Есть мнение

Декорации для катастрофы

29 октября 2016

В.В. Путин назвал распад СССР «геополитической катастрофой». Объективно надо признать, что действительно международные отношения после распада страны, стоявшей у основ послевоенного миропорядка, претерпели коренные изменения. Да и в странах постсоветского пространства начались процессы, которые никак нельзя рассматривать как продолжение построения коммунистического общества. Форсированный переход на рыночные отношения, отказ от коммунистической (а зачастую и от любой государственной) идеологии, поиск новых союзников и ориентиров общественного развития наглядно продемонстрировали, что политические элиты, да и большинство населения, были готовы к радикальному отказу от прежних моделей политической жизни.

СССР изнутри был настолько поражен экономическим, идеологическим, социальным кризисами, что можно только удивляться, как распад такой многонациональной страны, где уже полыхнули кровавые вооруженные конфликты, состоялся без многомиллионных жертв. Та же Югославия наглядно продемонстрировала, насколько сложным может быть развод народов и союзных республик, которые десятилетиями формировали интеграционные связи.

Достаточно часто в публикациях, посвященных перестройке, ГКЧП, распаду СССР приходится видеть попытки возложить вину за произошедшие события на отдельных лиц – Горбачева, Шеварднадзе, Яковлева или на силовые структуры – КГБ, армию, МВД, которые «проморгали» ситуацию, «проявили нерешительность». При этом, зачастую, «ведущую роль» в произошедших процессах отводят зарубежным спецслужбам. Все эти субъекты политического процесса сыграли свою роль в произошедших событиях, но сами по себе они были не способны не просто сокрушить, а коренным образом изменить внутреннее содержание политической системы СССР.

У всех геополитических процессов есть предтеча, факторы, которые разворачивают процессы в ту или иную стороны. Проходят годы, десятилетия, прежде чем зародившаяся тенденция становится политическим фактом. И разрушение СССР началось далеко не в 1985 году. Само формирование единого Союза содержало два противоречивых фактора. С одной стороны, традиция быть в одной империи, самодержавной, сословной, с доминирующей православной идеологией, а с другой стороны предложенная большевиками модель пролетарского интернационализма в аграрной, по преимуществу, стране. В 1917 Петроград был насквозь революционным, армия устала от войны и утрачивала доверие к власти, в некоторых национальных регионах сумели разжечь протестные настроения в связи с проводимыми мобилизационными мероприятиями. Но в целом, страна не была готова к кардинальной смене политического режима. Политический кризис верхов, неумение промонархических и правореспубликанских сил напрямую говорить с массами народа дали шанс левым политическим силам предложить свою повестку дня. И надо было обладать действительно политической гениальность, чтобы с политической силой, насчитывающей всего несколько десятков тысяч активистов выиграть изматывающий марафон борьбы за власть. В.И. Ленин прекрасно понимал, по какому острому лезвию бритвы он вел свою партию и доверившихся ей людей. Он тонко чувствовал, где и какие компромиссы нужны, чтобы последовательно привлекать на свою сторону все новые социальные группы и не давать противникам создавать дееспособные объединения. Брестский мир, автономные республики, предоставление независимости Финляндии и Польше, НЭП – все это не просто коренное изменение линии партии, это вынужденные политические ходы, имеющие под собой единственную цель – удержание власти в условиях, когда она вынуждена была опираться на меньшинство. Большевики выиграли, доказав этим, что именно они лучше всех поняли специфику изменившейся социальной ситуации. Но они не могли немедленно поставить под свою контроль всю страну. Гражданская война, в иных формах, продолжалась до середины 50-х годов и была закончена большим компромиссом, а не только физическим истреблением противоборствующей стороны. Сталин это прекрасно понимал. Поэтому, с одной стороны, форсировал изменение социального состава населения, ускоренно проводя индустриализацию, выбивая из-под сельского собственника его опору – личный надел земли и частные средства производства, перемешивая национальный состав управленческих элит на местах. С другой стороны, испытывая дефицит времени и способов достижения необходимого политического результата, активно прибегал к силовым методам изменения политической ситуации.

Сверхцентрализация, которая в короткое время заменила федеративные отношения, в условиях дефицита опытных и грамотных управленческих кадрах порождала унифицированную, но сильно упрощенную систему управления. Проще всего было контролировать количественные параметры, тем более, что опыта формирования эффективных больших индустриальных систем не было. Соответственно, было сложно выработать критерии качественного развития. Все они были субъективными и диктовались жизненным опытом, пристрастиями и сферой внимания руководителя. То, что не дирижировалось им, начинало жить собственной жизнью, зачастую конфликтуя с другими процессами.

Вне конкурентных систем такая модель выглядела жизнеспособной, но в экстремальных ситуациях явно давала сбои. Наглядный пример – 1941 год. Жесткая приказная система в армии привела к полному запрету на инициативу со стороны младшего и среднего комсостава. В результате, нарушение систем связи и управления привело к развалу обороноспособности. И только к 1943 году в армии стало заметно появление не отдельных офицеров, а достаточно заметной прослойки командиров, способных принимать самостоятельные грамотные решения, учитывающие как локальные события, так и общую обстановку. Командование вермахта слишком поздно для себя признало этот факт.

Там, где появлялись инициативные управленцы, были успехи. Но они, своей квалификацией, эффективностью оттеняли слабости других назначенцев. А это в условиях централизации дискредитировало всю систему. В результате, несмотря на все призывы к развитию творчества масс, политическая система на практике формировала совсем другую модель управления. И так было проще всем. Снималась ответственность, все неудачи и промахи можно было списать на внешние факторы (не дали, не привезли, не согласовали).

Советская система могла развиваться только в экстремальных условиях, поскольку только они были фактором, заставляющим обращать внимание на эффективность и убирать управленцев, не справляющихся с возложенными на них обязанностями. В стабильной, не кризисной ситуации централизация генерировала послушных исполнителей, ориентированных на освоение фондов и ресурсов. Попытки модернизировать систему в период с конца 50-х, до конца 60-х годов прошлого века неизменно заканчивались одним результатом. Как только снижался начальственный порыв и система стабилизировалась, так она сразу стремилась к сверхцентрализованному гомеостазу. Инициатива и творчество лишь декларировались, а в реальности приходили в конфликт с системой. А значит, поведенческая модель, ориентированная на распределение ресурсов неизбежно доминировала над моделью, в основе которой лежал фактор производства ресурса.

Как только управленец убирал фактор конкурентности, у него сразу пропадала необходимость быть эффективным. Ему выгоднее было становится монопольным. Поэтому в СССР прорывы были только там, где реальная конкуренция (внутренняя или внешняя) существовала или находился ресурс, который проще было развивать в рамках централизованной системы (космос, нефтедобыча, коммуникации, энергетика и т.д.).

При этом общество, конечно, достаточно быстро ощущало на себе возрастающую не эффективность управления и слабую оценку качества производимого продукта. Сама система убеждала людей, что она не способна производить продукты, удовлетворяющие насущные потребности самих людей, живших внутри неё. Так шла внутренняя делегитимация системы. Идеологи переставали верить в лозунги, которые говорили, производственники предпочитали зарубежные аналоги, управленцы искали неофициальные модели стимулирования.

СССР держался на силовых структурах, силе традиций взаимодействия (и роль общей Победы играла в этом очень важную роль), внутриэлитных договоренностях и отсутствии серьезной внутренней оппозиции (которая и не могла возникнуть, поскольку ключевые объемы собственности были под контролем правящей элиты).

Стоило чуть изменить состояние этих факторов и судьба Союза сразу становилась неопределенной. М.С. Горбачев и команда перестройщиков прекрасно понимали, что в условиях падения мировых цен на сырье (прежде всего на нефть), сверхцентрализованная модель управления начинает пробуксовывать, поскольку не дает необходимых ресурсов на места для реализации поставленных задач. Они, конечно, учитывали опыт реформаторов прежних поколений и настроения на местах. Попытки Андропова усилить исполнительскую дисциплину и законность не встречали поддержки со стороны элиты, которая нашла самостоятельные способы увеличения подконтрольных ресурсов. В централизованной модели, если вы начинали более эффективно работать, то все излишки немедленно изымались в общий котел. Это сразу отбивало мотивацию работать в рамках принятых легальных схем. А нелегальные несли с собой риск потери полученного результата, если правоохранительные органы начинали слишком тщательно выполнять свои обязанности. В результате складывался конфликт интересов. Если ты работаешь по легальным схемам, значит, у тебя должны быть большие лоббистские возможности в Центре. Но можно и самостоятельно создать производственные циклы, которые будут под полным твоим контролем и (в условиях тотального дефицита) дадут продукт, не просто востребованный, а безусловно ликвидный. Это позволяло формировать дополнительные ресурсы власти. Теневая экономика становилась важным фактором сохранения властных позиций, даже в случае, когда её организатор терял какие то статусные позиции. Но у него оставались возможности побороться за свои интересы и не уйти окончательно из системы распределения статусных полномочий.

