Актуальное интервью

Директор Института социально-политических наук УрФУ: "Нет ничего более прикладного, чем хорошая фундаментальная наука"

29 октября 2016

Университет должен двигаться к тому, чтобы давать гуманитарное образование в качестве дополнительного и инженерам, и естественникам. Только так мы сможем подготовить выпускника к жизни в усложняющемся мире, считает директор Института социально-политических наук УрФУ Максим Хомяков.

В апреле Институт социальных и политических наук (ИСПН) УрФУ совместно с Российским советом по международным делам приступил к реализации уникального исследовательского проекта, посвященного деятельности Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и проблемам безопасности в Центрально-азиатском регионе. Важность проекта для внешнеполитической повестки России трудно переоценить: ожидается, что в следующем году с выводом американских войск из Афганистана именно проблемы обеспечения безопасности в регионе станут для нашей страны первоочередными. Проект предполагает проведение в рамках конференции "Новая Россия в мировом политическом процессе" специальной секции, посвященной интересам России в Центральной Азии; цикла лекций в ИСПН выдающихся ученых, дипломатов, политиков и общественных деятелей; летней школы молодых ученых. В проекте примут участие известные российские и зарубежные ученые-обществоведы. Результатом должна стать объективная картина происходящего в этом важнейшем для РФ регионе. 

Что позволяет институту претендовать на роль научно-исследовательского центра политологии Центрально-азиатского региона и в чем его конкурентные преимущества как образовательного центра, рассказывает директор ИСПН УрФУ Максим Хомяков.   

Социально-политический и учебно-научный 

— Максим Борисович, в чем вы видите синергетический эффект объединения факультетов УрГУ в Институт социальных и политических наук УрФУ? 

— Результат синергии и основное конкурентное преимущество института — уникальное в масштабах России фундаментальное образование, которое он дает. Наш философский факультет, например, — третий в стране по известности и времени создания. Департамент социологии и политологии знаменит исследованиями проблем российского общества. Психологи занимаются исследованиями человека, без которых современное общество немыслимо. Выпускники департамента международных отношений обеспечивают кадрами третий по числу дипломатических представительств город в России, каким сегодня является Екатеринбург. 

Другое важное преимущество — мощная международная составляющая нашей деятельности. У нас работает кафедра лингвистики и профессиональной коммуникации на иностранных языках: она не только выпускает бакалавров и магистров лингвистики, но и обеспечивает образованием другие департаменты Института. В результате наши студенты способны слушать курсы на иностранных языках, а их уже сейчас в ИСПН немало. У нас работает 31 иностранный преподаватель — это больше, чем во всех других институтах УрФУ вместе взятых. Не могу не отметить и деятельность уникального подразделения — Института Конфуция: при поддержке правительства КНР он содействует распространению в регионе языка и культуры этой страны. На протяжении 12 лет Уральский межрегиональный институт общественных наук, также вошедший в состав ИСПН, при поддержке программы поддержки высшего образования Института "Открытое общество" (ХЕСП) в Будапеште проводит международные летние и зимние школы молодых ученых для стран Центральной и Восточной Европы, России, Центральной Азии и Монголии. Преподаватели этих школ — ведущие профессора и ученые со всего мира, а слушатели съезжаются к нам с гигантского пространства от Сербии и Румынии на западе до Монголии на востоке. Столько школ ХЕСП не проводил еще ни один университет в мире. Мы считаем, что это важный показатель международного признания ИСПН.

Международная деятельность института позволяет нашим студентам без проблем участвовать в многочисленных обменных программах и получать навыки межкультурного общения, без которых сегодня нечего и думать о том, чтобы эффективно конкурировать в глобальном пространстве — и на рынке труда, и в любой другой области. Все это делает ИСПН важнейшим ресурсным центром по социальным и политическим наукам в России, составляющим вместе с Институтом гуманитарных наук и искусства (ИГНИ) УрФУ «Гуманитарную Мекку Урала». 

— Какие новации появились с созданием института?

