COVID-19: эффекты для высшего образования

Сегодня вряд ли найдется область, в той или иной степени не затронутая последствиями распространения COVID-19. Влияние, которое пандемия коронавируса оказала на систему высшего образования, различается от страны к стране, имеет свою специфику в разных регионах мира. Тем не менее можно проследить общий вектор этих изменений: пандемия поставила университеты в тяжелые условия, вынуждая в кратчайшие сроки адаптироваться к происходящим событиям, тратить значительные средства для ускоренной цифровизации, принимать решения часто без учета возможных последствий. Негативное влияние пандемия оказала на международное сотрудничество в области образования и науки: были отменены международные поездки, приостановлены программы обменов и академической мобильности студентов и научно-педагогических кадров, многие программы по линии научно-исследовательского сотрудничества поставлены на паузу.

Университеты оказались вынуждены в короткие сроки решать множество острых вопросов: в каких формах проводить дистанционное обучение; какие технические средства для этого использовать; как оценивать усвоение студентами полученного материала; как проводить выпускные экзамены и каким образом осуществлять набор на следующий академический год. Последнее особенно актуально для стран, где выпускные экзамены в школе были отменены либо отложены на неопределенный срок.

Экстренный переход к дистанционному обучению породил ряд взаимосвязанных друг с другом проблем:

Некоторые страны оказались не в состоянии перейти на онлайн-обучение по различным причинам, включая отсутствие материально-технического обеспечения университетов, отсутствия широкого покрытия интернет-сетями, низкого уровня жизни население и пр. Например, страны Латинской Америки приостановили занятия в университетах. Один из ведущих университетов Аргентины — Университет Буэнос-Айреса — решил отменить занятия и внести изменения в академический календарь, вместо того, чтобы перейти к онлайн-обучению, полагая, что только очное обучение может гарантировать высокий уровень качества. Национальный институт науки и технологий Зимбабве, как и ряд других африканских университетов, заявил о своем закрытии до особого распоряжения. Министр высшего образования Малайзии приостановил процесс перехода на дистанционное обучение.

В ряде стран студенты организованно выступили против перехода к дистанционному обучению. На Филиппинах прошли забастовки против перехода на онлайн-формат, требуя расторжения контракта и возврата денег за обучение в связи с тем, что дистанционное обучение не является равноценной заменой традиционным формам образования, а также в связи с нехваткой необходимого оборудования и плохим доступом в Интернет. Во многих африканских университетах студсоюзы выступили против онлайн-обучения в связи с отсутствием необходимых условий и технических средств. В Тунисе студенческий союз опротестовал решение правительства адаптировать онлайн-обучение в период пандемии, назвав это действие дискриминационной мерой, и призвал к бойкотированию онлайн-платформ. В Чили студенты ведущего государственного вуза страны — Университета Чили, а также частного Университета Сан-Себастьян инициировали онлайн-забастовки. В Великобритании более 300 000 студентов подписали петицию, требуя возместить им оплату за обучение.

Фиксируется значительное снижение качества образования при переходе к дистанционному обучению в условиях отсутствия во многих странах действующих систем управления обучением (learning management system) — программного обеспечения для администрирования учебных курсов в рамках дистанционного обучения. К примеру, Комиссия по высшему образованию Пакистана не смогла разработать четкой и понятной стратегии и политики в области онлайн-обучения для государственных и частных университетов, что создало путаницу среди администраций вузов, преподавателей и студентов.

Возникают проблемы с онлайн-приложениями, посредством которых университеты проводят дистанционные лекции или семинары. Часть университетов заявили об отказе от платформы Zoom и переходе на Google Meet или другие приложения. В связи с хакерскими атаками было временно приостановлено онлайн-обучение в ряде ведущих вузов. Появилось такое понятие как Zoombombing, характеризующее действия, связанные с нарушением онлайн-пространств, включая взлом виртуальных классов, размещение порнографических или вызывающих ненависть изображений, выкрикивание ненормативной лексики и пр.

Университетские сайты работают неустойчиво в связи с возросшей нагрузкой на базы данных и информационные системы университетов.

