Драматургия санкций

Санкции в отношении стратегических противников США, в число которых входит и Россия, стали привычным инструментом американской внешней политики. Но их многосложность и возникающие непреднамеренные последствия применения рестрикций, в том числе и вторичных, для глобализированной и взаимосвязанной мировой экономики приводят к тому, что большая часть мер неэффективна и носит скорее декларативный или персональный характер. И несмотря на то что в арсенале США осталось не так много инструментов для экономического и политического сдерживания России без риска серьезной эскалации, администрация Джо Байдена и конгресс продолжат эту практику в ближайшие годы.

Американские санкции стали инструментом конкурентной борьбы и применяются как к противникам, так и к союзникам. Расширение российско-европейского сотрудничества и торговли, а также влияние России на свое ближнее зарубежье рассматриваются Соединенными Штатами в качестве «враждебных мер России в Европе», которым следует противодействовать экономическими и военно-политическими средствами (например, «Russia's Hostile Measures in Europe. Understanding the Threat»). Поэтому новым санкциям быть.

Но поскольку союзники США, прежде всего страны Европы, заинтересованы в скорейшем выходе из рецессии, и их прагматизм и экономические цели требуют отмены или ослабления рестрикций и расширения сотрудничества с Россией, новые санкционные инициативы США не получат существенную многостороннюю поддержку в ключевых странах ЕС. Национальные расчеты наиболее развитых государств Евросоюза и их заинтересованность в ресурсах и рынках к востоку от Рейна и Дуная всегда будут перевешивать политический пыл проамериканской европейской периферии.

Поэтому в Евросоюзе вокруг новых санкционных инициатив будет выстраиваться определенная драматургия с театральной эстетикой парламентских обсуждений, подбором сюжетов, актеров, причин и следствий, а также принципов «единства действий» и «единства времени и места», так, чтобы рестрикционный спектакль нравился «заказчику и спонсору», но ничего существенно не менял за стенами этого «театра». Основные сюжеты и места действий — это строительство газопровода «Северный поток – 2», Украина, Прибалтика, а также Черноморский регион, который США рассматривают как центральную зону соперничества между Россией и Западом за будущее Европы.

В этой драматургии есть «главный герой» и есть его «антиподы», к которым будут применены персональные меры, тем более что как раз в декабре 2020 года ЕС утвердил новый санкционный режим. Список лиц, подпадающих под персональные рестрикции ЕС, может быть согласован со списком США, сформированным в рамках закона 2017 года «О противодействии противникам Америки посредством санкций», и дополняться силовиками, представителями исполнительной и законодательной власти, крупного бизнеса, связанного с государством, а также общественными деятелями.

Консенсус в отношении экономических санкций против России между государствами ЕС маловероятен, учитывая тот факт, что блокирование торговли и дорогие энергоносители (а СПГ сейчас намного дороже трубопроводного газа) негативно скажутся на темпах восстановления экономики ЕС после пандемии и на экономическом росте в целом. Момент новых мер в отношении «Северного потока – 2» и остановки строительства газопровода выбран крайне неудачно. Зима сезона 2020/2021 оказалась холоднее предыдущей, цены на сжиженный газ бьют многолетние рекорды, и уже всем очевидно, что спотовый рынок СПГ проигрывает долгосрочным трубопроводным контрактам с системами гигантских газохранилищ.

Блокирование «Северного потока – 2» — это проблема Германии и Центральной Европы, и в первую очередь немецким политикам придется ее решать, возможно, путем уступок США в других вопросах, скорее политических, чем экономических. И если ФРГ не обеспечит себе надежные поставки трубопроводного газа в 2021 году, то после того, как в 2022-м все АЭС будут закрыты, проблема с энергообеспечением еще больше обострится, а стоимость энергии для экономики и граждан Германии и Центрально-Восточной Европы заметно вырастет. Любопытно посмотреть, как США своими цифровыми технологиями будут обогревать немцев.

Сейчас перед Европой и международным сообществом в целом стоит дихотомия выбора — новое сотрудничество ради общего блага или всеобщий хаос. Те, кто разрушает систему взаимоотношений, торговые связи и созданную десятилетиями традиционную инфраструктуру энергорынка, должны быть готовы нести долгосрочные потери. И тогда санкционная драма превратится в трагедию.

Влияние США в мире снижается, а Китая — растет. Конфликты и ставка на инструменты принуждения негативно скажутся на конкурентоспособности стран ЕС в наступившем десятилетии. И напротив, успешность экономических союзов и макрорегионов Евразии будет определяться тем, в партнерстве с кем окажется Россия.

Что касается ответа РФ на новые санкционные инициативы, то лучшей стратегией будет не участие в этом «спектакле», а подготовка к новой роли консолидирующего центра евразийского пространства и укрепление собственной экономики, военного и научно-технического потенциала.

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Источник: https://iz.ru/1123896/aleksandr-losev/dramaturgiia-sanktcii

 

Alexander Losev «Sanctions dramaturgy»

Annotation. The complexity of sanctions as an instrument of American foreign policy and the resulting unintended consequences lead to the fact that most of the efforts are ineffective and rather declarative or personal. Sanctions have become a competitive weapon which is applied to both opponents and allies. New US sanctions will not receive significant support in number one EU countries. Reaching a consensus on economic sanctions against Russia between EU member states is unlikely, since blocking trade and expensive energy resources will negatively affect the economic growth and the pace of recovery of the EU economy after the pandemic.

Europe and the international community in the aggregate are faced with a dichotomy of choice - new cooperation for the common good or general chaos. The best strategy of the Russian Federation in these conditions is preparation for a new role as a consolidating center of the Eurasian space and strengthening its own economy, military, scientific and technical potential.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений