Статьи

Британия против Каддафи

30 марта 2018
Как британцы помогали ливийским исламистам уничтожать Ливию

Готовность Великобритании работать с исламистскими силами была очевидна в Ливии, где происходила жестокая гражданская война между вооруженными силами оппозиции и силами, лояльными правителю страны Муамару Каддафи, который был убит в октябре 2011 года. Массированные воздушные удары НАТО, в основном со стороны Великобритании и Франции, были проведены в марте-октябре и именно благодаря им повстанцы одержали победу.

Исламистские силы были лишь частью оппозиции, которая свергла Каддафи, но были важным элементом, особенно на востоке страны, где началось восстание и которая стала центром оппозиции Каддафи. Этот эпизод в какой-то степени перекликается с прошлыми британскими интервенциями, когда исламистские акторы действовали в качестве пехотинцев для обеспечения энергетических интересов Британии. То, что британская военная интервенция для свержения Каддафи была в первую очередь мотивирована такими интересами, кажется очевидным. Однако такие нефтегазовые интересы в Ливии не упоминались британским правительством и в значительной степени игнорировались средствами массовой информации, в пользу того, что Британия руководствуется необходимостью поддерживать права ливийского народа и поощрять демократию; при этом озабоченности полностью отсутствуют, когда речь идет о защите прав граждан других ближневосточных стран, которые нарушаются правящими режимами, особенно это касается Бахрейна и Саудовской Аравии.

Британия оказала широкую поддержку новому руководству Ливии, которое было объединено в Переходный национальный совет (ПНС), сформированный в Бенгази в феврале 2011 года для создания альтернативного правительства. 17 марта была принята резолюция Совета Безопасности ООН 1973, которая установила запретную для полетов зону над Ливией и санкционировала "все необходимые меры ... для защиты гражданских лиц". Как и в Косово 1999 года, нарушения прав граждан в Ливии были сильно раздуты и утверждение тогдашнего британского премьер-министра Дэвида Кэмерона о том, что "мы предотвратили резню", выглядит, минимум, сомнительным.

Впоследствии британская политика вышла далеко за рамки узких ограничений резолюции ООН, нацелившись на прямое свержение режима Каддафи. Британские удары с воздуха и удары крылатых ракет начались 19 марта и только за первый месяц (из семи месяцев бомбардировок) было совершено 2800 боевых вылетов, которые уничтожили треть военных активов Каддафи, по заявлениям НАТО. В конечном итоге РАФ (британские ВВС) совершили более 3000 боевых вылетов над Ливией, повредив или уничтожив 1000 целей, в то время как Британия также направила подразделения регулярной армии, офицеров САС и МИ-6 для, как сообщалось, ‘’консультирования ПНС по организации военных структур, коммуникациям и логистике". Великобритания также оказывала помощь в нанесении авиаударов НАТО, направляя войска САС в качестве наземных корректировщиков и поставляя военную технику, оборудование для связи и бронежилеты. Уайтхолл также помогал ПНС "медиа и вещательным операциями" и предложил ПНС создать свой офис в Лондоне.

Военные операции были согласованы с Францией, в то время как США, которые не играли явной роли в военной интервенции, выделили 25 миллионов долларов в качестве скрытой помощи повстанцам в апреле. Британские министры отрицали, что они предоставили оружие и военную подготовку ПНС (учитывая, что международное эмбарго на поставки оружия было применено к Ливии), но СМИ выяснили, что США дали зеленый свет новому египетскому режиму (исламистскому) поставлять оружие, а также попросили Саудовскую Аравию также поставить оружие ливийским повстанцам.

Военные силы ПНС возглавлялись различными бывшими офицерами ливийской армии, такими, как полковник Халифа Хафтар, который создал "Ливийскую национальную армию" в 1988 году при поддержке ЦРУ и саудитов и который прожил последние 20 лет вблизи Лэнгли, штат Вирджиния, в городе, где также находится штаб-квартира ЦРУ. ЦРУ организовало ему и его боевикам тренировочный лагерь. Но исламистские элементы также были заметны. Например, два бывших моджахеда, воевавших в Афганистане, возглавили военную кампанию против сил Каддафи в Дарне, к востоку от Бенгази. Абдель Хаким Аль-Хасади, влиятельный исламский проповедник, который провел пять лет в тренировочном лагере джихадистов на востоке Афганистана, организовывал вербовку, обучение и развертывание в районе конфликта около 300 повстанческих боевиков из Дарны. Как Аль-Хасади, так и его полевой командир, Салах Аль-Баррани, были бывшими членами Ливийской исламской боевой группы, исламистских сил, которые долгое время устраивали теракты в Ливии и которые Великобритания тайно финансировала, чтобы убить Каддафи в 1996 году.

