Статьи

Британия и исламизм в Пакистане

15 марта 2018

Жесткая исламизация затронула все области общественной жизни в Пакистане в 1980-х годах, поскольку генерал Зия-уль-Хак ввел драконовские меры и наказания, которые, по его словам, представляли собой подлинное исламское право (шариат). В этом он руководствовался советами и указаниями ведущих пакистанских религиозных лидеров, сторонников исламского движения Деобанди, по взглядам близких к ваххабистской версии ислама в Саудовской Аравии. Новый режим также опирался на две ключевые исламские партии: Джамаат-и-Ислами (Исламский блок), крупнейшую исламскую партию Пакистана, которая сыграла ключевую роль в вербовке и финансировании афганского джихада; и Джамиат Улема-Е-Ислам (Ассамблея исламского духовенства), которая настаивает на строгом толковании исламского права и которая управляла управлял растущей сетью медресе по всей стране. К тому времени, когда Зия был убит в 1988 году, 400 000 молодых людей, известных как "Талибан", или студенты (именно так в переводе на русский талибан и называется, т.е. это организация учащихся медресе), получили образование в пакистанских медресе.

У военных и мулл при Зия был общий внутренний враг - светские, более либеральные политические партии. Действительно, именно протестное движение, спровоцированное религиозными партиями в середине 1970-х годов против правительства Зульфикара Али Бхутто, создало условия для переворота Зия в 1977 году. Последовательное продвижение Зия исламистских групп было представлено как средство для создания исламского государства и было направлено на то, чтобы заблокировать восстановление демократии и оправдать военное положение. Этот проект противостояния светскому национализму получил сильную поддержку США и Великобритании – продолжение давнего политического предпочтения Лондона и Вашингтона исламистам перед националистами или демократами в регионе.

Июльский переворот 1977 года генерала Зия, тогдашнего главнокомандующего армией, который сверг премьер-министра Бхутто, фактически был одобрен правительством лейбористов Джеймса Каллагана. Кабинет министров сообщил через два дня после военного переворота о том, что Зия "объявил о своем намерении провести выборы в октябре и вернуть власть тем, кто был избран, и не было никаких оснований полагать, что он действительно не желает осуществлять это намерение", – чего на самом деле никогда не было. Через несколько месяцев, в январе 1978 года, Каллаган встретился с Зия для переговоров в Пакистане. Он сказал палате общин, что " генерал Зия заверил меня в своем твердом намерении как можно скорее восстановить демократическое правительство в Пакистане и рассказал мне, как он собирается это сделать. Он добавил: "в свете того, что мне сказали, у меня есть надежда на то, что в течение 1978 года мы увидим полное возвращение к демократии.

Это была полная чепуха, как, конечно, знал Каллаган; подобная мантра постоянно повторялась британскими министрами в отношении других подобных диктатур, чье существование оправдывалось интересами Великобритании.

После того, как Маргарет Тэтчер стала премьер-министром в 1979 году, она отказалась от каллаганских благосклонностей в пользу восхваления пакистанского диктатора при каждой возможности. "Генерал Зия - мудрый человек", - сказал Тэтчер в палате общин в феврале 1979 года, в то время, когда Зия собирался ввести законы шариата в стране и когда смертный приговор завис дамокловым мечом над свергнутым Бхутто: он был повешен два месяца спустя.

Великобритания увеличила поставки оружия Пакистану, и Тэтчер последовательно отбивалась от обвинений в том, что Лондон способствует эскалации конфликта с Индией, увеличивая способность Исламабада бороться с индийскими силами на спорной территории Кашмира. Вместо этого она утверждала, что Пакистан сейчас находится "на передовой" в отношении войны в Афганистане. После того, как Тэтчер изложила эту причину поставки оружия Пакистану на пресс-конференции в Дели в апреле 1981 года, она получила записку от президента Рейгана, в которой он выразил "глубокое восхищение вашими откровенными и мужественными комментариями для прессы в Индии о потребностях Пакистана в обороне и о ситуации в Афганистане".