Квалификации сотрудников для перехода к онлайн-обучению недостаточно: отсутствуют знания об имеющихся платформах и сервисах для удаленного обучения, их функционала, эффективных методах преподавания в онлайн-формате и пр. На настоящий момент то, что предлагает большинство университетов развивающихся стран мира, ни в коей мере не соответствует высоким стандартам онлайн-обучения и онлайн-образования.

Пандемия оказала негативное влияние на работу высших учебных заведений всех без исключения стран мира, но больше всего, несомненно, пострадали бедные страны, иностранные студенты и студенты из социально незащищенных слоев населения.

Развивающиеся страны оказались в условиях нехватки ресурсов и опыта для налаживания в короткие сроки дистанционного обучения на достойном уровне. Нет опытных программистов и веб-дизайнеров, институциональных, материально-технических возможностей, нет проверенных качественных образовательных ресурсов, отсутствуют представления об особенностях онлайн-преподавания, методах дистанционного обучения. Ассоциация африканских университетов сообщила, что среди действующих на территории Африки южнее Сахары 700 университетов совсем небольшое число подготовлено и технически оснащено для осуществления дистанционного обучения.

Помимо вышеупомянутых проблем в развивающихся странах студенты из неблагополучных семей сталкиваются с банальным отсутствием технических средств и интернет-связи. В условиях ограниченного доступа к Интернету и небольшой зоной покрытия возможности для реализации онлайн-обучения крайне ограничены, особенно в сельских районах. В арабских странах наблюдается тенденция к усилению неравенства между различными слоями общества в связи с переходом к онлайн-обучению — только 52% жителей имеют доступ к Интернету. По данным Юнеско 826 млн студентов в мире не располагают персональными компьютерами, 706 млн (43%) не имеют доступа к Интернету.

В не менее сложной ситуации оказались иностранные студенты. В результате требований в кратчайшие сроки освободить общежития и университетский кампус у студентов возникли трудности с поиском жилья; из-за закрытия границ и отмены рейсов многие иностранные студенты не смогли вернуться домой, столкнулись с финансовыми трудностями в связи с невозможностью трудоустроиться, оказались оторваны от медицинского обслуживания на территории кампуса и пр. Это, несомненно, негативно скажется на набор в университеты иностранных студентов в будущем. Многие исследователи ожидают значительное уменьшение количества обучающихся и снижение числа зачисленных на следующий набор.

Глобальный сдвиг в сторону онлайн-обучения?

Пандемия спровоцировала общемировой сдвиг в сторону онлайн-обручения. New York Times объявили 2012 г. годом МООК [1] — тогда пришло осознание, что массовые открытые онлайн-курсы могут конкурировать с традиционными университетами или даже подорвать основы их существования. Несмотря на то, что этим опасениям не суждено было сбыться, сегодня в связи с пандемией встает вопрос, не приведет ли текущий кризис к трансформации университетов в онлайн-институты. Время покажет, какими будут последствия экстренного перехода на онлайн-формат, но то, что они проявятся уже в краткосрочной перспективе — сомневаться не приходится.

Известные западные эксперты в области развития высшего образования Филипп Альтбах и Ханс де Вит в своей недавней статье «Post pandemic outlook for HE is bleakest for the poorest» выражают сомнение, что пандемия повлечет за собой технологическую революцию в высшем образовании. Тем не менее очевидно, что будет расширено применение методов дистанционного обучения. Другой вопрос заключается в том, что переход к эффективному онлайн-обучению потребует большого количества времени и ресурсов, а также поддержки со стороны основных стейкхолдеров, заинтересованных в развитии качественного онлайн-образования. Быстрый переход нанесет значительный урон качеству обучения и, следовательно, репутации вузов. При переходе к дистанционному образованию стоит учитывать и фактор благосостояния различных обществ, что выведет на первый план вопросы дискриминации различных групп населения и еще большего разрыва между различными слоями общества. Образование во многих странах перестанет быть «всеобщим».

