Диалектика глобализации и национализма в российском интернете

Интернет появился в России в 1980-х – начале 1990-х годов, причем, пришел он к нам с Запада (в СССР были попытки создания отечественной компьютерной сети, например, проект Анатолия Китова, но все они разбились о стену противодействия бюрократов).   Первыми посетителями Рунета были интеллигенты либеральных и западных взглядов российских мегаполисов. Как правило, они на хорошем или среднем уровне знали английский, разделяли весь джентельменский набор «западного либерализма», были носителями космополитического мировоззрения. Это выглядело вполне естественно. Интернет превратил мир в «глобальную деревню», люди из разных стран и с разных континентов с легкостью общались друг с другом в чатах и на форумах, обменивались электронными письмами или комментариями под статьями в электронных изданиях.

В ту эпоху казалось, что появление Интернета – еще один шаг к глобальному всесмешению, исчезновению национальных границ и национальных государств, появлению единого, постнационального человечества, чьей культурой станут западные англосаксонские ценности.

Однако практика в очередной раз показала, что жизнь развивается не в согласии с прямолинейными схемами, а по законам диалектики – через противоречия. Чем больше распространялся Интернет и чем больше российские граждане и особенно молодежь переставали жить исключительно событиями внутри своих национальных сообществ, а открывали для себя мир американского кино, индустрии развлечений, быт простых людей Запада – через фильмы, новости, блоги, просто через общение посредством электронных коммуникаций, тем острее была обратная реакция. В среде пользователей Рунета распространяются идеи русского национализма, изоляционизма, антизападничества, иногда принимающие причудливо-радикальные формы, вроде увлечения неонацизмом и возрождения славянского язычества.  Причем язычество бросились возрождать не жители далеких деревень, где, возможно, и сохранились еще остатки настоящих языческих традиций, жители крупных городов, программисты, интеллектуалы, выросшие в семьях советских атеистов. Иными словами, перед нами было чистейшее «изобретение Традиции».

Поскольку с приходом в Россию Интернета процессы глобализации России усилились, вполне ожидаема была отрицательная реакция на это. Но логика подсказывала, что сопротивляться глобализации будут те, кто этой глобализацией не охвачен и противостоит ей извне, сохраняя верность национальным ценностями и парадигме изоляционизма. Однако получилось наоборот, идеи национализма той или иной степени радикальности распространяются среди пользователей Интернета, причем наиболее продвинутых в отношение технологий, знания языков западной жизни. То есть националистами становятся те, кто наиболее интернационализировался. Их национализм находит очень плохо соответствующие национальным традициям формы выражения как идейные, так и языковые (эту диалектику национализма и интернационализма заметил еще русский консерватор XIX века К.Н. Леонтьев, но теперь она перешла на совершенно иной уровень).  

В 2011 году в России возникает феномен русского национализма новой генерации – так называемой национал-демократии. В отличие от старых националистов-имперцев, они отвергают советскую цивилизацию, которая на наш взгляд, во многом была напитана именно русскими ценностями – коллективизма, служения, идеализма, справедливости, воспитанными в народе русской крестьянской общиной и русским служилым государством, и переходят на платформу буржуазного либерализма англосаксонского типа, который чужд русскому нравственному и религиозному сознанию, связан с протестантским мировоззрением.  Иначе говоря, новые русские националисты в смысле духовном и экзистенциальном, думаю, гораздо менее русские (и гораздо менее православные, так Крылов вообще позиционирует себя как зороастрийца!) чем их предшественники. Несмотря на свой декларируемый национализм, они ещё дальше ушли от национальных традиций и еще ближе подошли к ценностям иной, во многом чуждой нам, западной цивилизации. 

Любопытно при этом, что новый русский национализм – это Интернет-национализм, в отличие от старого «имперского национализма», который был национализмом толстых, бумажных журналов.  Я имею в виду, что лидеры и идеологи национал-демократов преимущественно активны именно в Интернете, там у них множество сайтов, ЖЖ, форумов. Впрочем, дело даже не в этом, в конце концов Егор Холмогоров, как только у него появилась возможность, стал много выступать в бумажных газетах и на ТВ «Царьград». Дело в том, что весь стиль их выступлений пронизан Интернетом, его лексикой, его духом – рубленностью, фрагментарностью, броскостью, сверхэмоциональностью и логической дискретностью текстов.  Про употребление англицизмов и говорить нечего…

Получается парадоксальный факт: их национализм вроде бы должен был являться противодействием глобализации, ведь на словах они против разрушения национальных культур и государств, слияния их в космополитическом «общечеловечестве». На деле же это другая, альтернативная форма глобализации и растворения русской культуры в вестернизированном мире. Собственно, они это даже почти не скрывают, взяв себе имя национал-демократов. Получается, есть интернационал-демократы, которые открыто и прямо выступают за растворение русской культуры в западной, а есть их трикстеры – другие демократы, в итоге стремящиеся к тому же, но скрыто и более сложным путем.  

В связи с этим невозможно не вспомнить теорию современного немецкого философа Германа Люббе: он в ней доказывает, что в нашем мире даже антимодернистские и антизападные феномены суть не более чем компенсаторные явления, которые лишь помогают распространению модернизации и западных ценностей.  

Конечно, это касается не только русского национализма. В последнее время подобный интернет-неонационализм возник и в среде национальных движений нерусских народов России (в том числе и башкир). Примечательно, что его носители – люди в гораздо большей степени обрусевшие и вестернизированные, чем деятели старых национализмов периода 1990-х. Эти новые национализмы – тоже лишь хитрые диалектически орудия по «денационализации» этносов, от лица которых они пытаются говорить.  

 

Рустем Вахитов российский ученый, историк философии и обществовед, политический публицист, писатель. Кандидат философских наук. Член союза писателей Республики Башкортостана. Член союза писателей России.