Есть мнение

Девочка и бомба

29 октября 2016

...Стоял погожий день московского бабьего лета. Было воскресенье, и многие взрослые уехали за город собирать с садовых участков урожай – выкапывать картофель, снимать кабачки и огурцы, укладывать в ящики налитые яблоки.

Пятеро одноклассников – Маша Бубенцова, Дима Худяков, Эдик Пикин, братья Ярослав и Константин Васильевы увлечённо играли в прятки. Их родители тоже укатили на дачи, которые любя называли фазендами, а детей оставили под присмотром бабушек и дедушек.

Собственно, бомбу первой увидела, точнее, услышала Маша. В общем, если всё рассказывать по порядку, то события развивались так.

Вóда – Костя Васильев, или просто Костик, как его звали товарищи, закрыв глаза и уткнувшись лбом в стену дома, в котором жила их весёлая компания, монотонно бубнил: «Раз, два, три…двадцать пять, скоро буду вас искать...». Его приятели, едва сдерживая смех, разбегались кто куда.

Маша, в надежде получше спрятаться, молнией промчалась сквозь невысокую арку в соседний глухой дворик, примыкавший к родильному дому. Она намеревалась схорониться за мусорными баками, что стояли в ряд возле «чёрного» входа в роддом. Девочка была уверена: Костик ни за что не догадается искать её именно там, зная, какая она большая чистюля.

На пути Маши, чуть впереди её сомнительного убежища, стояли «Жигули». Это была «двойка», старенькая, с облупившейся во многих местах краской. Такой же пикап, как в их семье, только не салатного, а серого цвета. Тень, которая падала от здания роддома на автомобиль, делала его ещё сумрачней, под стать мусорным бакам. Недолго раздумывая, Маша быстро спряталась за «жигулёнком», чуть ли не касаясь щекой его холодной металлической дверцы.

Вот тут-то девочка и услышала: «Тик-тик, тик-тик».

Маша сначала приняла этот звук за стук крови в висках или собственное сердцебиение, однако, сосредоточив внимание на тиканье, поняла, что доносится оно изнутри автомобиля. А точнее, откуда-то из-под сиденья или даже из толщи самой дверцы.

Девочка настороженно вслушивалась в странный звук. Странный от того, что Маша твёрдо знала: в «двойках» часы бывают только электронные и столь громко о себе знать не дают. «Может быть, хозяин позабыл на сиденье автомашины будильник?» – предположила девочка.

Она вдруг ощутила смутную тревогу.

Маша медленно приподнялась с коленей и осторожно заглянула сквозь боковое стекло «жигулёнка» внутрь салона. И что же? Кроме сильно потёртого матерчатого чехла на сиденье и скрученных проводков зелёного и красного цвета, что змейкой вились из-под коробки передач в проём правой дверцы автомашины, ничего иного разглядеть не сумела.

За этим занятием её и застал вóда Костик.

– Ага, попалась! – воинственно воскликнул было мальчик, но тут же замолк. Бубенцова не обратила на него никакого внимания, по-прежнему пристально всматриваясь во что-то внутри салона неприметной по цвету легковушки, приткнувшейся возле мусорных баков. «Так, так, так, – отметил про себя старший Васильев, – чего это она там такое разглядывает, что даже спрятаться позабыла?»

– Ты чего это здесь прилипла? – громко спросил он Машу, энергично пытаясь оттереть её плечом от бокового стекла «жигулёнка», чтобы узнать причину необычной заинтересованности соседки по парте.

– Да тише ты, не толкайся! Слышишь? Тикает!

– Чего тикает? Где?

– Да вот же, здесь. – Маша провела ладошкой по тому месту обшарпанной дверцы, откуда, как ей казалось, доносился звук.

– И чего?

– Ой, да то, что там проводки из-под сиденья к тиканью протянуты.

– И чего? – с ещё большим недоумением переспросил Костик. – Может, это от радио или от магнитолы.

– Слушай, ты прямо как маленький, не знаешь разве, что магнитоле под сиденьем делать нечего! Магнитола – вон, где крепится, – и девочка упёрла указательный пальчик в стекло по направлению к тому месту приборной доски «жигулёнка», откуда папа обычно вынимал магнитолу, перед тем как оставить машину во дворе дома на ночь.

