрушить субпассионарную среду его порождения, нужна энергия. И энергией этой обладают пассионарии, добровольцы, носители героических культур Пути, которые приумножают своим подвигом и действиями, идеями и самопожертвованием историческую цивилизационную сакральную, жертвенную память. Именно они обладают той избыточной, бурной страстью, которая выше инстинкта самосохранения, готовые отдать жизнь за справедливость, за правое дело, за свою веру, за родную землю, за сакральные, жертвенные ценности, за своих стариков, матерей, жен и детей, за свободу и независимость своей родины, за право быть хозяином на своей родной земле. Она способна снести любое мыслимое препятствие, клокочущие этой страстью всадники во всех частях света много веков подряд оплодотворяли своей пассионарной энергией самые разные цивилизации на заре их возникновения, устанавливая свою власть над покоренными народами, городами и весями, вовлекаемыми таким образом в поток возрождения, обновления и грядущего расцвета. Общество в любые исторические эпохи, если в нем преобладают или наличествуют пассионарии, готово к подъему, к национальному возрождению и преодолению кризисов и катастроф.

Все религии мира имели могучий пассионарный подьем, равно как и Возрождение, такое, каким мы его знаем в Европе, тоже начиналось с бурного пассионарного толчка. Пассионарии всегда и везде формируют корпус великих и почитаемых сакрализованных харизматиков, героев, подвиги которых записываются на скрижалях местных эпосов и сохраняются в народной памяти веками и тысячелетиями. Все эти героические деяния всегда и везде были омыты кровью и почва, по которой ступали полки рвущихся в атаку пассионариев и где звучали страстные проповеди пророков, неизбежно воспринималась ликующим народом как священная земля предков и отцов и превращалась в святую реликвию.

Пассионарный подъем всегда ведет к народной экспансии, народной славе, подвигам поколений, но в итоге, на закате этого исторического движения, вырождается в субпассионарную среду, находящуюся ниже инстинкта самосохранения. Пассионарность сегодня, как и тысячи лет назад, неотделима от страстной самоотдачи в отстаивании своей земли и родины. Пассионарии борются за справедливость и право быть хозяевами на своей земле, за то, что на современном «западном», либеральном языке называется «экзистенциальными» ценностями. На Донбассе добровольцы не жалеют себя и героически сражаются за правду, за свободу родной земли, даже в меньшинстве и при гораздо более скромных возможностях они одерживают победы, потому что представляют собой народно-освободительное пассионарное движение, самое его начало, самый первый взлет. В этом народном порыве есть нечто ранне - религиозное, да и люди на Донбассе часто поднимают религиозные знамена наряду с теми, которые символизируют Великую народную победу в 1945.

Более того, пассионарии на Донбассе не преследуют цели национальной исключительности, они выдвигают все те же интернациональные идеи совместного с украинцами сообщества. Для субпассионария такой идейный поворот невозможен, в их восприятии это есть предательство светлой национальной свидомости, их тоталитарной революции достоинства, которая, как это теперь очевидно, стала обычным нацистским переворотом, со всеми его банальными атрибутами от массового субпассионарного помешательства до массовых арестов несогласных и запретов на свободу, свободу слова, прежде всего.

В русском мире бурно развывшаяся пассионарность в ходе крымской и русской весны, а теперь и войны с террором в Сирии, есть отчетливый признак как патриотического национального возрождения, так и интернационализма, а также быстрого преодоления самых разнообразных кризисных явлений, характерных для текучего сетевого общества. Более того, пассионарность способствует стремительному формированию новых продуктивных сетевых сообществ, волонтерских гуманитарных миссий, она создает мощную атмосферу народного подъема, возобновляет память о русской национальной славе, интернациональных союзах и братстве, противопоставляя память о победах над нацизмом субпассионарному разгулу и безумию.

Трагичность этой исторической коллизии состоит в том, что оба эти процесса происходят одновременно, но разнонаправленно. Европейский выбор субпассионариев на Украине увлекает их, а вместе с ними и весь европейский континент, в тоталитарную пропасть, из которой они когда-то, казалось бы, выбрались. Террористический разгул во Франции и кризис тоталитарной по сути идеи мультикультурализма (подавление коренной нации за счет принятия мигрантов) может в реальности стать провокатором нового европейского цивилизационного выбора, ответом на вопрос о том, есть ли еще на европейском континенте «кровь и почва» для начального пассионарного толчка, может ли эта старая культура встрепенуться и переродиться, вспомнив, что она сама когда-то была молодой и страстной, или же она безвозвратно ушла в глубины субпассионарного потребительства и ничто не может ее более увлечь к таким простым ценностям как правда и свобода, равенство и братство. Не либертарианская свобода – то есть свобода от всего и вся, а настоящая свобода вместе с ответственностью, за правду и справедливость.

2. Антитеррористическое движение и культуры Пути

Во все исторические эпохи возникавшие «культуры Пути» обладали уникальными инновационными свойствами пассионарного толчка, способствуя формированию новых цивилизаций, открытых цивилизационных пространств, подавляя и трансформируя самые различные тенденции к изоляционизму, автаркии и замкнутости. И сегодня именно они могут активно противостоять и даже одерживать победу над различными попытками тоталитарных и мессианских интервенций, будь то в социальных, экономических или культурных средах. Эта пассионарная суть «культур Пути» отчетливо проявляется, прежде всего, в том, что именно они выдвигают и сохраняют «принцип личной ответственности» и, соответственно, личностей-пассионариев, харизматических героев, обладающих не просто лидерскими, но титаническими качествами преображения мира.