В сложившихся условиях первостепенными задачами для университетов станут:

Стратегическое планирование и учет сопутствующих рисков для предсказания краткосрочных и долгосрочных последствий пандемии, включая ожидаемый экономический спад.

Разработка мер поддержки студентов и преподавателей: поиск путей нивелирования неравенства между студентами (доступ к Интернету, наличие необходимого оборудования у всех студентов, приостановка оплаты за обучение, целевая материальная помощь, займы для студентов из неблагополучных семей), организация тренингов для профессорско-преподавательского состава по обучению особенностям преподавания онлайн, функционалу и возможностям имеющихся платформ и сервисов (включая Google Classroom, Microsoft 365 Groups, WizIQ Moodle, iSpring), организация специальной платформы для обмена опытом между преподавателями в области онлайн-преподавания, совместного поиска решений проблем, возникающих в процессе обучения, методологическая помощь в адаптации программ к формам онлайн-обучения. Ведущие университеты уделяют в настоящий момент особое внимание психологической поддержке своих студентов и сотрудников. Наиболее уязвимы в данной ситуации университеты, например, таких стран, как Россия и Китай, где подобная система поддержки отсутствует.

Поиск путей эффективного перехода на онлайн-обучение. Во многих странах руководство университетов поощряют к переходу на онлайн-обучение на неопределенный срок, независимо от сроков снятия карантина. Большое число университетов разработали и предлагают студентам программы онлайн-обучения. Согласно данным нидерландской платформы Studyportals, за последние месяцы интерес со стороны студентов и их родителей к программам дистанционного обучения возрос более чем в два раза.

Приведение в соответствие процедур и критериев оценки знаний с новым онлайн-расписанием и педагогическими подходами. Разработка методов оценки дистанционного обучения потребует значительных усилий, но это позволит обеспечить в будущем качество обучения и обоснованность финальных оценок.

Для университетов развивающихся стран одной из ближайших задач должно стать налаживание партнерства с зарубежными университетами, которые готовы делиться своими ресурсами, опытом, особенно в области онлайн-обучения и научного онлайн-сотрудничества.

Долгосрочные последствия кризиса

Ожидается, что научно-исследовательские институты и ведущие университеты, известные в своей стране и за рубежом и имеющие стабильный доход, быстро восстановятся после кризиса. При этом ряд университетов, прежде всего, частные, которые полностью зависят от платы за обучение, могут закрыться. Миллионам студентов с ограниченными финансовыми возможностями придется отказаться от высшего образования, либо сделать выбор в пользу более доступных государственных вузов. Университеты с значительным числом иностранных студентов также столкнутся с серьезными трудностями.

Последствия для развития международной студенческой мобильности не так однозначны. Есть все основания полагать, что по завершении коронакризиса университеты продолжат бороться за иностранных студентов, но при этом международный образовательный рынок станет более чувствительным, с более высокой конкуренцией. Рынок может сместиться в сторону небогатых стран, университеты которых смогут предложить более доступные образовательные программы. Профессор Саймон Марджинсон из Центра исследований высшего образования Университета Мельбурна прогнозирует, что потребуется около пяти лет для восстановления рынка студенческой мобильности. Важнейшими факторами при выборе места обучения станут стоимость обучения, безопасность и уровень благосостояния.

Очевидно, текущий кризис станет своеобразным холодным душем для высшего образования. Пока сложно прогнозировать, насколько серьезными будут последствия для развития высшего образования во всем мире. Станут ли университеты после пандемии использовать потенциал онлайн-обучения более системно? Начнут ли университеты адаптировать инновационные подходы к обучению, которые до недавнего времени были прерогативой небольшой группы ведущих западных вузов? Повлечет ли пандемия смену устоявшихся подходов, инструментов и методов оценки знаний? Как скажется пандемия на интернационализации вузов, международном образовательном и научном сотрудничестве? Ближайшие полгода станут тестом для руководства стран и университетов — насколько быстро и эффективно они могут справиться с текущим кризисом и предоставить образование высокого качества.

Автор: Елена Карпинская, заместитель программного директора РСМД

Источник: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/covid-19-effekty-dlya-vysshego-obrazovaniya/