— Институт, конечно, в самом начале пути. Но уже есть и результаты: создан собственный образовательный стандарт по россиеведению, а со следующего учебного года запускается совместная с ИГНИ магистерская программа на английском языке Russian Studies, предназначенная главным образом для иностранных студентов. Сформировано несколько творческих коллективов, работающих над уникальными продуктами в виде магистерских программ — в области урбанистики и математической логики (во взаимодействии с математиками УрФУ). Группа наших преподавателей, получивших в свое время магистерские и докторские степени в зарубежных университетах, выиграла грант Academic Fellowship Programme и работает над созданием магистерской программы по политической философии, привлекая к этой работе ведущих иностранных специалистов. Получен грант на создание «хаба» по социальным функциям для университетов России: мы планируем стать точкой распространения лучших практик в сфере социальной деятельности российских университетов, в частности проводить курсы повышения квалификации по этой проблематике для их сотрудников. 

— В чем приоритеты научного развития в ИСПН? 

— Это междисциплинарные принципиально прорывные направления. Их всего пять: это «Академия и Общество: социальная роль современного университета», «Стратегические коммуникации в информационном обществе», «Становление и развитие новых международных организаций в современном мире», «Мультикультурные общества в эпоху глобализации» и «Модернизация и модерности». 

— Насколько включены в научно-исследовательскую работу студенты?

— В полном соответствии с основным принципом Гумбольдтовского университета, который состоит в единстве образования и науки. Курсовые работы, дипломы бакалавров или магистерские диссертации часто представляют собой самостоятельные научные исследования, а многие выпускники магистратуры имеют по нескольку солидных публикаций. В основном эта работа сосредоточена на соответствующих кафедрах, которые зачастую являются и местом организации работы состоявшихся научных школ. На уровне института, по понятным причинам, связанным с дисциплинарными различиями бывших факультетов, такую работу наладить сложнее. В этом году мы начали с организации проекта Публичных чтений ИСПН: в его рамках лекции для всех желающих проводят как наши профессора, так и приглашенные российские и зарубежные преподаватели. Так мы надеемся выработать общий научный язык, общую исследовательскую атмосферу Института, которая позволит нам в дальнейшем организовывать междисциплинарные студенческие исследовательские проекты и на этом уровне. На очереди — организация институтских зимних и летних школ для слушателей магистратуры. Кроме того, в настоящее время ведется активная работа по подаче заявок на проведение самых различных научных исследований, и в состав большинства сформированных коллективов — научно-образовательных центров, проектных групп, научных лабораторий и т.д. — входят аспиранты и студенты старших курсов.    

— Вернемся, однако, к Гумбольдту: а как построен, собственно, учебный процесс?

— Мы стремимся по возможности разнообразить его, сделать увлекательным, показать нашим студентам разные образы и стили преподавания. Именно поэтому в учебном процессе департаментов ИСПН участвуют как собственные, зачастую весьма известные профессора и преподаватели, так и приглашенные российские и зарубежные гуру… Институт — постоянное место проведения различных встреч, молодежных конференций, международных школ молодых ученых, словом, всего того, что позволяет показать студентам "передний край" современной социальной и политической науки. 

— При столь инновационных задачах и методы преподавания должны быть инновационные…

— У нас речь идет о внедрении не отдельных методов, а целого комплекса мероприятий в области инновационного преподавания — так называемого Scholarship in Teaching and Learning. Его суть в пристальном внимании преподавателя к тому, что происходит в классе во время занятия, каким именно образом студенты усваивают материал и получают необходимые компетенции. А конкретных методов здесь может быть много: это и проблемное обучение (Problem-based learning), и проектный подход, и кейсы. Все зависит от департамента и конкретной изучаемой дисциплины. 

Мы только приступили к этой деятельности: заключили договор с одним из ведущих европейских центров инновационного преподавания — Curriculum Resource Centre при Центрально-Европейском университете в Будапеште. В прошлом году группа молодых преподавателей прослушала там курс повышения квалификации. В этом году мы планируем направить в Будапешт еще одну группу.

Философ в штате

— Максим Борисович, а спрос на гуманитарное образование в условиях индустриальной модели экономики не падает? 

— Нет. Действительно, мы повсеместно наблюдаем переход высшего образования на технократическую модель. Задачу университетов при этом сводят к тому, чтобы «огранить» выпускника под требования потенциального работодателя. При таком подходе места для гуманитарного образования остается немного, поскольку сложно определить конкретного работодателя. В итоге бюджетное финансирование гуманитарных наук постоянно сокращается. 