Чем дальше территории располагались от идеологических центров или имели свои социокультурные традиции, играющие более важную роль в сознании населения, чем официальная идеология, тем большее значение получала неформальная экономика.

В условиях, когда централизованных фондов уже не хватало для демонстрации успешного развития, встал вопрос, что может стать альтернативой. Нелегальная экономика выпускала, в основном, ориентировалась на вполне легальные сектора рынка. Именно поэтому идея легализовать её представлялась вполне здравой, с точки зрения преодоления экономических трудностей. Но, эта экономика имела частных владельцев, ориентировалась на рыночные отношения и выживала только в тех случаях, когда имела прикрытие со стороны официальных властей. Этим она и отличалась от нэпмановских предприятий и сталинских «частных лавочек», прикрытых в хрущевскую «оттепель», как явление мелкобуржуазного характера. Легализация теневой экономики требовала отказаться от ряда идеологических догм и отраслевых моделей централизованного подчинения и распределения. Но это означало, что М. Горбачев должен бросить вызов той части номенклатуры, которая и поддерживала централизованный порядок. Это силовики, ВПК, крупные инфраструктурные и сырьевые объединения.

Учитывая, что реформирование на базе усиления централизации уже показало свою неэффективность, М. Горбачев вынужденно берет курс на формирование децентрализованной экономики. И у него сразу возникают проблемы: в ком найти социальную и политическую поддержку, как нейтрализовать сопротивление силовых структур, как поменять идеологическую основу, как уйти от внешнего противостояния с США, которое и являлось ключевым фактором наращивания ресурсов ВПК, армии, спецслужб, где найти управленцев, способных работать в рыночных условиях. И, при этом, М. Горбачеву надо было удержать свои властные позиции. Он не мог не понимать, что реформирование ключевых скреп СССР влечет риски распада страны, но сокращение экономических ресурсов могло представляться гораздо большей угрозой.

Общество уже наглядно ощущало ухудшение снабжения. Это поднимало волну недовольства, но, вместе с тем и стимулировало поддержку радикальных реформ. «Так дальше жить нельзя» - этот ключевой лозунг активно внедрялся в сознание. Для нагнетания волны требований реформ критиковалась история КПСС, поощрялось создание общественных организаций, в том числе национальных, наглядно демонстрировались провалы тех руководителей, которые не спешили «перестроиться». Власть перестала гасить протест, она его раскачивала. Только в этом случае можно было рассчитывать, что отход от прежних схем, моделей, догм будет встречен не сопротивлением, а найдет поддержку.

В номенклатуре достаточно быстро поняли, какие преференции для них несет приватизация экономических предприятий. А рыночная экономика не могла быть выстроена исключительно на государственной собственности. Ей нужна конкуренция, что возможно только при наличии частной собственности. И эта идей расколола даже ряды защитников централизованной системы. Принятие законов о кооперации и хозрасчете, которые легли на уже созревшую почву социальных ожиданий, сдвинуло весь маховик, перемоловший, в итоге, отраслевую централизованную модель государственных предприятий. Политическая элита стала понимать, что ей нужны не мелкие мастерские и магазины, а ключевые предприятия. Началось акционирование крупных производств, создание холдингов, вывод финансовых активов в схемы, позволяющие эти деньги переводить под контроль индивидуальных лиц.

Разрядка международной напряженности позволила значительно ослабить статусные и ресурсные возможности силовиков и ВПК. Кроме того, М. С. Горбачев поставил во главе их людей исполнительных, но не способных к самостоятельным политическим действиям.