В октябре 1981 года Тэтчер посетила Пакистан и выступила с речью на банкете, организованном генералом Зия в Аиван-Э-Садр, официальной резиденции президента в Исламабаде. Тэтчер заявила всем собравшимся:

"Господин Президент ... вы согласились с тем, что на вас была возложена историческая ответственность, ответственность за то, чтобы справиться с этой ситуацией не только в интересах Пакистана, но и в интересах международного сообщества. Именно по этой причине, среди прочего, Пакистан заслуживает поддержки Великобритании и всех государств мира, которые искренне заинтересованы в выводе советских войск. От имени Великобритании позвольте мне подтвердить вам: Пакистан получит нашу поддержку в решении общих проблем, с которыми вы сталкиваетесь ... мы глубоко восхищаемся тем мужеством и умением, которые вы проявили в урегулировании кризиса”.

В завершение Тэтчер произнесла тост "за здоровье и счастье его превосходительства президента" и "за длительную дружбу между народами двух стран". Склонность Тэтчер к поддержке диктаторов обычно иллюстрируется ее дружбой с чилийским президентом Аугусто Пиночетом, убившим до 30 тысяч политических противников и засадившим в тюрьму порядка миллиона человек (из 10 млн. общего населения), однако ее союз с Зия был столь же сильным, в то время как его поддержка исламистских группировок в Пакистане и Афганистане имела гораздо большие глобальные последствия.

Внутренняя исламизация Зия, наряду с деньгами, оружием и обучением, закачанными в афганский джихад, вскоре привела к официальному пакистанскому спонсорству радикальных исламистских группировок в регионе. В то время как Великобритания и США поддерживали Зия в течение всего десятилетия, в Пакистане были созданы две крупные террористические организации с государственным соучастием, что имело серьезные последствия для региона и безопасности мира в целом. Первой была Харкат-уль-Джихад-аль-Исламия (Исламское движение сопротивления), созданная в начале афганской войны, в 1980 году. Первоначально созданная для управления лагерями афганских беженцев в Пакистане, благодаря помощи межведомственной разведки Пакистана была превращена в организация по вербовке, обучению и переправке в Афганистан боевиков из Пакистана для участия в войне против советских войск. В середине 1980-х произошел раскол организации, Харакат уль-Муджахидин (ХУМ), боевики которой воевали в Афганистане и которая набрала еще 5000 добровольцев со всего мусульманского мира для борьбы. Первоначальная группа добровольцев ХУМ прошла подготовку в лагерях в Афганистане, которые вел Джалалуддин Хаккани, из группировки "Юнис Халис" из "Хезб-и-Ислами" (Исламская партия Афганистана), партия которую основал Гульбеддин Хекматияр, крупнейший на тот момент наркоторговец и производитель (о нем я уже писал в одной из прошлых статей) и чья партия получила от США и Великобритании сотни миллионов долларов. Боевики ХУМ считались одними из лучших бойцов исламского джихада в Афганистане - ЦРУ предоставило им одним из первых ракеты Стингер и обучило их эффективному использованию.

Под руководством его лидера Фазлура Рехмана Халила ХУМ стал одной из самых жестоких террористических организаций Пакистана, особенно активно выступающей против индийских сил в Кашмире. Она будет продолжать управлять лагерями в Афганистане в течение 90-х годов и направлять боевиков в район джихада в Боснии после 1992 года, оставаясь при этом протеже пакистанской Межведомственной разведки. Исполнители лондонских терактов 2005 года также будут иметь связи с ХУМ.