В то же время, с рождением того, что называют «экономикой знаний», с переходом к постиндустриальной стадии развития общества, особое значение приобретают не столько конкретные навыки обращения с тем или иным оборудованием, сколько умение анализировать большие потоки сложной информации, выделять в них главное. Как однажды было замечено, нет ничего более прикладного, чем хорошая фундаментальная наука.

— Что-то мне не встречалось объявление: «приму на работу философа»…

— Пожалуйста, поясню на примере философии. Эта наиболее фундаментальная из всех гуманитарных наук дисциплина оказывается необыкновенно практической уже только тем, что учит дисциплинированно мыслить и связно излагать. Поэтому когда философ работает менеджером, руководителем, преподавателем или сотрудником банка, мы не считаем, что он работает "не по специальности" — там он делает именно то, чему его столь упорно учили. А есть  более узкая "практичность" — социолога, изучающего общественное мнение; психолога, ведущего практику; международника, понимающего современные политические процессы; лингвиста, свободно говорящего на нескольких языках. В ИСПН можно получить и общее фундаментальное гуманитарное образование, и прикладные навыки анализа социальных и политических явлений, столь востребованные в современном мире. 

— Где востребованы ваши выпускники?

— Философы — везде, где требуются коммуникативные навыки, умение убеждать, стратегическое мышление,  потому их довольно много среди руководителей разного уровня, от директора "Гринвича" до топ-менеджера "Альфа-банка". Немало выпускников философского работают преподавателями высших учебных заведений, некоторые стали телеведущими, писателями и пр. 

Специалисты-психологи востребованы как в крупных компаниях (которые обязательно имеют психологические службы), так и в учреждениях образования, различных подразделениях МЧС, ФСБ и пр. Международники ориентированы на работу в международных отделах корпораций, в МИД, в консульствах и посольствах: выпускники этого департамента работают практически во всех дипломатических представительствах в Екатеринбурге. Наконец, выпускники департамента социологии и политологии чаще всего находят себе работу в соответствующих отделах различных компаний, в социологических фирмах, которых сегодня немало в Екатеринбурге и Свердловской области, занимаются политическим имидж-мейкингом, работают журналистами и политическими обозревателями и т.д. Широкое социально-политическое образование востребовано везде, где требуется работа с людьми — именно этому обучают на всех направлениях подготовки ИСПН.       

Я вообще считаю, что университет должен двигаться к тому, чтобы давать гуманитарное образование в качестве дополнительного и инженерам, и естественникам. Только так мы сможем подготовить нашего выпускника к жизни в усложняющемся мире.

—  Приведите примеры успешного трудоустройства в усложняющемся мире. И как ваши известные выпускники сегодня взаимодействуют с институтом?

— Несколько имен навскидку: первый госсекретарь России Геннадий Бурбулис, первый заместитель руководителя администрации Свердловской области Анатолий Гайда, экс-председатель и депутат Свердловской областной думы Николай Воронин, известный детский писатель Сергей Георгиев… Взаимодействие выпускников с институтом пока идет на уровне отдельных департаментов и кафедр: мы не успели построить общеинститутскую систему. Здесь нужно еще очень серьезно работать. Планируем, например, создание Ассоциации выпускников, необходимо сформировать Попечительский совет Института, нужно привлекать выпускников ко всем стратегически значимым мероприятиям. Пользу это принесет огромную. С одной стороны, выпускники должны стать проводниками идей, своеобразными послами ИСПН в своих компаниях, городах и странах… С другой, представляя различные организации, именно они могут помочь Институту выстроить систему взаимодействий с рынком труда, обеспечить связь с работодателями, оказать содействие в учебном процессе. 

Учись, студент

— А в приемной кампании?

— Ну, приемная кампания у нас не прекращается ни на день. Не очень дальновидная политика сокращения бюджетного набора на гуманитарные направления подготовки привела к тому, что наши студенты в подавляющем большинстве — коммерческие. Поэтому набор — это основной стратегический проект ИСПН, от которого зависит само существование многих направлений подготовки. 

— Кстати, сколько стоит обучение?

— Стоимость различается в зависимости от направления подготовки, формы и уровня обучения. В среднем, это 42-49 тыс. рублей в семестр, несколько ниже, от 36 тысяч, в магистратуре, еще ниже (от 27 тыс.) — для заочной формы обучения. Это вполне адекватно для образования такого уровня. Однако мы заинтересованы не просто в студентах, которые будут платить деньги за обучение — мы заинтересованы в качественном абитуриенте.