Сообщалось также, что Суфьян бен Куму, ветеран ливийской армии, который работал на холдинговую компанию Усамы бен Ладена в Судане, а затем на благотворительную организацию "Аль-Каиды" в Афганистане, отвечал за подготовку многих новобранцев-повстанцев Дарны. Куму провел шесть лет в Гуантанамо, прежде чем в 2007 году был передан в Ливию, отбывать срок за свои преступления (в Ливии он заочно был приговорен к длительному тюремному заключению); он был освобожден вместе с Аль-Хасади из ливийской тюрьмы в 2008 году в рамках перемирия между ливийским правительством и исламистами. Аль-Хасади, который воевал против США в Афганистане в 2001 году, был арестован в Пакистане в 2002 году и передан США, заключен в тюрьму, вероятно, на американской базе в Баграме (Афганистан), а затем таинственным образом освобожден. Заместитель госсекретаря США Джеймс Стейнберг сказал конгрессменам, что он будет говорить о Аль-Хасади только на закрытом (от общественности) заседании.

В интервью итальянской газете в конце марта 2011 года Аль-Хасади сказал, что он ранее завербовал около 25 человек из района Дарны для борьбы с войсками коалиции в Ираке. Некоторые из них, по его словам, находятся "сегодня находятся на передовой в Аджабии", прибрежном городе в северо-центральной Ливии, в котором шли одни из самых ожесточенных боев против сил Каддафи. Данные Wikileaks, полученные британскими СМИ, выявили американские документы, в которых указываются исламистские организации среди оппозиции режиму Каддафи, особенно в городах Бенгази и Дарна, и что последняя область была питательной средой для боевиков, воевавших в Афганистане и Ираке.

Захваченные документы "Аль-Каиды", которые попали в руки американцев в 2007 году, показали, что Ливия предоставляет Ираку больше иностранных боевиков в расчете на душу населения, чем любая другая страна, и что большинство добровольцев были с северо-востока страны, особенно из Бенгази и Дарны. Бывший оперативный офицер ЦРУ Брайан Фэйрчайлд писал, что, поскольку "эпицентр восстания [в Ливии] изобилует антиамериканскими и про-джихадистскими настроениями, и с явной поддержкой Аль-Каидой, уместно спросить наших политиков, как американское военное вмешательство в поддержку этого восстания каким-либо образом служит жизненно важным стратегическим интересам США".

Другие комментаторы также признавали исламистский характер некоторых повстанцев. Номан Бенотман, бывший член Ливийской исламской боевой группы, воевавший с СССР в Афганистане, подсчитал, что в Ливии воюет 1000 джихадистов. Бывший директор МИ-6 сэр Ричард Диарлав заметил, что опорный пункт повстанцев Бенгази был "довольно фундаменталистским по своему характеру", а Адмирал Джеймс Ставридис, верховный главнокомандующий НАТО в Европе, сказал, что разведка США отмечает рост активности и влияние среди повстанцев исламистов-фундаменталистов; это было описано высокопоставленными деятелями британского правительства как "очень тревожная тенденция".

Теневой министр иностранных дел Дуглас Александр заявил в парламенте, что, поскольку есть доказательства присутствия связанных с "Аль-Каидой" сил среди повстанцев, Британия должна "действовать с очень большой осторожностью" в деле вооружения анти-каддафистских сил. В ответ Уильям Хейг преуменьшил эту озабоченность, заявив, что "конечно, мы хотим знать о каких-либо связях с "Аль-Каидой, как мы это делаем в отношении связей с любыми организациями в любой точке мира, но с учетом того, что мы видели во временном Переходном национальном совете в Ливии, я думаю, что было бы правильно сделать акцент на положительную сторону". В ответ на запрос многих СМИ в Министерство обороны со ссылкой на предоставлении свободы информации с просьбой дать оценку присутствия сил "Аль-Каиды" или их сторонников в ливийских повстанческих силах, МО ответило, что оно не собирается раскрывать эту информацию, поскольку это противоречило бы "общественным интересам".

Неизвестно, как много всех этих исламистских элементов получили оружия и военную подготовку от британцев, французов, египтян или саудовских арабов, однако должностные лица в Чаде и Алжире неоднократно выражали озабоченность по поводу того, что отделения "Аль-Каиды" в их странах именно после ливийской войны стала массово применять тяжелые вооружения, причем правительственными силами было захвачено несколько образцов британского вооружения. Известно, что Катар был крупной финансовой опорой ливийских повстанцев, предоставив им огромную поддержку в размере 400 миллионов долларов, большая часть которой была предоставлена исламистским радикалам. Кроме того, Катар также направил сотни военнослужащих для ведения боевых действий на передовой линии и обеспечения подготовки пехоты ливийских боевиков в горах Западного Нафуса и восточной части Ливии. Значительная часть поддержки Катара была оказана так называемой "бригаде мучеников" 17 февраля - одному из наиболее влиятельных повстанческих формирований во главе с Абделем-Хакимом Белхаджем, ведущим полевым командиром Ливийской исламской боевой группы, который впоследствии стал командиром повстанческой армии в Триполи.

