Есть мнение

Цифровизация Башкирского телевидения: прорыв или крах?

29 октября 2016

1. Апология Башкирского телевидения

15 марта 2016 зрители увидели на канале БСТ обсуждение «Быть или не быть региональному телевидению», касающееся, по сути, угрозы самому существованию республиканского телевидения Башкортостана (так же, как и телеканала «Татарстан – новый век», телевидения Якутии и др.), с участием депутатов Государственной Думы России и Госсобрания-Курултай Республики Башкортостан, Председателя Всемирного Курултая башкир, Председателя Конгресса татар РБ, представителей телевидения Якутии-Саха, Академии наук Республики Башкортостан, а также главного инженера филиала РТРС по РБ.

С обсуждением можно ознакомиться по ссылке, здесь же хотелось развернуть некоторые тезисы: большинство из них уже приходилось озвучивать на сайте "РБ - XXI век" неоднократно.

СТ – республиканское телевидение, его функции прежде всего – национальные и социальные. Телевидение – это еще и институт управления территорией.

Телевидение не только освещает действительность, но и формирует его. Если нации XIX века помимо «высокой культуры», формировала пресса, то современные нации, культуры, сообщества держит (и/или разрушает) телевидение и Интернет.

В БАССР Башкирское телевидение появилось в 1959 году (напомним, СССР был в числе лидеров в области массового телевидения). Башкирское телевидение стало одним из важных инструментов вхождения башкир в Просвещение, в индустриализацию самого современного типа.

Телевидение активно связывает людей общими ценностями и стереотипами. Люди не просто смотрят вместе, одномоментно «Историческую среду», они «коллективно вспоминают», как выразился бы Сергей Кара-Мурза, свое прошлое как народа. Обсуждая дискуссию вокруг образов Ленина, Сталина, Валиди или вывода войск из Сирии – осознают тем самым свое настоящее и будущее как единого организма.

Добавим, БСТ - ЕДИНСТВЕННЫЙ В МИРЕ телеканал, вещающий на башкирском языке.

Но дело отнюдь не только в национальности. БСТ формирует и защищает и республиканскую идентичность, жителей Башкирии всех национальностей и социальных статусов: башкир и русских, татар и чувашей, депутатов и инженеров, рабочих и журналистов, крестьян и политиков.

А самое главное – идентичность, прочно и органично встроенную в общероссийскую. Защита таковой, а значит и республиканских каналов – это проблема национальной безопасности. К ней в принципе неприменим коммерческий подход, как неприменим он к армии: не желающие кормить свою армию будут кормить чужую. С трансляцией смыслов и ценностей примерно то же самое.

И еще, на уровне быта. Тех самых традиционных ценностей и духовных скреп, защита которых наконец-то объявлена национальным приоритетом России. БСТ всегда было чуть ли не единственным неспециализированным каналом в РБ, который можно без опаски оставлять при детях. Не было пошлости и насилия, да и для взрослой аудитории была мера в заполнении эфира западным ширпотребом. Зрителям в Башкортостане важно ощущение, что они встроены в этот мир, а не являются его этнографическим бесплатным приложением, поставщиком дешевых рук и пушечного мяса. БСТ с этой задачей справляется. Это действительно принципиальная позиция канала при всех его руководителях. И эта позиция вписывается в сам образ не только РБ, но и самого башкирского народа. И Республики в целом. В образ "модернизации на основе собственной идентичности". Своей Традиции.

Но сначала напомним, зачем понадобилась такая апология республиканского канала, что такое цифровизация и почему она несет проблемы БСТ.

2. Проблемы

Сначала о термине «мультиплекс». Мультиплекс – это пакет (набор) телевизионных и радиовещательных каналов, передаваемых по одному цифровому каналу. По идее – обязательных и общедоступных, объединяющих страну в единое телевизионное пространство нового качества.

Мультиплексы строятся в рамках программы «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009-2015 годы», согласно которой до 2015 года более 97% россиян должны получить бесплатный доступ к телеканалам в современном цифровом качестве. Конечная цель похвальна - у каждой семьи вне зависимости от ее положения будет доступ к 20 (двадцати) телеканалам в цифровом качестве, без абонентской платы, - достаточно купить приставку (2,5 – 3 тыс. руб.).

Преимущество этой системы в том, что она доступна вне зависимости от географического положения – в горах Урала или Кавказа, приполярных городках Севера, глухих деревнях любого захолустья – цифровое телевидение везде работает и дает одинаково хорошую картинку. Процесс начат уже в приграничных территориях РФ. РБ стоит в последнем этапе на 2015 год. Но есть проблемы.

Проблема в том, что БСТ в мультиплекс не ходит. Вообще.