– Вот и не так! – возразил Костик. – Некоторые шофёры, когда из автомобиля выходят, прячут магнитолы от жуликов под сиденье. Поэтому и провода оттуда тянутся.

– Ага, почему же это они тянутся тогда к дверце, а не туда, куда нужно? И потом, никакие магнитолы никогда не тикают!

Дети начали азартно спорить и не заметили даже, как к ним подтянулись товарищи.

– Эй, вы, почему играть перестали? Так нечестно! – возмущенно зашумели Дима, Эдик и Ярослав. – Маша, теперь ты вóдой будешь. Считай до сорока прямо здесь, возле машины, только, чур, не подгля…

– Ребята! – высокий голос девочки враз перекрыл их галдёж. – С этой машиной что-то не так. Костик говорит, будто бы шофёр магнитолу под сиденье положил, а зачем тогда проводки от неё не в ту сторону тянутся?

– Какие проводки, какая магнитола? – оторопело спросили мальчики, не понимая, о чём толкует Бубенцова.

– Да вот же! – Девочка ещё раз вознамерилась объяснить, теперь уже всем обступившим её одноклассникам, по какой причине она обратила внимание на «двойку». Но не произнесла и слова, потому что ей на ум пришла страшная догадка.

– Мальчики… – произнесла Маша шёпотом, округлив глаза и слегка присев от волнения. – Мальчики, а вдруг это – бомба!?

– Бомба?! – в один голос повторили её друзья и непроизвольно переглянулись. В ту же секунду младший Васильев – Ярослав – перебежал на другую, левую, сторону «жигулёнка», прильнул к боковому стеклу автомашины и стал напряжённо всматриваться, куда же это цветные проводки тянутся из-под сиденья?

– Ребята, скорее, идите сюда! На дверце с вашей стороны почему-то обивки нет... А проводки вовнутрь уходят.

Дети незамедлительно бросились к товарищу, и устремили взгляды туда же, куда и Ярослав.

И вот что они увидели.

Обивка правой передней дверцы «жигулёнка» и вправду была частично оголена. На её металлическом каркасе зияли фигурные проёмы, в один из которых прямо из-под сиденья переднего кресла тянулись и исчезали два переплетённых между собой тонких провода – зелёный и красный. И где-то в глубине дверной полости на самом деле тикало нечто.

– Точно, бомба! – взволнованно вскрикнул Дима Худяков, инстинктивно отскочив в сторону от подозрительной «двойки». То же мгновенно проделали остальные школьники.

– Террористы специально подогнали во двор роддома старую машину! – начал строить предположения Дима. – Спрятали в неё взрывчатку, наверное, килограммов сто и хотят взорвать младенцев вместе с их мамами. Для того, чтобы в нашей стране не повышалась рождаемость населения. Я знаю, я слышал, как об этом дикторша по телеку говорила. Эти бандиты нарочно выбрали воскресенье, потому что народу кругом мало.

– Так! – теперь уже Костик энергично повернулся к Бубенцовой и мальчикам. – Оставайтесь на месте, охраняйте машину, а я сбегаю домой за пассатижами и мигом обратно.

– За пассатижами? – подозрительно спросила Маша. – Это ещё зачем?

– Затем, что откроем потихонечку дверцу «жигулёнка» и я ими перекушу зелёный провод. Бомба обезвредится, мы отсоединим часовой механизм и предотвратим теракт!

– Никакая это вовсе не бомба. – Подал голос молчавший до этого Эдик Пикин. – Вспомните, как мы в сентябре только учиться начали, в школу пришли двое, которые с террористами борются. Они ведь нам специально разъясняли, по каким приметам взрывное устройство можно распознать. Вспомнили? О чём они говорили? О разных бесхозных портфелях, чемоданах, сумках, ещё о коробках, ящиках… Где вы здесь хоть один ящик нашли или даже пакет полиэтиленовый? Тут машина стоит и никому не мешает. А то, что тикает – мало ли что у неё в моторе тикать может.