Вторая ключевая террористическая организация в Пакистане была создана внутри Марказа Дава Аль-Иршада (Центр религиозного обучения и социального обеспечения), который был основан в 1987 году тремя исламскими богословами, в том числе Абдуллой Аззамом, палестинским братом-мусульманином, который был одним из организаторов вербовки и переправки моджахедов в Афганистан, и который в настоящее время находятся в Международном исламском университете в Исламабаде. Как суннитская миссионерская организация, Центр, по-видимому, получал деньги от бен Ладена. В общем внутри этого Центра пакистанской разведкой была создана Лашкаре-Тайба (армия бога или армия справедливого), которая также вербовала добровольцев для афганского джихада, организовав сеть лагерей на востоке Афганистана в 1987-88. Однако организация сыграла относительно небольшую роль в Афганской войне, сконцетрировав основные свои усилия в борьбе с Индией в Кашмире, получая за это поддержку финансирование и оркжием от пакистанской разведки. С тех пор она стала крупнейшей в Пакистане джихадистской организацией и одной из самых жестоких террористических групп. Террористы-исламисты, устраивающие теракты в Британии и ЕС, тесно связаны с этой группировкой.

Создание этих двух террористических организаций при соучастии Пакистана было столь же важным для развития глобального терроризма, как и создание "Аль-Каиды" бен Ладена примерно в одно и то же время. Однако последствия этой радикализации в Пакистане ощущались не только там, в Афганистане и Кашмире, но и в Великобритании. Бахукутумби Раман, бывший сотрудник индийской разведки и ведущий эксперт по пакистанским террористическим группам, отмечает, что " семена радикализации пакистанской диаспоры в Великобритании были посеяны во время военной диктатуры Зия. Генерал призвал ряд клириков Деобанди из Пакистана отправиться в Великобританию в качестве проповедников в мечетях под покровительством пакистанской диаспоры. Там они заменили священнослужителей исламской школы Барельви, которые, как правило, были более либеральными и приветствовали демократию западного образца. Раман отмечает, что в Британии сегодня "влияние более толерантных, а не антизападных барельвских мулл было почти полностью заменено влиянием более фундаменталистских, антизападных Деобанди-Ваххабитских". Он также утверждает, что "спецслужбы США и Великобритании поддержали политику Зия по арабизации и ваххабизации мусульман Пакистана, потому что это способствовало увеличению потока джихадистских террористов в Афганистан.

Первые признаки радикализации пакистанской диаспоры в Великобритании появились в феврале 1984 года. Группа британских террористов из Пакистана похитила индийского дипломата, требуя освободить из индийской тюрьмы одного из лидеров пакистанских террористов. Когда индийское правительство отвергло требование террористов, они убили дипломата. Пять лет спустя более известное событие показало, как некоторые элементы в британской мусульманской общине стали радикальными, когда в январе 1989 года группа исламистов в Брэдфорде сожгла копии романа Салмана Рушди, ‘’Сатанинские стихи’’, и выпустила фетву, призывающую к убийству Рушди. Протест был первоначально организован из Пакистана и Индии сторонниками Джамаат-и-Ислами и исламской партией Великобритании, которая была создана в начале 1960-х годов, чтобы, как она заявила, построить общество "на основе идеалов, ценностей и принципов ислама" и ввести шариат в британское законодательство. Эта партия имеет тесную поддержку из Пакистана.

Протесты против Рушди были поддержаны лишь небольшим меньшинством британских мусульман, но, к сожалению, вся британская мусульманская община попала под суровый прессинг СМИ. Потребовалось много времени для того, чтобы это сообщество восстановилось; однако теракт 9/11, а затем взрывы 7/7 нанесли ему еще более серьезные удары. Радикализация мусульманской общины в 1980-х годах уже была примером "ответного удара", учитывая, что Великобритания потворствует пакистанскому режиму, спонсирующему исламистские и террористические группы. Дело Рушди должно было стать тревожным сигналом для британских политиков – но их ответ в начале 1990-х годов был противоположным: еще больше углубить британское соучастие в продвижении Пакистаном радикального ислама.

Комментариев пока нет