А у процесса цифровизации есть технически неизбежная оборотная сторона. Суть ее в том, что означенная цифровизация требует обязательного демонтажа сетей аналогового телевидения. Тех самых, которые позволяют смотреть это самое телевидение сейчас огромному количеству людей (кроме тех, кто смотрит кабельное).

Обсуждению демонтаж не подлежит: этого требует международная конвенция и строительство цифровой сети.

Цитирую руководителя Агентства по информационным технологиям РБ И.У.Ямалова на заседании Правительства РБ 20 февраля 2013 года: «Международными соглашениями установлено, что 17 июня 2015 года должно произойти отключение наземного аналогового телевизионного вещания, по крайней мере вдоль национальных границ любой страны, при этом аналоговое ТВ-вещание лишается возможности защиты от цифровых передатчиков соседних стран. В координационную (приграничную) 250 км зону Российской Федерации попадают (38 субъектов) в том числе и Башкортостан. …В 2012 году 29 стран ЕС перешли на наземное эфирное цифровое ТВ-вещание и наземное аналоговое ТВ-вещание в них отключено. Правительством России в 2012 году принята концепция об отключении аналогового телевизионного вещания к 2017 году».

Таким образом, место БСТ или ТНВ окажется или только в кабельных сетях или на спутнике. И то, и другое, мягко говоря, существенно сужает аудиторию. Например, кабельщики в села не заходят - затраты на прокладку кабеля не окупаются. Спутниковые операторы взимают абонентскую плату да и с приемом бывают проблемы. В общем, по экспертным оценкам в селах 84%, а в малых городах 75% населения смотрят именно бесплатное эфирное ТВ.

Таким образом, переход на мультиплекс будет означать для большей части потребителей потерю региональных вещателей.

В правительственных источниках датой отключения в РФ называют 1 июля 2018 года. Аналоговое вещание вполне может оказаться закрытым, и вместо БСТ или ТНВ мы увидим зияющую пустоту черного экрана: в существующем наборе телеканалов нет места региональным вещателям. Надеемся, пока нет.

Вариант отдать все региональное вещание в мультиплексе ВГТРК не спасает положения. У ВГТРК своя логика и по сути это все равно означает уничтожение республиканского телевидения, просуществовавшего 55 лет.

3. Единый организм

Исключим из перечисления рисков, чтобы остались только риски государственного масштаба, риск социальный: около тысячи сотрудников БСТ рискуют остаться без работы. Не все рискуют: БСТ останется на «Триколоре», «Телекарте», в общем, спутниковых операторах - и на кабеле. Но многие – сотни людей, причем людей креативных, критичных и владеющих информацией. Коллектива, который уже сумел проявить свою гражданскую позицию в весьма сложных конфликтных ситуациях, отстояв десятилетиями проверенную концепцию канала. Когда работники телевидения, вне всякой зависимости от национальности, повели себя как настоящий гражданский коллектив, будто прошел серьезную профсоюзную школу.

А главное – зрители. Когда у республиканского телеканала возникли проблемы, они не просто сокрушались и сплетничали. Люди, простые люди, сами организовали на «Башкирском независимом форуме» сбор подписей, уже формировалось целое движение по «спасению БСТ», всколыхнулись общественные организации, включая респектабельный Всемирный Курултай башкир, журналисты, писатели, ученые...

Впрочем, тогда руководству республики удалось принять непростое, но взвешенное решение, с единственно возможным основанием – по закону, и разрешить конфликт.

Но тот конфликт – сущие пустяки по сравнению с тем, что надвигается сейчас, с угрозой лишения всей сельской аудитории национальных каналов.

И все это - в условиях экономического – а следом и общественно-политического кризиса, в ситуации возобновления «холодной войны» с Западом, осложнения отношений с исламским зарубежьем и обострения – с Турцией. Перед неизбежными информационными бурями.

Между тем, рубеж обороны перед чужой «мягкой силой» давно создан – это именно национальные каналы.

У того же БСТ есть свое лицо, свой стиль, соответствующий его задачам.

К примеру, образовательно-просветительская программа Башкирского спутникового телевидения «Кондэлек» («Дневник») (телевизионный урок башкирского языка) стала финалистом XII Международного открытого творческого конкурса журналистов «Серебряное перо»-2013 (из 880 представленных медиаработ). Премии «ТЭФИ» и прочие, международные, всероссийские, региональные – можно перечислять долго.

В общем, БСТ стал настолько же неотъемлемой частью жизни башкирского народа и всей Республики Башкортостан, как центральное телевидение – скажем, в формате ОРТ, РТР и НТВ – для всей страны. Канал БСТ привычен, и среди горожан считается правилом хорошего тона поругивать за провинциальность (кстати, чисто провинциальная интеллигентская привычка) – живо обсуждая его «провинциальные» передачи. Его ругают, критикуют, модернизируют, к нему обращаются, на него надеются.

Потеря аудитории БСТ несет ряд совершенно неоправданных рисков. Подытожим их.