– Машина… – задумчиво повторил за ним Костя. – А в пятницу её здесь не было, и в субботу вечером, когда я своего Мака, ну, овчарку, выгуливал, опять никаких «Жигулей» не видел. Значит, машину сегодня ночью во двор подогнали... И потом, те двое, они ведь ещё о брошенных и угнанных автомашинах говорили. В них тоже террористы взрывчатку могут прятать. Это раз. Второе – то, что из «жигулёнка» на самом деле тикает или, как они предупреждали, э-э-э, «раздаётся характерный звук, присущий часовому механизму». А третье – у взрывного устройства должны быть какие-нибудь проволочки, проводки или даже что-то похожее на маленькие антеннки... Маша, ведь так они говорили?

Девочка согласно закивала головой.

– Правильно, так и было, – подхватил Ярослав. – Они ещё говорили, что надо обращать внимание на необычное размещение подозрительного предмета. А эта легковушка оставлена и возле мусорных баков, и возле роддома, но не на улице, а во внутреннем дворе, да ещё в воскресенье, когда все отдыхают!

– Всё верно, – поддержал товарища Дмитрий. – Беги за пассатижами. Мы проведём антитеррористическую операцию: обезвредим бомбу, и нас всех по первому телеканалу покажут, на радио интервью возьмут и для газеты сфотографируют. Вот родители-то обрадуются!

– Нет уж, дудки! Вы как пожелаете, а я домой пойду. – Это Эдик сказал. Он, пряча глаза от приятелей, по крабьи, бочком, бочком переместился под арку, через которую во внутренний дворик проникла вся компания детей. Уже пройдя её, Эдик обернулся и прокричал как-то пискляво:

– Я и вам не советую здесь оставаться! Мне родители строго-настрого запрещают в такие авантюры ввязываться! Я в вашей операции участвовать не буду! Так что пока, до встречи в прямом эфире!

– Трус, предатель! – понеслось Пикину вдогонку.

– Ладно, сейчас откроем дверцу и осмотрим повнимательней, чего в ней тикает-пикает. – Теперь Худяков взял на себя роль мастера по взрывным делам. Но мальчик и шагу сделать не успел к злополучному «жигулёнку», как в рукав его джинсовой куртки мёртвой хваткой вцепилась Маша и на высоких нотах громко и решительно заявила:

– Вы что, психи? Совсем с ума тронулись? Всем стоять, ничего не трогать! Начнёшь дверцу открывать, а машина и взорвётся! Ты что, слепой? Не видишь, куда проводки ведут? И потом, отчего это ты решил, что надо именно зелёный провод перекусывать, а не красный? – обратилась раскрасневшаяся Маша уже к Костику.

Тот смутился, переступил с ноги на ногу и ответил без прежней уверенности. – В кинофильмах герои всегда зелёный провод обрывают...

– Эх, ты, герой с дырой! Мы же не в кино сейчас, всё по-настоящему. Так! – взяла тон Бубенцова, очень схожий с тем, каким разговаривала с учениками их классный руководитель Маргарита Викторовна, отчитывая нерадивых или провинившихся школьников. – Никаких пассатижей, открываний и откусываний. Делаем в точности, как нас в классе те двое ин-струк-тировали, – с трудом проговорила она всплывшее в памяти непривычное слово. – Не станете меня слушаться, я так завизжу, что у вас уши отвалятся!

– Вот что… – замолчала она на мгновение. – Мы все отходим на безопасное расстояние, а лучше всего – в укрытие. Но укрытия здесь, кроме арки, другого нет. Значит, тогда поступим так. Ярослав, ты беги и встань за аркой, в нашем дворе. А ты, Костик, звони по мобильнику в полицию по «02». Нет, не звони, у тебя голос детский, не поверят, подумают, ты телефонный террорист. Беги лучше домой, пусть твой дедушка позвонит и скажет, что группа учеников 6 «А» класса обнаружила возле роддома во дворе автомашину «Жигули» с бомбой. И адрес, адрес пусть не забудет назвать. После этого беги к Ярославу и будьте всё время вместе. Если прохожих встретите, в арку их не пропускайте, попросите, чтобы дальше не шли, а ждали подрывников с роботом.

