Есть мнение Статьи Открытая трибуна Главная тема

Как Бригада СС стала геройским партизанским соединением

23 августа 2018

75 лет назад, в августе 1943 года, на сторону советских партизан перешла коллаборационистская бригада СС «Дружина» во главе с Владимиром Гилем (Родионовым). Люди, которые более года были инструментом нацистской оккупационной политики, стали красными партизанами, храбро сражались со своими бывшими хозяевами и спустя девять месяцев практически все погибли в бою с гитлеровцами. О деятельности «Дружины» и личности её командира Гиля сегодня ходит много мифов. Одни пытаются представить его героем-разведчиком, которого награждал лично Сталин, другие — совершенно никчёмной и заурядной личностью. Согласно официальным советским документам, Владимир Гиль родился 11 июня 1906 года в городе Вилейка неподалёку от Минска. По национальности был белорусом. Происходил из рабочей семьи.

Взлёт и падение красного командира

В 1921 году Владимир Гиль вступил в комсомол, в следующем году окончил школу-девятилетку, после чего работал секретарём сельсовета в деревне Новые Дороги. В 1926 году он поступил в Борисоглебско-Ленинградскую кавалерийскую школу. Через три года закончил её и был назначен командиром взвода в 32-й Белоглинский кавалерийский полк. В 1931-ом Владимир Гиль вступил в партию и после службы на должностях командира эскадрона и помощника начальника штаба полка в 1937 году был зачислен в Военную академию РККА имени М. В. Фрунзе.

Слушателем академии Гиль стал, будучи в звании старшего лейтенанта, что само по себе необычно. Как правило, это был удел высших командиров. Ему повезло в том смысле, что в Красной Армии в это время существовала острая нехватка командного состава. В 1938-ом году ему присвоили звание капитана, в 1939-ом — майора, а в 1940-ом он уже был подполковником. Учился он очень хорошо, но при этом был карьеристом, по всей видимости, только изображая из себя искреннего коммуниста, готового умереть за Родину.

В 1940 году Гиль стал начальником штаба 8-ой моторизованной бригады, а в марте 1941-го — начальником штаба 229-ой стрелковой дивизии.

После начала ВОВ Гилю удалось провоевать всего 10 дней, после чего 16 июля он попал в плен на территории Витебской области. Существует популярный миф о том, что он был ранен, но это ничем объективно не подтверждается.

Сразу после захвата в плен с ним начал работать офицер отдела 1С (военной разведки и контрразведки) 3-ей танковой армии вермахта, но Гиль изначально на сотрудничество с немцами не пошёл. Однако побывав в пересыльных пунктах и лагерях военнопленных, где творились страшные вещи, он не захотел умирать от голода. Оказавшись в офицерском лагере № 68 в Сувалках (на тот момент это была территория Восточной Пруссии), он осенью 1941 года всё-таки пошёл на сотрудничество с нацистами. Собрав группу из нескольких офицеров, он под эгидой СД стал создавать антисоветскую организацию», — рассказал Дмитрий Жуков.

«Дружина» Родионова

Весной 1942 года Гиль создал так называемый «Боевой Союз Русских Националистов» (БСРН).

Деятельность Гиля в этот период проходила под эгидой «Организации Цеппелин» — структурного подразделения VI управления РСХА, работавшего над созданием разведывательно-диверсионных групп для заброски в советский тыл, которые занимались бы разжиганием ненависти, диверсиями, терактами и подрывом сил Красной Армии. Программные документы, которые он писал, были проникнуты антисемитизмом и выдержаны в колониальном духе преклонения перед немецким господством».

Весной—летом 1942 года за группой Гиля закрепилось наименование «Дружина», а сам он взял оперативный псевдоним Родионов (по фамилии деда). В августе гитлеровцы на базе формирования Гиля (Родионова) развернули батальон СС, который был переброшен сначала в Смоленск, а затем в Белоруссию.

Одним из самых глубоких заблуждений историки называют рассказы о том, что «Дружина» якобы постоянно защищала местное население и даже вступала из-за этого в столкновения с СС.

Под руководством Гиль и помощники СС участвовали в карательных операциях «Коттбус», «Карлсбад», «Февраль». В ряде карательных мероприятий их задействовали вместе с таким печально известным подразделением, как зондербатальон Дирлевангера. Они участвовали в сожжении деревень, акциях против советских партизан и гражданского населения».

Помимо боевых антипартизанских операций, Гиль активно занимался пропагандой. В 1942 году ему удалось переманить на сторону нацистов около ста партизан. Однако в то же время, одна из его рот в ноябре 1942-го взорвала мост, который должна была охранять, и бежала к партизанам. В марте 1943 года на базе «Дружины» сначала был сформирован полк СС, а в мае—июне — бригада, состоявшая из двух полков, разведбатальона, артиллерийской батареи, учебного батальона и подразделений обеспечения.

Результат психологической игры

Летом 1943 года руководство «Дружины» попыталось провести пропагандистские мероприятия в отношении личного состава партизанской бригады «Железняк» под руководством Ивана Титкова. Переговоры Гиль поручил вести своему заместителю Павлу Богданову — бывшему генерал-майору РККА. Началась запутанная психологическая игра, и результат оказался неожиданным. Сначала переговоры зашли в тупик, но партизаны изготовили документ, который компрометировал Гиля в глазах немцев и одновременно стали договариваться лично с ним, в конце концов склонив его к переходу на свою сторону.