Пассионарность «культур Пути» определяется тем, что они возрождают тягу людей к своим корням, к образованию сетевых сообществ взаимодействия и солидарности, оказывающих мощное сопротивление имеющимся постмодернистским структурам, претендующим на мировое господство, в том числе и в мировом информационном пространстве. Более того, сама по себе информационная сеть, равно как и все информационное общество, включая современные информационные технологии и даже Четвертый и следующие за ним технологические уклады – это тоже проявления «культур Пути», которые уже выявили свою новую «протестантскую» начинку, свое естественное противоборство попытками подчинить мировую сеть манипуляциям с сознанием и, особенно, бессознательным, мирового интернет-сообщества.

Сеть как таковая, то есть именно «культуры Пути» выявила возможности повсеместного оздоровления самых различных культовых и культурных сред, вплоть до преодоления «феномена зомби» и самых различных фантомных зависимостей. Но это – не анонимно, не механистически, а исключительно благодаря личному присутствию в сети пассионариев, людей, приверженных демократическим принципам солидарности и взаимовыручки, принципам братской поддержки, гуманитарной и гуманистической взаимопомощи, единения универсального интернационального добровольческого сообщества. Сеть только усиливает личную ответственность, придает ей иное социальное звучание, иной социальный размах и, главное, раздвигает перед пассионарной личностью уникальные возможности прямого социального контакта, прямого неманипулятивного народного диалога, и тем самым создает новые, пассионарные информационные поля, активно уничтожая последствия маниакальных моделей успеха, трансгуманизма, радикализма и терроризма, которые в таких условиях начинают терять свою социальную и культурную базу и отодвигаются на периферию культурного развития.

Возрождение и развитие «культур Пути» означает появление принципиально новой, пассионарной фазы внутри самого сетевого сообщества. С появлением пассионариев эпоха «человека-ящика», которую обозначил в свое время Кобо Або, заканчивается. Открывается совершенно новый горизонт мирового развития, как тогда в эпоху географических открытий, мир раздвигается и начинает бурно взаимодействовать. Энергия пассионариев Пути, обладающих совершенно другими человеческими качествами, запускает иной, не техногенный, а гуманитарный виток в развитии информации, который – как мы это и прогнозировали – будет способен развернуть все мировое развитие к поиску новых открытий именно в гуманитарной сфере, в том числе в сфере преодоления фрагментированности личности, поиску личностной целостности.

Не секрет, что за годы засилья либертарианства на Западе и римейка тоталитарных (нацистких) тенденций личность как таковая стала размываться и даже просто исчезать. Вместо целостности появилось обычное субпассионарное приспособление и главенство персональной выгоды, а также расщепление личностных качеств на множество мелких разрозненных нишей, где господствуют чудовищные по своей абсурдности мифы и стереотипы, архаичные влечения и патологические намерения. На этом фоне мировой личностный культурный и социальный ландшафт значительно оскудел и измельчал, принимаемые мировым сообществом решения часто вызывают лишь разочарование и жалость, потому что во главу угла ставятся исключительно второстепенные интересы отдельных элитарных групп и отдельных, так называемых «цивилизованных» стран.

Новый цивилизационный разворот способен в корне изменить эту реальность. Пассионарность, усиленная мировым информационным пространством, перенацелит направление развития мирового сообщества с маниакального и либертарианского (субпассионарного) на ответственное и личностно-целостное, «культуры Пути» вновь распахнут цивилизационный горизонт перед эпохой возврата к своим цивилизационным корням, к искренности и доверию, к «открытой экономике», солидарности и взаимодействию, к формированию широкой международной антитеррористической коалиции, способной всколыхнуть и распространить память об антигитлеровской коалиции, о славе полка Нормандия-Неман, о помощи союзнических конвоев, о встречах на Эльбе, о совместной борьбе в ходе денацификации.

3. Денацификация в новых исторических условиях

Общественное противодействие последствиям террористического разгула в современном обществе, включая российское, где имеют место как рекрутирование пособников террору, так и среда недовольных субпассионариев, не может иметь те же формы, которыми была осуществлена денацификация в Европе в середине

20 века. Денацификацию в настоящих условиях текучего сетевого общества нет смысла проводить в форме культивации национального или цивилизационного стыда, обвинения какой-то отдельной страны или народа. Это – гибельный путь, сама субпассионарная подоплека исламского интернационала, равно как и неонацизма, союзного с ним, показывает, что наряду с официальным, государственным и легитимным осуждением, преследованием и уничтожением террористической и радикально-неонацистской преступности крайне важно перекодировать среду его порождения.

Данная антитеррористическая и антисектантская активность, особенно если она основана на пассионарной добровольческой солидарности и взаимодействии, может иметь формы культурного и информационного «обволакивания». В этом процессе важно добиваться информационного публичного разоблачения, демистификации и демифологизации террористической пропаганды, героизации нацизма, формированием для этой цели открытых общественных международных добровольческих и волонтерских площадок, вовлечения в гуманитарные акции, акции реальной, боевой и общественной интернациональной солидарности, с формированием посреднических площадок, форумов, фестивалей, распространением видео и аудиопродукции, в том числе для противодействия мультикультурализму и созданию открытого информационного, общественного и культурного пространства.

Добровольчество и волонтерство может и должно быть пассионарным стержнем и координатором этого движения, стать во главе его инициатив и акций, участвовать в формировании общественного мнения, особенно среди молодого поколения, в просвещении, формировании сообществ антитеррористической антинацистской сети. Добровольчество может быть инициатором создания специальных общественных гуманитарных фондов и самых разнообразных сообществ против террора и радикального ислама, радикализма вообще, включая неонацизм на Украине, в Прибалтике, везде, где нужна защита угнетаемых национальных или конфессиональных сообшеств, включая русских, формирования горизонтальных демократических интернациональных советов и форумов по принципу – одна община – один представитель.

"Эхо Нюрнберга". Продолжение: Статья третья

Комментариев пока нет