— А как вы привлекаете качественного абитуриента?

—  Всеми средствами стараемся распространить информацию о себе, проводим дни открытых дверей, работаем со школами. Философы, например, с их Школой успешного абитуриента обладают навыками: ежегодно организуют лагерь потенциальных абитуриентов УрФУ, где профессора и доценты университета читают им лекции, проводят тренинги и мастер-классы, а администрации различных институтов УрФУ представляют свои образовательные программы. Социологи обеспечивают институт исследованиями в различных целевых группах. Международники помогают знаниями и связями в международной сфере, в частности в том, что касается организации международного сотрудничества университетов, набора иностранных студентов, чтения лекций на иностранных языках. Психологи работают над созданием школы тьюторов для обеспечения лучшей адаптации студентов и т.д. Отдельный проект — набор в магистратуру: в показателях эффективности программы развития УрФУ присутствует число слушателей магистратуры и аспирантуры из других вузов и даже регионов (к 2016 году в УрФУ в целом доля слушателей магистратуры и аспирантуры, окончивших бакалавриат в других вузах должна составлять 30 %).  

—  А можно к вам перевестись из других вузов на бюджетные места?

—Теоретически да. Но чтобы были свободные места — на практике почти невероятно. Лучший способ — перевестись на коммерческое место, а затем претендовать на бюджетное: иногда они все-таки освобождаются. Конечно, при условии отличной учебы.

—  Это достойный способ мотивации. А какие еще практикуете? 

— Мне кажется, наши студенты достаточно мотивированы самой мыслью о принадлежности ИСПН — уникальному научно-образовательному центру России, возможностью получения действительно классного университетского образования и т.д. Это не отменяет, конечно, обычных форм поощрения талантливых студентов. Отличникам выплачиваем повышенные стипендии, есть доступ именным стипендиям — ученых советов ИСПН и УрФУ, фонда Ельцина, фонда Потанина, Оксфордского фонда, губернатора Свердловской области, президента РФ и пр. Бывает, что талантливый студент получает несколько стипендий, так что его месячный доход сравним со средней зарплатой в Екатеринбурге.

Студенты ИСПН имеют доступ к многочисленным программам стажировок в зарубежных университетах и научных центрах, например, по Европейской программы Erasmus Mundus. Ежегодно около 40 студентов тем или иным способом проходят такие стажировки за рубежом. Есть программы различных практик, в Санкт-Петербурге, например; совместные молодежные школы с ведущими научными центрами (в этом году такие школы мы организовывали в Петербурге совместно с Европейским Университетом, и в Стамбуле в сотрудничестве с Университетом Южной Дании) и т.д. 

— Программы двойных дипломов вводить будете?

— Это дело тонкое, требующее очень внимательного изучения партнера, взаимного интереса друг к другу. Не секрет, что сегодня в России программы двух дипломов с европейскими университетами чаще всего работают "в одну сторону": два диплома получает только российский студент… Для нас это не совсем приемлемо. В настоящий момент мы ведем переговоры с рядом очень хороших университетов (китайских, корейских, стран Юго-Восточной Азии) об организации программ двух дипломов принципиально иного уровня — когда одинаковое количество студентов из обеих стран-партнеров получает два университетских диплома. Но, повторюсь, это довольно длительный процесс, требующий массы согласований на международном уровне. 

Следует здесь отметить, что в ИСПН набирает обороты программа сетевого университета ШОС по регионоведению. В этом году мы ожидаем около десятка студентов из стран-партнеров (Китая, Таджикистана, Киргизии, Казахстана) и рассчитываем в следующем учебном году отправить в Китай по этой программе несколько наших студентов. Сетевой университет ШОС, однако, не совсем программа двух дипломов, поскольку подразумевает обучение в иностранном университете в течение одного семестра, и получение наряду с дипломом своей Alma Mater и специально утвержденного странами-участниками сертификата Университета ШОС. 

— Но студенческая жизнь не сводится только к науке и учебе…

— Иногда я сам недоумеваю: откуда берутся силы и время, ведь учебный процесс у нас очень напряженный… Студенты ИСПН — одни из самых активных во всем Федеральном университете. Загляните на студенческие странички "В контакте" — сами убедитесь. 

Подготовила Юлия Литвиненко

Источник

 

Комментариев пока нет