Статьи

Британия и египетский исламизм.

02 марта 2018
Продолжение цикла статей о сотрудничестве Британии с исламистами. «Братья-мусульмане» (араб. الإخوان المسلمون‎‎, масри الاخوان المسلمين) — международная религиозно-политическая ассоциация, основанная в марте 1928 года учителем Хасаном аль-Банна в Исмаилии (Египет). С 1933 года штаб-квартира организации была переведена в Каир. Хасан Аль-Банна охарактеризовал движение так: «салафийское движение, ортодоксальный путь, суфийская реальность, политическая организация, спортивная группа, научное и культурное общество, хозяйственная компания и социальная идея»

Вторая мировая война стала свидетелем продолжающегося роста "Братьев-мусульман", который развился под руководством Хасана Аль-Банны в исламистское массовое движение. Оно стало крупнейшим исламским обществом в Египте и создало свои филиалы в Судане, Иордании, Сирии, Палестине и в большинстве стран Северной Африки. Стремясь создать исламское государство под лозунгом "Коран-наша Конституция", братство проповедовало строгое соблюдение принципов ислама и предложило религиозную альтернативу как светским националистическим движениям, так и коммунистическим партиям в Египте и на Ближнем Востоке – силам, которые становились двумя главными претендентами, бросившими претензии на британскую и американскую власть в регионе.

Британия рассматривала Египет в качестве основной своей позиции на Ближнем Востоке с тех пор, как в начале Первой Мировой Войны объявила его "протекторатом". Британские фирмы составляли основную часть инвесторов в Египте и по сути контролировали экономику, а британская военная база в зоне Суэцкого канала к моменту Второй Мировой Войны стала самой крупной в мире. Британское господство в стране, однако, все больше оспаривалось как растущим националистическим движением, так и религиозными силами "Братьев-мусульман", в то время как главным союзником Лондона был его правитель, Король Фарук, который занял трон в 1936 году.

"Братство" призвало к джихаду против евреев в ходе арабского Восстания 1936-1939 годов в Палестине и направило туда добровольцев после призыва муфтия; немецкие офицеры также оказали ему помощь в строительстве его военного крыла. Организация считала британцев империалистическими угнетателями в Египте и агитировала против британской военной оккупации страны, особенно после палестинского восстания. В первые годы Второй Мировой войны британская стратегия по отношению к братству в Египте в основном предусматривала попытки его подавления. Однако в это время братство пользовалось покровительством про-британской египетской монархии, которая начала финансировать Братьев в 1940 году. Король Фарук расценил братьев как полезное противодействие власти крупной светской националистической партии Вафд и коммунистов. В это время многие исламские общества в Египте были спонсированы властями для противостояния соперникам или усиления интересов англичан, египетского дворца или других влиятельных групп.

Первый известный прямой контакт между британскими спецслужбами и братьями произошел в 1941 году, в то время, когда британская разведка рассматривала массовые действия организации и планы саботажа против англичан как "самую серьезную угрозу общественной безопасности" в Египте. В том же году Аль-Банна был заключен в тюрьму египетскими властями, действующими под давлением Великобритании, но именно после его освобождения в том же году британцы вступили в контакт с братьями. По некоторым данным, англичане предлагали помочь организации, нарастить ее общественную поддержку. Существует множество теорий о том, принял ли Аль-Банна предложение Британской поддержки или отверг его, но, учитывая относительное затишье в акциях братьев в течение некоторого времени после этого периода, не исключено, что британская помощь была принята.

В 1942 году Британия определенно начала финансировать братьев. 18 мая сотрудники посольства Великобритании провели встречу с премьер-министром Египта Амином Османом- Пашой в ходе которой были обсуждены отношения с братьями-мусульманами и согласован ряд пунктов. Один из них заключался в том, что " субсидии [партии] Ихвани-Эль-Муслимину ["Братья-мусульмане"] будут выплачиваться правительством [Египта], и им потребуется некоторая финансовая помощь в этом вопросе со стороны [британского] посольства."

Кроме того, египетское правительство " введет надежных агентов в Ихвани, чтобы внимательно следить за деятельностью, и позволит нам [посольству Великобритании] получать информацию, полученную от таких агентов. Мы, со своей стороны, будем обеспечивать египетское правительство информацией, полученной из британских источников."