4. Риски

Первый риск – идеологический: утрата хорошо отработанного канала трансляции социальных и политических ценностей, соединяющих людей в народ, народы Башкортостана – между собой, и Башкортостан – с Россией. Важнейшего в наше время канала. Это сам по себе БСТ выглядит провинциально (как и положено провинциальному каналу) – в действительности же добродушное БСТ составляет незаменимый сегмент местной идентичности. Утрата его – это брешь в сознании, которую нечем закрыть.

Точнее, закрывать которую будут носители совсем других ценностей, оперативно воспользовавшись очередным «предательством» государства. Которое в очередной раз распишется тем самым, что оно людям «не свое».

Как быстро это можно сделать, хорошо показала Украина, Арабская весна. Показала Интернет-вербовка в ИГИЛ.

К идеологическому примыкает второй, коммуникационный риск - утрата инструмента тиражирования опыта региона.

Третий - имиджевый - крупнейший регион, самая густонаселенная национальная автономия РФ без собственного ТВ.

5. Выход в Думе

Конечно, здесь нет какого-то зловещего антибашкирского заговора. В том же положении наш вечный соперник Татарстан, который кооперируется с нами для совместных действий. Ситуация стандартная для всех регионов РФ, поэтому все ищут выход. Есть опыт красноярский, есть омский. К сожалению, многие из них просто не потянут на решение проблемы – с уверенностью можно говорить как раз и только о самых развитых в РФ национально-телевизионных корпорациях, каковыми являются именно БСТ и ТНВ.

У нас есть для решения все.

Есть неоспоримые обоснования. Есть сам канал. Есть общенациональная (а Башкортостан – субъект РФ и его жители есть часть российской гражданской нации, не так ли?) программа цифровизации и деньги под нее. Есть выраженная инициатива законодательного собрания Башкортостана, есть депутаты в Госдуме России, которые полностью в курсе этой проблемы и готовы ее продвигать.

«На заседании Госсобрания РБ поддержали инициативу о включении региональных теле- и радиоканалов в перечень общедоступных для широкого зрителя, сообщает пресс-служба Курултая.

Председатель Комитета по образованию, культуре, спорту и молодежной политике Эльвира Аиткулова отметила, что в ФЗ «О средствах массовой информации» к обязательным общедоступным каналам, перечень которых утверждается президентом, относятся только общероссийские теле- и радиоканалы. Региональные же не вошли в их число, хотя и пользуются большой популярностью среди населения. Они могут транслироваться только в кабельных сетях и в интернете, что существенно сужает их аудиторию.

К числу обязательных общедоступных телеканалов и радиоканалов предложено отнести те из них, учредителями которых являются органы госвласти субъектов РФ или организации, в уставном капитале которых имеется более 50 % доли региона.

Перечень региональных обязательных общедоступных теле- и радиоканалов определяется федеральным органом исполнительной власти.

Председатель Госсобрания Константин Толкачев подчеркнул значимость данного законопроекта для всех российских регионов: «Региональные телеканалы обеспечивают местное население информацией о событиях, происходящих в регионе, удовлетворяют информационные и духовные потребности людей, производят социально значимый контент. Не следует забывать и о том, что российские республики имеют свои государственные языки. Выведение их из сферы общедоступного телевещания не согласуется с нормами конституционного права и самим духом российского федерализма, ведь любой язык, обладающий статусом государственного, должен широко использоваться на телевидении и радио. Законопроект поддерживается нашими коллегами из многих российских регионов».

Еще в 2011 г. Р.З.Хамитов публично озвучил в отчете Президенту РФ: «У нас есть Башкирское спутниковое телевидение, которое вещает на близлежащие регионы. И на башкирском языке мы проводим буквально агитацию (не побоюсь этого слова) на соседние территории, обращаясь к нашим сородичам, которые живут в Пермской области, Оренбургской, Челябинской, со словами поиска мира, добра. Мы дали возможность выступать на нашем телевидении нашим религиозным деятелям, исламским деятелям. И, кстати говоря, это тоже хорошая и интересная практика».

Прошло пять лет. Наступила пора исторических вызовов, время решать задачи подлинно общереспубликанского, национального характера, задачи, определяющие развитие республики на десятилетия вперед. Республиканский канал - это еще и обратная связь между «властью» и «обществом». Функция незаменимая, тем более в национальной автономии. Сохранение БСТ и его развитие в адекватных современности условиях – это подлинно национальная, государственная задача.

Вопрос должен решаться консолидированными усилиями всех республик и при поддержке экспертов и патриотической общественности всей России, решиться на федеральном уровне.

Это задачи, в которых не место мелкому политическому соперничеству, зарабатыванию предвыборных очков, в данной проблеме нет деления на власть и оппозицию: она относится к сфере национальной безопасности России и должна быть просто решена.

Комментариев пока нет