Статьи

ЧЕМУ НАС УЧИТ БИТВА ПОД ОРШЕЙ?

09 сентября 2017


8 сентября 2017 года исполнилось 503 года со дня Оршанской битвы, в которой гетман Константин Острожский разбил войско Русского государства. Это сражение обросло множеством мифов и до сих пор вызывает споры среди историков. Попробуем разобраться, что же в действительности произошло полтысячи лет тому назад на полях у Днепра возле Орши.

С конца XV века покончившее с зависимостью от Орды, присоединившее Тверь и Новгород и принявшее от погибшей Византии статус мирового оплота православной веры Великое княжество Московское превратилось в могущественное Русское государство. Рост противоречий между Москвой и Вильной привёл к началу долгой эпохи войн за русские земли, оказавшиеся к этому времени разделёнными между двумя государствами.

Русские и литовские войска к концу XV столетия представляли собой феодальные армии, основу которой составляли всадники, владельцы земель. Литовская кавалерия полагалась на копья по европейскому образцу, тогда как русская поместная конница за время бессчетных войн и стычек с татарами переняла степную тактику, оружие и доспех. Главным оружием московского всадника стали лук со стрелами и сабля.

В 1500 году русские войска на полях у реки Ведроши южнее Дорогобужа сошлись в битве с главными силами Великого княжества Литовского. Численность армий была примерно равной, но умелое сочетание степной тактики конных лучников с фланговым ударом в стиле Куликова поля принесли Даниилу Щене решительную победу. В битве пал цвет литовского рыцарства, сам великий гетман Константин Острожский попал в долгий плен. Обескровленное Великое княжество Литовское было вынуждено отдать Москве огромные земли: 70 волостей с Брянском, Гомелем, Черниговом и Новгород-Северским.

Бежав в Литву, Константин Острожский вернул себе булаву великого гетмана. Ведрошская катастрофа показала, что литовская кавалерия неспособна противостоять русской поместной коннице. Великий гетман сделал ставку на передовые достижения ренессансной Европы, где происходила революция в военном деле.

В 1514 году русские армии, развернув огромную по тогдашним меркам группировку осадной артиллерии, взяли Смоленск. Объединенное войско Литвы и Польши под командованием Константина Острожского двинулось на восток с целью отбить город. На его пути возле Орши собрались силы русской поместной конницы под руководством двух бояр-воевод: Михаила Булгакова-Голицы и Ивана Челяднина.

Популярная легенда говорит о том, что 25-тысячному польско-литовскому войску противостояла 80-тысячная русская армада. Скрупулёзные исследования историка Алексея Лобина показывают, что на деле силы обеих армий не могли превышать 12 тысяч человек с каждой стороны. Откуда возникла умопомрачительная численность в 80 тысяч человек, до сих пор всплывающая у некритически настроенных авторов, мы расскажем чуть ниже.

Итак, как и при Ведроши, у Днепра под Оршей сошлись примерно равные русские и литовские силы. Под командой русских воевод были всё те же поместные всадники с луками и саблями. Однако гетман Острожский привёл на поле армию совершенно нового образца.

В ней было немало традиционных литовских и польских шляхтичей с копьями – часть их них была оснащена по гусарскому образцу с длинными пиками и удобными щитами-тарчами. С ними соседствовала тяжёлая польская кавалерия европейского образца, закованная в полный максимилиановский доспех, который не могли пробить стрелы русских всадников. А также полевая артиллерия и панцирная пехота с пиками, алебардами и аркебузами – способная сдержать удар даже тяжёлой рыцарской конницы.

Против этого войска доблесть русских поместных всадников и тактические приёмы воевод, не раз приносившие славные победы, оказались бессильны. Огонь пушек и аркебуз, в том числе из засад, пики тяжёлой кавалерии и гусар, ряды пикинеров за несколько часов битвы сдержали яростный натиск русской конницы и в итоге обратили её в бегство. Ситуацию усугубил конфликт между воеводами – но и без него исход сражения был бы примерно тем же: при равных силах армия средневекового образца мало что могла противопоставить армии новой эпохи ренессанса.

Но оршанский разгром русских при всей убедительности не принес Вильне победы в войне. Гетман, при всей инновационности его войска, не имел тяжёлой осадной артиллерии. А без неё шансов отбить Смоленск у него не было. Более того: если с польско-литовской стороны под Оршу пришли все силы, какие только смогли собрать Вильна и Варшава, то со стороны Русского государства была потеряна лишь часть его войск, причём не лучшая. Оршанским победителям пришлось едва ли не бежать от стен Смоленска при приближении главных сил русской армии, потеряв обоз. Война шла ещё 8 лет, причём в основном на территории Великого княжества Литовского. По её итогам Смоленск и Рославль вошли в состав Русского государства – победа осталась за Москвой.

Русские государи и воеводы сделали из поражения под Оршей не меньше выводов, чем гетман Острожский после битвы при Ведроши. Москва не стала заимствовать все ренессансные приёмы ведения войны, мало пригодные для стычек со степняками на бескрайнем южном и восточном фронтире. Но вскоре на полях сражений появились профессиональная стрелецкая пехота и многочисленная полевая артиллерия, изменились и тактические приёмы русских войск.

Русское государство выучило горький урок, преподанный гетманом Острожским на полях под Оршей, а вот в Великом княжестве Литовском у этого полководца, великого православного просветителя и главы русской партии среди знати ВКЛ, так и не нашлось достойных продолжателей. Уже при Иване Грозном для ведения войны с Москвой потребовалось предельное напряжение сил сразу нескольких государств Восточной и Северной Европы. Чем дальше, тем больше русские войска применяли передовых методов ведения войны, а Литва и Польша с их шляхетской вольницей неотвратимо отставали – что закончилось разделами Речи Посполитой в XVIII века. К их времени небольшие регулярные отряды Российской империи раз за разом попросту разгоняли многократно превосходящие шляхетские ополчения, и те могли им противопоставить не больше, чем ратники Михаила Булгакова-Голицы и Ивана Челяднина – тяжёлой панцирной коннице и залпам артиллерии под Оршей.

Ну а рассказы о том, как небольшое войско доблестных рыцарей разгромило 80-тысячную орду диких московитов возникли сразу после битвы: король Сигизмунд крайне опасался союза между Москвой и Священной Римской империей, и потому рассылал во все европейские столицы победные реляции о «полнейшем разгроме бесчисленных московитских варваров». Эти цифры до сих пор гуляют из публикации к публикации, радуя глаз тех, кто недолюбливает Россию и русских – но отношения к реальности не имеют решительно никакого.

Здравое же восприятие битвы под Оршей предполагает не поднятие её на щит как «величайшей победы белорусского оружия» и не забвение в качестве «антироссийской пропаганды», а почтение памяти наших предков, воинов, отважно сражавшихся на полях у Днепра под разными знамёнами в войне, причины которой уже много веков как канули в Лету.

Текст: Алексей Костенков. 

Российско-белорусское информационное агентство rus-bel.online

Комментариев пока нет