Было также решено, что" будут предприняты усилия для создания раскола в партии путем использования любых разногласий, которые могут возникнуть между Хасаном Аль-банной и Ахмедом Суккари" (двумя лидерами). Британцы также передали правительству список членов братьев, которых они считали опасными, но не было никаких агрессивных шагов против организации. Скорее, стратегия определялась как "убийство добротой". "Аль-Банне " должно быть разрешено начать выпускать газету и публиковать статьи, поддерживая демократические принципы".

На встрече также обсуждалось, как братья формировали "диверсионные отряды" и шпионили в пользу нацистской Германии. Организация была охарактеризована как "узко-религиозная и мракобесная организация", но та, которая "могла вывести ударные войска для участия в беспорядках и диверсиях", включая "отряды самоубийц". Имея примерно 100-200 тысяч сторонников, братья было "беспрекословно антиевропейскими, и в частности, антибританскими, из-за нашей исключительной позиции в Египте"; поэтому они " надеялись на победу стран Оси, которая, как они предполагали, сделает их доминирующей политической силой в Египте." К 1944 году Комитет политической разведки Великобритании описывал братьев как потенциальную опасность, но со слабым руководством: Аль-Банна, по его мнению, был "единственной выдающейся личностью", без которой "организация могла бы легко развалиться". Этот довольно пренебрежительный анализ Братства будет пересмотрен в предстоящие годы, поскольку британцы культивировали его и сотрудничали с ним перед лицом растущего антиколониализма в Египте.

Таким образом, к концу Второй Мировой Войны Великобритания уже имела значительный опыт сговора с исламистскими силами для достижения определенных целей, в то время как разработчики британской внешней политики понимали, что те же самые силы в целом были против британцев: они были временными, специальными коллаборационистами для достижения конкретных целей, когда Британии не хватало других союзников или достаточной силы, чтобы навязать свою волю. Эта политика британской ‘’целесообразности’’ значительно углубится в послевоенном мире. После окончания Второй Мировой Войны, Братья были одной из двух массовых политических партий в Египте, наряду с партией умеренных националистов Вафд, и Король Фарук продолжал использовать братьев как оплот против радикальных экономических и социальных идей. Известно, что Братство передавало информацию правительству, чтобы помочь в его постоянных облавах против реальных и предполагаемых коммунистов, особенно в профсоюзах и университетах. Однако это всегда было непростым сосуществованием среди растущей оппозиции британскому присутствию и потоку насилия, которое потрясло Египет после 1945 года.

Вскоре обострилась конфронтация между Братьями, стремящимся изгнать иностранного "оккупанта" и в конечном итоге стремящимся к созданию исламского государства – и англичанами, и дворцом. В зоне Суэцкого канала были совершены теракты против британских войск, и власти регулярно утверждали, что обнаружили тайники оружия братьев. Братья также предприняли различные покушения: в период с 1945 по 1948 год в числе погибших оказались два премьер-министра, начальник полиции, несколько министров и пр. В декабре 1948 года после того, как власти якобы обнаружили тайники с оружием братьев и раскрыли их заговор с целью свержения режима, организация была распущена, решение, которое британцы, по-видимому, потребовали сделать египетскому правительству, чтобы подавить их антибританскую деятельность. Три недели спустя премьер-министр Махмуд Аль-Нукраши, который отдал приказ о роспуске организации, был убит членом "секретного аппарата" Братьев-мусульман, его полувоенным формированием и террористическим подразделением, которое совершило бомбовые нападения на британцев в зоне канала.

К январю 1949 года британское посольство в Каире сообщало, что король Фарук собирается уничтожить" Братство, начав с ареста более 100 братьев. В следующем месяце был убит основатель организации Хасан Аль-Банна. Хотя убийцу так и не нашли, широко распространено мнение о том, что убийство было совершено сотрудниками политической полиции и было запланировано египетским монархом.

Тем не менее, алиби уже закрутилось. Через три дня после убийства британский посол, сэр Рональд Кэмпбелл, встретился с королем Фаруком и заявил, что "я считаю, что убийство могло быть совершено собственными экстремистскими последователями Хассана Аль-Банны из-за страха или подозрений, что он решит связаться с монархией". Король Фарук, со своей стороны, также заявил, что лидера братьев якобы убили "саадисты" (отколовшиеся от Партии Вафд, названные в честь Саада Загхула, бывшего лидера партии и премьер-министра).