Буквально за три года властные институты кардинально поменяли приоритеты своих притязаний. Стали меняться и весовые категории номенклатурных должностей. Смена идеологических ориентиров сделали ненужным звеном во властно-субъектных отношениях массовую коммунистическую партию. Внутри её шло брожение. Это вылилось в создание 4 политических платформ, которые в ряде аспектов были принципиально не схожи.

Было объявлено, что центр власти переносится из партийных комитетов в институты представительной и исполнительной власти.

Все это стимулировало необходимость выйти на новый внутриэлитный консенсус. Им и должны были стать Новоогаревские соглашения и фактическое переучреждение СССР. В этом случае все противники М. Горбачева абсолютно теряли всякую легитимную базу к самостоятельным действиям, а Президент СССР получал новую политическую опору в лице региональных элит (в противовес тем, что находились в центральных органах власти).

И вот здесь возникает вопрос: кому тогда был нужен ГКЧП, да еще в опереточной версии?

То, что в коридорах кремлевской власти зрели контрреформаторские настроения было не секретом. Демарш Шеварднадзе в декабре 1990 года, когда он заявил, что уходит со своего поста в знак несогласия с возможной диктатурой – весьма показателей. Но обращает на себя внимание, что в итоге ушел он с уровня центральной власти в региональную. То есть ему было вполне понятно, куда смещается вектор властных полномочий.

Горбачев до конца продолжал балансировать между старой и новой политическими элитами. Референдум о сохранении СССР, проведенный в марте 1991 года, позволил ему решить несколько задач. Продемонстрировать консерваторам, что принципиально ничего не меняется, а просто идет поиск оптимального состояния СССР. Создать легитимную почву под новоогаревским процессом (народ высказался, значит надо договариваться). Проверить лояльность региональных элит (вот с эти оказалось не все так гладко). Показать обществу, что процессы демократизации вышли на новый уровень, чем постараться успокоить уже слишком разогретые протестные настроения.

Для сторонников централизованной власти было понятно, что после подписания нового Союзного договора их позиции станут вообще эфемерными. Возможна потеря как статусных, так и ресурсных позиций.

Отговорить Горбачева от подписания Соглашения они уже не могли. Процесс вышел на финишную прямую. Поэтому ГКЧП стало жестом отчаяния. На что могли надеяться заговорщики? На усталость людей от реформ и недовольство отходом от принципиальных идеологических позиций. На высказанное желание жить в СССР (как им могло показаться в прежнем, а не обновленном). На привычку элит подчиняться волевому решению. На нежелание М. Горбачева идти на открытый гражданский конфликт. В чем они были уязвимы? Не было модели легитимного снятия Президента СССР с должности в узком кругу (как это произошло с Н. Хрущевым). А начать открыто работать с депутатами Съезда Советов они не стали. Резкие действия путчистов были бы оправданы только в случае, если бы они получили широкую поддержку, одобрение М. Горбачева или готовности руководства ГКЧП идти до конца в своих требованиях, вплоть до новой революции и гражданской войны.

Что же произошло в реальности? Силовые структуры приказ выполнили. А экономический блок заговорщиков не поддержал. Не случайно руководитель Правительства «ушел» в запой. Не поддержали их и наиболее сильные региональные элиты, особенно те, которые уже активно занялись приватизацией своих экономик. Раскол произошел и в среде силовиков, поскольку они отчасти тоже были втянуты в эти новые рыночные отношения. Столичная общественность не просто активно выразила свой протест, но и смогла продемонстрировать его в СМИ. М. Горбачев, до этого лавировавший между различными векторами политического процесса, категорически не стал не то что поддерживать, даже не предпринял попытки договариваться с заговорщиками. ГКЧП оказалось в меньшинстве, как среди элиты, так и в обществе, особенно уже политизированной его части. А идти на революцию выходцы из номенклатуры были не готовы.

Путч нарушил сложившийся баланс политических интересов. Пока консерваторы были противовесом в рамках легитимного политического процесса, радикализм реформаторов был сбалансирован, а центром согласования интересов был Президент СССР. Как только консерваторы вышли за рамки этих процессов, они обрушили всю конструкцию. Все они были в команде М. Горбачева. А значит и на него легла часть ответственности за этот путч (куда смотрел, почему доверял?).