– Каким ещё роботом? – оторопело спросил Ярослав, поражённый откуда-то вдруг взявшимся командирским голосом Маши.

– Обыкновенным, которым управляют на расстоянии и его механической рукой ликвидируют источник опасности. А мы с тобой пойдём в роддом, чтобы вместе с врачами и медсестрами рожениц с младенцами э-ва-ку-и-ро-вать, – вновь по слогам произнесла она ещё одно трудновыговариваемое слово. – Всё. Побежали!

И дети воробьиной стайкой метнулись в сторону от подозрительной легковушки.

…Некоторое время спустя все подступы к глухому дворику и роддому оцепили полицейские. Эвакуация молодых мам и таращивших глазёнки младенцев, к великому счастью, прошла без неприятных последствий. Специалисты по терактам в униформах «колдовали» над автомашиной около часа. Наконец по рациям пронеслась радостная весть: опасность миновала! В «двойке» и на самом деле в полостях дверей и под сиденьями обнаружили немалый запас взрывчатки – 15 килограммов тринитротолуола, а проще – тротила или тола. Роль часового механизма играл небольшой круглый механический будильник, заведённый на 17:30 вечера – время ужина и кормления мамами младенцев в палатах. То есть взрыв страшной разрушительной силы должен был прогреметь приблизительно через четыре часа после обнаружения Машей Бубенцовой «жигулёнка».

Кинологи с собаками разных пород – от овчарок до спаниелей, обошли подъезды, подвалы и чердаки близлежащих домов, не найдя больше никаких опасных предметов. Изрядно взволнованные роженицы с младенцами на руках благополучно возвратились обратно; их мужья и родственники, примчавшиеся к ним на помощь, бурно обменивались впечатлениями. А главврач роддома пошутил, что родившиеся в этот день мальчики непременно станут военными, а девочки – медсестрами.

…Дней через пять после описанных событий учеников школы, даже 11-классников, собрали в Актовом зале. На трибуну вышел настоящий генерал и рассказал притихшей аудитории о поступке находчивой девочки и её одноклассников. Затем под оглушительную овацию зала он вручил пунцовой от смущения Маше памятный подарок – четырёхъядерный планшетный компьютер, причём российского производства, цвета слоновой кости, с экраном в десять дюймов. Генерал пояснил, что в память планшетника загружены сто книжек для школьной программы, и рекомендовал девочке их прочитать.

А братьям Васильевым и Диме Худякову подарил по одинаковой компьютерной игре, в которой храбрые спецназовцы должны во что бы то ни стало победить злых и коварных террористов. И ещё по книжке про разведчиков с дарственной надписью, скреплённой печатью с двуглавым орлом – Государственным гербом Российской Федерации. При этом он серьёзно и многозначительно заявил, что когда мальчики подрастут, ждёт их в своём страшно секретном Управлении для чрезвычайно ответственной работы.

Как ни пытались Дима и Костик выяснить у крепких молодых парней, которые сопровождали генерала, какой же проводок всё-таки требовалось перекусить, если бы это понадобилось на самом деле – красный или зелёный, ответа так и не получили. Эти баскетбольного роста мóлодцы лишь одобрительно похлопывали друзей по плечам, ерошили волосы на их головах и уклонялись от ответов, травя байку, как они ловили снежного человека этим летом у реки Клязьмы в Подмосковье.

А с Эдиком Пикиным его одноклассники даже разговаривать перестали. Потом, конечно, простили, но всё равно не до конца.

Террористов выследили, правда, без перестрелки не обошлось, их целая банда оказалась. Судебный процесс против них намерены транслировать по Центральному телевидению. Обязательно надо посмотреть, какие они из себя, эти нéлюди, хотевшие взорвать младенцев вместе с их мамами. Получат теперь по заслугам!

Вот вроде бы и вся история про девочку и бомбу.

Надеюсь, в твою разумную голову не придёт никаких героических мыслей насчёт перекусывания проводков или какого иного «безопасного» способа обезвреживания взрывного устройства – бомбы, если, не дай бог, ты вдруг окажешься в схожей ситуации?

Действуй, как Маша Бубенцова, и всё будет в порядке!

Комментариев пока нет