Колонка редакции Новости

Что готовит стране принимаемый федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации»: религиозная составляющая образования

29 октября 2016

Напомним, что второе чтение в Госдуме закона «Об образовании» намечено на декабря. Эксперты не исключают возможности того, что законопроект потребует дальнейшего рассмотрения. Тем не менее, по словам спикера парламента Сергея Нарышкина, документ будет принят до конца текущего года.

Сегодня у нас на очереди обсуждение поправок в законопроект, касающихся религиозной составляющей отечественного образования. Инициаторами большинства поправок выступили межфракционная депутатская группа по защите православных ценностей и Московская Патриархия. Так в чем же их суть?

Поправки затронули, как содержательную, так и организационную стороны образовательного процесса. Ряд важных поправок коснулся курса «Основ религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ), который с 1 сентября, стал обязательным для изучения в четвертых классах всех школ. Предполагается, что теперь к разработке программ обучения по данным курсам и проведению экспертизы учебников будут привлекаться централизованные религиозные организации (ЦРО). Напомним, что религиозная организация – это добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица. Они бывают местные и централизованные. Последние должны состоять не менее чем из трех местных религиозных организаций). Кроме того, учителя ОРКСЭ должны будут получать в ЦРО «общественную аккредитацию… в целях признания уровня деятельности» как школы, так и самих педагогических работников. Этот уровень должен отвечать критериям и требованиям ЦРО «в соответствии с их внутренними установлениями».

Одна из предлагаемых поправок приравнивает светские и религиозные школы в праве получения средств для оказания образовательных услуг: православные гимназии, ранее лишенные финансовой поддержки, могут рассчитывать на нее наравне с муниципальными школами.

Отдельной статьей внесены поправки относительно кадетского воспитания. Так, образовательные и воспитательные программы подобных учебных заведений «должны основываться на… духовных традициях православной культуры», а казачьи кадетские корпуса могут взаимодействовать на системной основе с «религиозными организациями Русской Православной Церкви, исторически являющейся духовной традицией казачества».

Поправки в законопроект коснулись и высшего образования. Богословские степени и звания при лицензировании и госаккредитации образовательной деятельности духовных образовательных организаций приравнены к кандидатам и докторам наук.

Сказать, что эти поправки носят спорный характер – ничего не сказать. Например, «кураторство» ЦРО, по меньшей мере, приведет к тому, что культурологическая составляющая курса ОРКСЭ будет резко сокращена, а преподавать курс будут богоугодные (читай – угодные РПЦ) учителя.

По мнению экспертов, многие предлагаемые поправки просто противоречат Конституции страны. Так, руководитель Учебно-научного центра изучения религий РГГУ Николай Шабуров считает, что вносимые поправки «настолько противоречат Конституции, смыслу и понятию светского государства, тому, что школа отделена от религии, что это кажется полным абсурдом».

Но наиболее яростные дискуссии вызвало предложение об обязательной организации в учебных заведениях (по ходатайству со стороны учащихся и их родителей) так называемых «молельных комнат». «Суть поправки заключается в том, что богослужения и религиозные обряды могут проводиться в зданиях религиозного назначения, расположенных на территории государственных образовательных учреждений, а также в помещениях, которые специально выделяет администрация организации по просьбе учащихся и их родителей», – пояснила одна из разработчиков документа, руководитель юридической службы Московской патриархии инокиня Ксения (Чернега). По словам инокини, эта поправка не нарушит принцип светского образования в муниципальных школах.

Вместе с тем председатель инфоотдела Московского патриархата Владимир Легойда заявил, что поправка неправильно интерпретируется. По его словам, инициаторы поправки имели в виду возможность использования для проведения религиозных обрядов зданий религиозного назначения, уже имеющихся на территории государственных образовательных учреждений (например, домовый храм мученицы Татианы при МГУ), а также право администрации учебного заведения по просьбе совершеннолетних учеников или родителей предоставлять им помещение – «во внеурочное время и без создания какой-либо религиозной структуры» - для совершения религиозного обряда. «Закреплять за какой-либо комнатой специальный характер или нет, называть ее молельной или нет - это зависит от конкретного случая», - заметил Легойда.

Более того, председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов заявил, что изменения в закон «О свободе совести и религиозных объединениях» в связи с предлагаемыми поправками в закон «Об образовании» (о возможности учреждения в школах так называемых молельных комнат) вноситься не будут.

Тем не менее, инициатива по молельным комнатам, выдвинутая Московской Патриархией в лице инокини Ксении, тем не менее остается в силе. Более того, инокиня сообщила об идее другой поправки в законопроект – включить в вариативную часть школьной программы изучение основ веры традиционных для России религий, то есть фактически Закон Божий. По словам инокини, эта инициатива принадлежит Синодальному отделу религиозного образования и катехизации.

По сообщениям, РИА «Новости», в Русской православной церкви поправки к законодательству поддерживают, а вот представители Духовного управления мусульман европейской части России и Федерации еврейских общин отнеслись к нововведениям настороженно.

И неудивительно! По мнению экспертов, многие из внесенных поправок могут послужить интересам всех традиционных для России религиозных организаций. Однако тот факт, что инициаторами поправок выступили межфракционная депутатская группа по защите православных ценностей и Московская Патриархия, вызывает недоверие неправославных верующих.

Больше всего вопросов вызывает именно поправка о молельных комнатах. По словам Лидии Орловой, корреспондента «Независимой газеты-религия», «неправославные общины в первую очередь думают о том, что «расписание молебнов», согласно устоявшейся традиции, будет зависеть не от желания учащихся, а от административного ресурса, которым в большей мере, если исключить национальные республики Северного Кавказа, обладает РПЦ». О большой вероятности возникновения межрелигиозных конфликтов в случае принятия поправки говорили в Общественной палате. Ее члены напомнили о существовании 14-й статьи Конституции, согласно которой Церковь отделена от государства, а, значит, и от государственных образовательных учреждений.

Вместо заключения приведем слова Сергея Шпагина, доцента кафедры политологии Томского госуниверситета: «…мне непонятно, кому это вообще понадобилось. Скорее всего, это делается не для верующих детей и их родителей. Очевидно, что идет борьба за души, эта борьба никогда не прекращалась. Но ее нельзя переносить на школьную скамью, нельзя вовлекать в нее детей. Это опасно хотя бы потому, что может спровоцировать религиозную вражду среди учеников и их родителей. В школах и без того хватает конфликтов, это достаточно нервное место».

Комментарии 2

<p>
Государство шарахнулось от воинствующего атеизма до единения с властями религиозными. Но как то забыли, что Россия страна многонациональная, мултирелигиозная и повторить успех царского правительства уже не удастся.
</p>
<p>
Государство шарахнулось от воинствующего атеизма до единения с властями религиозными. Но как то забыли, что Россия страна многонациональная, мултирелигиозная и повторить успех царского правительства уже не удастся.
</p>