Ещё до истории с Гилем, коллаборационисты несколько раз переходили на сторону партизан и Красной Армии, но максимум — на уровне рот. Целые бригады от немцев до «Дружины» ещё не сбегали.

«Это была серьезная операция советских спецслужб, игра, в которой они применили весь свой опыт. Она проводилась под контролем начальника Центрального Штаба Партизанского Движения (ЦШПД) Пантелеймона Пономаренко и его заместителя полковника госбезопасности Сергея Бельченко. При этом ЦШПД вёл активную переписку с руководством других специальных служб, о содержании которой мы до сих пор толком не знаем, так как она по большей части всё ещё засекречена. Непосредственно на месте за работу по «Дружине» отвечал начальник особого отдела «Железняка» Алексей Скляренко.

То, что произошло в августе 1943 года, стало для нацистов полной неожиданностью. Если бы переговоры шли слишком долго, об этом неминуемо узнала бы агентура, внедрённая в бригаду, и у Гиля ничего бы не получилось. Однако командир «Дружины» принял решение очень быстро.

16 августа личный состав бригады был поднят по тревоге и перебил всех немецких офицеров, а также большую часть командиров, потенциально лояльных к гитлеровскому командованию. В тот же день «Дружина» официально перешла на сторону партизан и напала на немецкий гарнизон на узловой станции Крулевщина, уничтожив около 600 гитлеровцев, захватив трофеи и взорвав склады с горючим и боеприпасами.

После перехода на сторону советских партизан на базе «Дружины» была сформирована 1-ая Антифашистская партизанская бригада. По разным подсчётам, от немцев ушло от полутора до двух тысяч человек. Около 500 бойцов «Дружины» остались с гитлеровцами. Тех, кто ушёл к партизанам, тщательно проверили на возможную причастность к агентуре немецкой разведки. Часть из них арестовали.

1-ая Антифашистская партизанская бригада

За операцию на станции Крулевщина, которую Гиль предложил и при проведении которой он отличился, его наградили орденом Красной Звезды. Это было во многом пропагандистским шагом, направленным на то, чтобы и в дальнейшем склонять коллаборационистские формирования на сторону партизан и Красной Армии.

Также Гилю было присвоено очередное воинское звание «полковник», после чего 1-ая Антифашистская бригада начала активно действовать в Борисовско-Бегомльском партизанском крае, а затем — в Полоцко-Лепельской зоне. Она громила гитлеровские гарнизоны в Студенке, Зембине, Королев Стане, вела ожесточенные бои и несколько недель удерживала один из важных участков дороги Докшицы–Лепель.

Бригаду, доказавшую свою боеспособность, посылали в самое пекло, на самые сложные участки. Бывшие бойцы «Дружины» сражались отважно, пытаясь искупить свою вину. В этот период, наряду с другими сражавшимися рядом с ними партизанскими отрядами и бригадами, они нанесли весьма серьёзный ущерб гитлеровским карателям.

В апреле 1944 года нацисты развернули против партизан Лепельской зоны широкомасштабную карательную операцию «Весенний праздник». К началу мая 16 партизанских бригад были окружены силами Вермахта, СС и полиции на участке площадью около 4 квадратных километров у деревни Плино. 4 мая 1-ая Антифашистская партизанская бригада пошла на прорыв. Практически весь её личный состав погиб в бою. Смертельно ранен был и сам Владимир Гиль. 14 мая он умер от ран и был похоронен в братской могиле недалеко от хутора Накол. В 1991 году его и ещё семерых партизан перезахоронили в центре партизанского кладбища города Ушачи Витебской области.

«Смерть на самом деле спасла Гиля от практически неизбежного суда. Другие партизанские командиры говорили о том, что так, может, для него было и лучше. Из-за факта измены и военных преступлений, в которых он участвовал, его, даже с учётом всех смягчающих обстоятельств, определённо ждали бы долгие годы лишения свободы после войны.

Из 1099 бойцов 1-ой Антифашистской бригады, принявших участие во время отражения карательной экспедиции «Весенний праздник», погибли 1025 человек.

Они дрались, как звери, но гитлеровцы выкосили практически всех.

Тем не менее, семье Гиля советские власти выплатили денежное содержание офицера Красной Армии за 1941-1944 годы. Имя полковника и его бойцов было увековечено на плитах мемориального комплекса «Прорыв». По окончании войны дочь Гиля Галина защитила диссертацию на соискание степени кандидата физико-математических наук и стала доцентом Харьковского авиационного института. Сын стал кандидатом технических наук и заведующим сектором криогенных процессов ИТМО НАН Белоруссии.

Искупил ли Гиль свою вину кровью? Наверное, искупил. Однако тёмные куски из его биографии не выбросить. Если бы он выжил, его бы судили, а так он остался полковником—орденоносцем. Он был типичным авантюристом, весьма амбициозным и властолюбивым.

И тем не менее сегодня был повод его вспомнить.

Комментариев пока нет