Не М. Горбачев справился с путчем, а значит появились победители, которые наглядно показали, что они теперь могут больше, чем Президент СССР. Разгром путчистов обескровил всех сторонников централизации. А именно они в глазах региональных руководителей придавали особый весь Кремлю. Силовые структуры начинают переходить в подчинение власти на местах или обекровливаются.

М. Горбачев к осени 1991 года уже последовательно убрал идеологические скрепы, передал власть от партии представительным и исполнительным органам власти, вынуждено отдал под контроль региональных элит часть экономических ресурсов и внезапно потерял поддержку силовых структур. При этом не получил никакой эффективной помощи от внешних партнеров.

Путчисты просто не просчитали всех последствий ситуации, когда они оказываются не в состоянии в короткие сроки заставить всю политическую систему добровольно принять их требования. Эмоции взяли верх над трезвым расчетом. Они не поняли насколько изменились интересы в номенклатурной среде и настроения в обществе. Они были не готовы к активному оппонированию и саботажу их позиции.

ГКЧП было не выгодно М. Горбачеву, поскольку сломало всю его игру на балансе интересов различных политических групп. Контрреформы не собирались поддерживать элиты, ориентированные на приватизацию собственности и власти на местах. Силовики, вовлеченные в коммерческие проекты, также внесли раскол в ряды заговорщиков. Общество, напичканное информацией о сталинских репрессиях, категорически не хотело диктатуры и возврата к силовым методам управления. А сами путчисты были не готовы к силовому варианту борьбы за власть.

Появление и разгром ГКЧП – это не заговор отдельных личностей, это активная сшибка противоположных тенденций развития страны, в результате которой были радикализированы процессы перехода всех республик бывшего СССР на принципиально новые модели политических систем и социально-экономических отношений.

Если задавать вопрос, почему распался СССР? То ответом может быть только понимание процесса: как за десятилетия менялись его элиты, социальные группы, ресурсная база и задачи развития. Советская система не сформировала механизмы качественного видоизменения, утратив идеологические ориентиры, заменила цели производства на цели потребления, и, как итог, стала неэффективно проедать собственные ресурсы. Именно системные изъяны, а не злая воля отдельных лиц, социальные процессы, а не зарубежные козни, стали фундаментальными причинами крушения «первого в мире государства рабочих и крестьян».

Литература:

XIX Всесоюзная конференция Коммунистической партии Советского Союза, 28 июня – 1 июля 1988 г.; Стенографический отчет. В 2 –х т. - М.; Политиздат, 1988

Бутрин Д. Красный скелет в шкафу. Краткий курс бизнес-истории позднего СССР. http://www.kommersant.ru/projects/perestroika/part2

Валлерстайн И. Миро-системный анализ (1) http://www.nsu.ru/filf/rpha/papers/geoecon/waller.htm

Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. Москва: ОГИ, 1998.] . 

Галстян Арег. Консервативный поворот в России и его причины http://www.foreignpolicy.ru/analyses/konservativnyy-povorot-v-rossii-i-ego-prichiny/

Гентелев Александр.  О ПУТИНЕ (интервью с Анатолием Чубайсом). http://www.youtube.com/watch?v=3noi1w6IImU

Гентелев Александр. Интервью с Анатолием Чубайсом, снятое в 2001 году. http://www.youtube.com/watch?v=Odk0GgLKPcY

Гентелеев Александр. Видеоблог. http://www.youtube.com/channel/UCPmd4jBJ7J5TAXOHypvaLlg

ГКЧП-24 http://subscribe.ru/digest/economics/society/n2037726755.html

Горбачев М.С. Живое творчество народа: Доклад на Всесоюзной науч.-практ. конф. «Совершенствование развитого социализма и идеолог. Работа партии в свете решений июньского (1983 г.) Пленума ЦК КПСС» 10 дек. 1984 г. - М., Политиздат, 1985.

Горбачев М.С. Коренной вопрос экономической политики партии: Доклад на совещ. в ЦК КПСС по вопросам ускорения науч.-техн. прогресса 11 июня 1985 г. - М., Политиздат, 1985.

