Статьи

Диагностика уровня криминализации сознания учащейся молодежи

30 июня 2018

Общероссийским трендом последних десятилетий является перманентная криминализация массового сознания членов российского общества, включая молодежь, для которой криминальный мир с его нормами и ценностями является референтной группой.

Процесс криминализации сознания молодежи тесно связан с социально-экономическими процессами и проблемами, а также структурой и качественной наполненностью информационного пространства, имеет свои фазы и циклы, и, следовательно, в силу их динамичности может быть поставлен на мониторинговую основу исследования. Обострение социально-экономической обстановки в России, отмечающееся последние несколько лет, спровоцировало рост криминальных установок и настроений в обществе, проявляющих себя в росте совершенных преступлений, попадающих под действие ряда статей Уголовного Кодекса РФ, что актуализировало проблему формирования индикаторов, позволяющих осуществлять мониторинг этих процессов на постоянной основе.

Изучение вопросов криминализации сознания учащейся молодежи представляет большой интерес и в силу взаимосвязи этих процессов с ростом экстремистских настроений в этой среде. Одним из непременных условий включения в экстремистскую деятельность является готовность и желание переступить закон, поскольку экстремизм противозаконен по своей сути.

Для диагностики уровня криминализированности сознания учащейся молодежи нами был сформирован перечень индикаторов, включающий в себя:

 Отношение к «стукачеству» - предоставление компрометирующих или обвинительных сведений о ком-либо руководству, учителям, преподавателям или сотрудникам правоохранительных органов;

 Решение проблем в опоре на криминальные «понятиям»;

 Использование в повседневной речи «блатной фени»;

 Решение проблем с помощью физической силы;

 Ориентация на нормы криминального мира во взаимоотношениях с людьми;

 Использование в конфликтах бейсбольных бит или палок в условиях, угрожающих жизни или здоровью;

 Ношение ножа или пистолета;

 В случае конфликтной ситуации решение проблем самостоятельно, в том числе с использованием оружия или друзей.

Респондентам необходимо было оценить своих одноклассников или однокурсников через призму наличия или отсутствия у них подобных признаков или проявлений по 4-балльной шкале, где 1 – полное отсутствие признака, а 4 – полное наличие.

Кроме этого в анкете был сформулирован дополнительный вопрос, нацеленный на определение количества потенциальных «колумбайнеров» – «Что Вы будете делать, случайно обнаружив на улице или в помещении бесхозное огнестрельное оружие?», с вариантами ответов, включающими в себя передачу его в полицию или информирование о находке родителей, а также утаивание его и использование в собственных целях. Кроме выбора сформулированных нами вариантов ответов, респондентам предоставлялась возможность ответить на этот вопрос самостоятельно, написав свой вариант ответа.

Для оценки корректности сформулированных вопросов и их верификации нами было проведено пилотное исследование на территории одного из муниципальных образований (МО) Кемеровской области. Результаты обработки и рейтингования индикаторов в целом по данному МО отражены на гистограмме 1. 

На первом месте стоит заимствованное из криминальной среды негативное отношение к «стукачеству» (см. гистограмму 1). Наличие в среде опрошенных лиц, симпатизирующих криминальному миру и, вполне вероятно, являющихся носителями субкультуры АУЕ прослеживается по индикаторам «Решение проблем по понятиям» (40%), «Использование в речи блатной фени» (31%) и «Ориентация на понятия» (15%) (см. гистограмму 1). Процент готовых «решать проблемы по понятиям» довольно высок, что является тревожным сигналом и основанием для проведения продуманных комплексных информационно-профилактических мероприятий, с привлечением сотрудников ПДН и знакомством с внутренней жизнью детских колоний через призму воспоминании и впечатлений очевидцев (например, цитирование фрагментов книги Леонида Габышева «Одлян или воздух свободы»).

Около трети опрошенных готовы решать возникшие проблемы силой, четверть готова решать проблемы самостоятельно, в том числе с использованием оружия и друзей, 21% не исключает использования в конфликтах бит и палок, а 16% носят с собой холодное и, возможно, аналог огнестрельного оружия (см. гистограмму 1). Переводя проценты в конкретное количество людей, можно отметить, что 195 подростков (каждый четвертый) из выборочной совокупности готовы решать возникшие проблемы с помощью физической силы, 142 человека (каждый пятый) готовы использовать в конфликте биты и палки, 110 человек (каждый шестой) носят с собой оружие, а 172 человека (каждый четвертый) готовы решать возникшие проблемы самостоятельно.

Обработка результатов в гендерном аспекте дала вполне ожидаемые результаты (см. гистограмму 2). В мужской группе 6 из 8 основных индикаторов превышают показатели женской (см. гистограмму 2). 