Поддержка Катаром исламистов в Ливии, несомненно, была известна британскому правительству, поскольку они последовательно поддерживали участие Катара в кампании против Каддафи, наряду с углублением военного и торгового сотрудничества. Действительно, начальник штаба Катара генерал-майор Хамад Бен Али Аль-Атия позже сказал: "Мы действовали как связующее звено между повстанцами и силами НАТО"’ Катар также сыграл ключевую роль вместе с Британией в "Ливийской контактной группе", которая координировала политику против режима Каддафи; например, первое совещание группы в апреле 2011 года было созвано Катаром под сопредседательством Великобритании в Дохе. После того, как Каддафи был свергнут, новый министр нефти Ливии Али Тархуни выступил с упреком в адрес Катара, заявив, что "любой, кто хочет прийти в наш дом, должен сначала постучаться в переднюю дверь"; это было описано журналом ''Экономист'' как "тонко завуалированное предупреждение Катару прекратить отдавать предпочтение амбициозным исламистам за счет шаткого центрального правительства".

Такое участие не ново – Британия поддерживала исламскую боевую группу в Ливии еще в 80-е годы прошлого века, теперь же она видела в исламских исламистах свою пехоту, для осуществления британских интересов. Такое же видение у британцев было по отношению к т.н. Освободительной армии Косово, которая также имела тесные связи с "Аль-Каидой", в ходе войны в Косово в 1999 году. Значительная часть высокопоставленных боевиков ЛИБГ получила политическое убежище в Великобритании и была связана с британским МВД (Хоум офис) Много шуму наделала серия документальных фильмов, показанных на новостном канале "Аль-Джазира", в которых был показан путь ливийских эмигрантов в Лондоне, исламистов из ЛИБГ, которые с началом боевых действий вернулись в Ливию и воевали с войсками Каддафи.

В середине марта 2011 года, когда режим Каддафи все еще цеплялся за власть в Триполи, ливийские власти показали мировым СМИ британского гражданина, захваченного в Ливии и представленного как исламского джихадиста. Салах Мохаммед Али Абоаоба сказал, что он был членом ЛИБГ и переехал из Йемена в Великобританию в 2005 году, где он оставался до 2010 года, получив убежище, проживая со своей семьей в Манчестере и собирая средства для Ливийской исламской боевой группы. Пока что нет никаких прямых доказательств того, что британские власти содействовали отправке бойцов ЛИБГ из Великобритании в Ливию, что было, например, во время Косовского конфликта. Тем не менее, нет сомнений, что ливийский процесс примирения (в 2007-2009 правительство Каддафи амнистировало часть ливийских исламистов в обмен на прекращение с их стороны вооруженной борьбы) мог бы позволить англичанам и США поддерживать контакты с ЛИБГ и рассматривать их в качестве потенциальных будущих партнеров по устранению Каддафи.

По крайней мере, Великобритания в 2011 году вновь обнаружила, что ее интересы – в основном в отношении нефти – совпали с интересами исламистских сил в Ливии. Однако к настоящему времени отношения Великобритании с ЛИБГ были явно довольно сложными. Правительство Блэра так стремилось поддержать Каддафи, что в 2004 году МИ-6 участвовал в захвате лидера ЛИБГ Абдель-Хакима Белхаджа и его заместителя Сами Аль-Саади. Белхадж был захвачен в аэропорту Бангкока. Он утверждал, что он был передан ЦРУ, которое, по его словам, пытало его и вводило ему сыворотку правды, прежде чем отправить его обратно в Триполи для допроса. Впоследствии Белхадж провел шесть лет в одиночной камере в пресловутой тюрьме Абу Селима в Триполи и утверждает, что его допрашивали три британских агента, которые проигнорировали его жалобы на жестокое обращение.

В 2005 году МИ-5 направил в Триполи делегацию, которая, по всей видимости, укрепила отношения с режимом Каддафи в то время, когда британцы были обеспокоены потенциальной угрозой, которую представляют для британской безопасности часть членов ЛИБГ, проживающих в Соединенном Королевстве, которые, по их мнению, попали под влияние "Аль-Каиды". МИ-5 также дал ливийскому режиму список имен, личных данных и адреса 50 членов ЛИБГ, проживающих в Великобритании. В очередной раз данный эпизод подчеркивает, насколько целесообразной была Британская политика в отношении ЛИБГ – тайная поддержка организации в середине 1990-х годов и согласие в ее присутствии в Лондоне в качестве противовеса ливийскому режиму, затем принятие мер против нее для налаживания отношений с Каддафи (в первой половине 2000-х Британия в значительной мере пошла на встречу режиму, с целью получить права на разработку богатых нефтяных месторождений), а затем вновь поддержка ливийских исламистов и работа вместе с ними, как правило через посредничество Катара, которому Британия предоставляла значительную военную и финансовую поддержку.


Комментариев пока нет