Засекреченный путч. Какие тайны скрывает следственное дело ГКЧП http://www.liveinternet.ru/users/2503040/post181123262/

Игрунов В. «Во время ГКЧП произошла революция в самом Ельцине». Диссидент Вячеслав Игрунов о роли неформалов в перестройке и о готовности команды Гайдара стрелять в народ. Лента.Ру от 25.05.2015 http://lenta.ru/articles/2015/05/25/igrunov/

История Коммунистической партии Советского Союза. В 6-ти т. Главн. редакция: П.Н. Поспелов (пред.) и [др.]. М., Политиздат, 1970

Как это было. Комментарии к нашей странной контрреволюции http://tsipko.ru/2010/01/17/как-это-было-комментарии-к-нашей-стран/

Материалы XXIII съезда КПСС. М., Политиздат, 1966.

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. - М., Политиздат, 1986

Материалы Внеочередного XXI съезда КПСС. М., Государственное издательство политической литературы, 1959.

Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 14-15 июня 1983 г. - М., Политиздат, 1983.

Нефтяной развал http://top.rbc.ru/economics/02/08/2012/662729.shtmlhttp://top.rbc.ru/economics/02/08/2012/662729.shtml

Шеварднадзе предупреждает… http://www.e-reading.by/chapter.php/1017773/226/Moroz_-_Elcin_protiv_Gorbacheva%2C_Gorbachev_protiv_Elcina.html

Экс-посол США в Москве Джек Мэтлок: О заговоре ГКЧП мы знали за два месяца до путча http://kompravda.eu/daily/26421/3294457/?cp=2