В женской группе чуть выше негативное отношение к «стукачеству» и решение проблем по понятиям (см. гистограмму 2). В мужской группе индикаторы «Решение проблем силой», «Использование в конфликтах бит и палок», «Ношение ножа или пистолета» в два раза превышает значение женской группы (см. гистограмму 2), что вполне соответствует реальности, поскольку мужская среда всегда более агрессивная. Перевод этих результатов из процентов «в люди» дает следующие цифры: 136 юношей из 375 человек в мужской группе (каждый третий) готовы решать возникшие проблемы с помощью физической силы, 99 юношей из 375 (каждый четвертый) готовы использовать в конфликтах биты и палки, 73 юноши из 375 (каждый пятый) носят с собой оружие. Исходя из полученных результатов просматривается следующая информационно-профилактическая стратегия работы в области снижения уровня криминальных проявлений в среде учащейся молодежи МО Кемеровской области: упор в первую очередь необходимо делать на работу с мужской группой, имеющей более серьезный криминальный потенциал и готовность преступать закон.

Обработка данных по дополнительному вопросу «Что Вы будете делать, случайно обнаружив на улице или в помещении бесхозное огнестрельное оружие?» дала следующие результаты, отраженные на гистограмме 3. Все варианты ответов, кроме: «Сразу сдам его в полицию», «Сообщу о находке родителям», «Подержу немного у себя, чтобы похвастаться перед друзьями или одноклассниками, а потом сдам в полицию», «Постреляю по мишеням или пустым бутылкам», «Схожу на охоту» были написаны респондентами самостоятельно.

Результаты приведены в реальных цифрах и из визуального анализа данных гистограммы следует, что 76 человек (каждый девятый) найденное оружие каким-то образом начал бы использовать от стрельбы по мишеням до стрельбы в живых людей (см. гистограмму 3). В анализируемой выборочной совокупности имеется как минимум один потенциальный «колумбайнер», написавший о стрельбе «по живым мишеням» (см. гистограмму 3).

Следуя алгоритму, используемому нами в предыдущем разделе, мы рассчитали коэффициенты корреляции для оценки степени системности криминальных представлений в среде учащейся молодежи. Расчеты осуществлялись по выборке в целом, каждому идентифицированному учебному заведению и гендерным группам (см. таблицу 1). Обращает на себя внимание более серьезный перечень взаимосвязанных индикаторов, отражающих системность криминализированности сознания, по сравнению с индикаторами, характеризующими системность экстремистских проявлений – 11 против 5. Это свидетельствует о большей включенности опрошенной молодежи в поле криминальных представлений и в меньшей степени экстремистских. Возможно, и положительное отношение к нацистской символике, отмеченное и описанное нами выше, может быть обусловлено в первую очередь восприятием свастики не как символа нацизма, а как принятого в криминальном мире символа «отрицалова», нежелания следовать установленным правилам и предписаниям.

Анализ полученных данных свидетельствует о фундаментальном значении криминальных «понятий» для части опрошенной молодежи. Из 11 блоков-индикаторов 8 связаны с «понятиями», в соответствии с которыми решение проблем с помощью физической силы, решение проблем самостоятельно, без обращения в правоохранительные органы, использование в конфликтах бит и палок, а также ношение оружия является нормой. Самые рейтинговые блоки-индикаторы, присутствующие почти во всех учебных заведениях и гендерных группах: I – решение проблем по понятиям=решение проблем силой и VI – решение проблем силой=использование в конфликтах бит и палок. Самое большое количество блоков-индикаторов, отражающих сложившуюся систему криминальных взглядов в массовом сознании учащейся молодежи, фиксируется в Учебном заведении СПО (9 из 11), Общеобразовательном УЗ № 1 (7 из 11) и Общеобразовательном УЗ № 2 (6 из 11) (см. таблицу 1).

Таким образом, уровень криминализированности сознания учащейся молодежи исследуемой территории, а также степень охвата нормами криминальной среды превышает показатели по степени и уровню распространенности экстремистских идей. Скорее всего, опрошенные подростки и молодежь заражены идеями криминальной субкультуры АУЕ, что следует из анализа полученных в результате расчетов корреляционных показателей блоков-индикаторов, основанных, преимущественно на криминальных понятиях. Ключевыми индикаторами, связанными с «понятиями» является физическое насилие, основанное на применении бит и палок, как главный способ самостоятельного решение проблем, без обращения в правоохранительные органы.

Часть опрошенной учащейся молодежи МО также является носителями элементов данной субкультуры и, исходя из полученных результатов, необходимо проводить комплексную информационно-просветительскую и профилактическую работу в этой среде, с использованием всех ресурсов и возможностей правоохранительных органов, образовательных учреждений и СМИ.


Комментариев пока нет