Комментарии 2

<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<div>
рекомендую читателю просмотреть ВИДЕО
<p>
<a href="http://lawinrussia.ru/out?s=ec0ef5b34bbe778adc365e8f56539898&amp;uri=http%3A%2F%2Fwww.youtube.com%2Fwatch%3Fv%3DQdJ_f1zPt8M">Как Борис Ельцин и его американские советники уничтожали Россию</a>
</p>
<p>
На 10.45 минуте обратите внимание на ОТКРОВЕНИЯ ЧУБАЙСА 
</p>
<p>
<img alt="Чубай []" height="446" src="http://samlib.ru/img/c/chekalow_ewgenij_wasilxewich/ozhertwahzakonodatelxnyhrepressij/chubajs.jpg" width="620" /></p>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>То, что такие кадры до сих пор находятся на плаву, говорит о многом!</strong>
</p>
<p>
Куда-то жаловаться на существующую власть бесполезно, но, что она из себя представляет, должен знать каждый!
</p>
<p>
В оккупации надежды на улучшение жизни в стране беспочвенны, и то, что сейчас происходит, следовало ожидать!
</p>
</div>
<div>
<strong>Решение жилищной проблемы при капитализме</strong>
</div>
<div>
Выдержка из местной рекламы .
</div>
<div>
Цитата момента
</div>
<div>
<strong>РАСТЁТ ДОМ, РАСТУТ ЦЕНЫ! ПОКУПАЙТЕ КВАРТИРЫ, - ЭТО САМОЕ ВЫГОДНОЕ ВЛОЖЕНИЕ ВАШИХ ДЕНЕГ!</strong>
</div>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>Эта реклама говорит больше о капиталистической системе, чем статьи Гарвардских  теоретиков.</strong>
</p>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>МНОГОПОЛЯРНЫЙ КАПИТАЛИЗМ ПУТИНА</strong>
</p>
<p>
<a href="http://lawinrussia.ru/out?s=4f789222dec7180c34fa200226d77b43&amp;uri=http%3A%2F%2Fsamlib.ru%2Fc%2Fchekalow_ewgenij_wasilxewich%2Fmnogopoljarnyjkapitalizmputina.shtml">http://samlib.ru/c/chekalow_ewgenij_wasilxewich/mnogopoljarnyjkapitalizmputina.shtml</a>
</p>
<p>
<em><strong>С тех пор как мир стал ДВУХПОЛЯРНЫМ, а он уже ДВУХПОЛЯРНЫЙ не взирая ни на что, старые стереотипы уже не работают. </strong></em>
</p>
<p>
Автор уже не раз повторял о том, что цивилизация в своём развитии проходит 3 фазы, напоминаю их ещё раз. 
</p>
<p>
<strong><em>1. Фаза Борьбы, в этой фазе и находится цивилизация. </em></strong>
</p>
<p>
<em>2. Фаза Нейтралитета. </em>
</p>
<p>
<em>3. Фаза Взаимовыгодного сотрудничества. </em>
</p>
<p>
<strong>Без понимания этого философствовать бесполезно!</strong>
</p>
<p>
<strong>Действительность уже показала, что кризисам подвержена как рыночная экономика, так и плановая. Причины этого кризиса у экономик различные. Чтобы легче было справляться с мировым кризисом необходимы обе ориентации экономики. - Но это так трудно понять? </strong>
</p>
<p>
В детали вдаваться не буду, так как об этом автором сказано много в других статьях.
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<div>
рекомендую читателю просмотреть ВИДЕО
<p>
<a href="http://lawinrussia.ru/out?s=ec0ef5b34bbe778adc365e8f56539898&amp;uri=http%3A%2F%2Fwww.youtube.com%2Fwatch%3Fv%3DQdJ_f1zPt8M">Как Борис Ельцин и его американские советники уничтожали Россию</a>
</p>
<p>
На 10.45 минуте обратите внимание на ОТКРОВЕНИЯ ЧУБАЙСА 
</p>
<p>
<img alt="Чубай []" height="446" src="http://samlib.ru/img/c/chekalow_ewgenij_wasilxewich/ozhertwahzakonodatelxnyhrepressij/chubajs.jpg" width="620" /></p>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>То, что такие кадры до сих пор находятся на плаву, говорит о многом!</strong>
</p>
<p>
Куда-то жаловаться на существующую власть бесполезно, но, что она из себя представляет, должен знать каждый!
</p>
<p>
В оккупации надежды на улучшение жизни в стране беспочвенны, и то, что сейчас происходит, следовало ожидать!
</p>
</div>
<div>
<strong>Решение жилищной проблемы при капитализме</strong>
</div>
<div>
Выдержка из местной рекламы .
</div>
<div>
Цитата момента
</div>
<div>
<strong>РАСТЁТ ДОМ, РАСТУТ ЦЕНЫ! ПОКУПАЙТЕ КВАРТИРЫ, - ЭТО САМОЕ ВЫГОДНОЕ ВЛОЖЕНИЕ ВАШИХ ДЕНЕГ!</strong>
</div>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>Эта реклама говорит больше о капиталистической системе, чем статьи Гарвардских  теоретиков.</strong>
</p>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>МНОГОПОЛЯРНЫЙ КАПИТАЛИЗМ ПУТИНА</strong>
</p>
<p>
<a href="http://lawinrussia.ru/out?s=4f789222dec7180c34fa200226d77b43&amp;uri=http%3A%2F%2Fsamlib.ru%2Fc%2Fchekalow_ewgenij_wasilxewich%2Fmnogopoljarnyjkapitalizmputina.shtml">http://samlib.ru/c/chekalow_ewgenij_wasilxewich/mnogopoljarnyjkapitalizmputina.shtml</a>
</p>
<p>
<em><strong>С тех пор как мир стал ДВУХПОЛЯРНЫМ, а он уже ДВУХПОЛЯРНЫЙ не взирая ни на что, старые стереотипы уже не работают. </strong></em>
</p>
<p>
Автор уже не раз повторял о том, что цивилизация в своём развитии проходит 3 фазы, напоминаю их ещё раз. 
</p>
<p>
<strong><em>1. Фаза Борьбы, в этой фазе и находится цивилизация. </em></strong>
</p>
<p>
<em>2. Фаза Нейтралитета. </em>
</p>
<p>
<em>3. Фаза Взаимовыгодного сотрудничества. </em>
</p>
<p>
<strong>Без понимания этого философствовать бесполезно!</strong>
</p>
<p>
<strong>Действительность уже показала, что кризисам подвержена как рыночная экономика, так и плановая. Причины этого кризиса у экономик различные. Чтобы легче было справляться с мировым кризисом необходимы обе ориентации экономики. - Но это так трудно понять? </strong>
</p>
<p>
В детали вдаваться не буду, так как об этом автором сказано много в других статьях.
</p>