В октябре 1951 года "Братство" избрало своим новым лидером бывшего судью Хасана Аль-Ходейби, фигуру, не связанную с терроризмом, которая заявила о своей оппозиции насилию 1945-1949 годов. Однако Ходейби не смог утвердить свой контроль над конкурирующими группировками внутри организации. Братство возобновило свой призыв к джихаду против британцев, призывая к нападениям на британцев и их собственность, организовало демонстрации против оккупации и пыталось заставить египетское правительство выгнать англичан из страны. В докладе посольства Великобритании из Каира в конце 1951 года говорится, что Братство "обладает террористическо-диверсионным отделением, которое оказалось слабо затронута полицейской активностью", несмотря на недавние аресты. Тем не менее, в докладе была затушевана антибританские настроения в организации: было заявлено, что они "планируют отправить террористов в зону канала", но "они не намерены использовать свою организацию как таковую против сил Его Величества". В другом докладе отмечалось, что, хотя Братство несет ответственность за некоторые нападения на англичан, это, вероятно, было вызвано "недисциплинированностью" и, как представляется, "противоречит политике лидеров".

В то же время в декабре 1951 года рассекреченные документы показали, что британцы пытались организовать встречу с Ходейби. Несколько встреч было проведено с одним из его советников, Фархани Беем, о котором мало что известно, хотя он, по-видимому, не был сам членом Братства. Показания рассекреченных британских документов свидетельствуют о том, что лидеры братьев, несмотря на их публичные призывы к нападениям на англичан, были полностью готовы встретиться с ними. К этому времени египетское правительство предлагало Ходейби "огромные взятки", чтобы удержать Братство от дальнейших акций против режима, как сообщал британский МИД.

Затем, в июле 1952 года, группа молодых офицеров египетской армии в результате переворота свергли монархию и провозгласили себя Советом революционного командования , генерал Мухаммад Нагиб стал председателем, а полковник Гамаль Абдаль Насер стал его заместителем. Так называемые "свободные офицеры" убрали про-британского Фарука, пообещав проводить независимую внешнюю политику и провести комплекс внутренних реформ, в частности земельную. В 1954-м Насер сосредоточил всю власть в своих руках. "Братья-мусульмане", с удовлетворением увидев свержение прозападного режима, первоначально поддержали переворот и действительно имели прямые связи со свободными офицерами. Один из них, Анвар Садат, позднее описал свою роль в качестве посредника между свободными офицерами и Хасаном Аль-банной. "Очевидно, что он был одним из свободных офицеров, связь с которыми братья надеялись использовать в достижении своих политических целей", - писал позднее посол Великобритании в Каире сэр Ричард Бомонт, после того как Садат сменил Насера на посту президента в 1970 году. Братство опиралось на внутреннюю поддержку революционных лидеров, и хорошие отношения поддерживались до конца 1952 года.

Насер, Гамаль Абдель

В начале 1953 года британские официальные лица встретились непосредственно с Ходейби, якобы для того, чтобы озвучить свою позицию в отношении предстоящих переговоров между Великобританией и новым египетским правительством об эвакуации британских вооруженных сил из Египта, так как не за горами было истечение срока 20-летнего соглашения, подписанного в 1936 году. Поскольку многие архивы остаются засекреченными, точно не известно, что происходило на этих встречах, но Ричард Митчелл, главный западный аналитик по египетским "Братьям – мусульманам", задокументировал то, что впоследствии говорили о переговорах различные стороны – англичане, египетское правительство и братство. Митчелл заключает, что участие братьев в этих переговорах было по просьбе британцев и представляло трудности для переговорщиков египетского правительства, предоставляя "рычаги влияния для британской стороны". Англичане, ища мнения Братьев-мусульман, фактически признавали их голос в делах нации, а Ходейби, соглашаясь на переговоры, увековечивал эту идею и тем самым ослаблял влияние правительства. Насер осудил встречи между британцами и братьями и публично обвинил братьев в коварстве и сговоре с империалистами. Он также обвинили Ходейби в принятии определенных условий для британской эвакуации из Египта, которая связала руки правительственным переговорщикам.

Согласно имеющейся ограниченной информации британская стратегия, по-видимому, является традиционным ‘’разделяй и властвуй’’, направленным на получение "рычагов воздействия" на новый режим в обеспечении своих интересов. Британские контакты братьев могли лишь усилить напряженность между режимом и братьями и укрепить позиции англичан. Британцы также открыто рассказали Насеру о некоторых из своих встреч с Ходейби и другими членами организации, естественно заверяя его, что Лондон ничего не замышляет против новой египетской власти. Однако сам факт того, что переговоры имели место, несомненно, вселил сомнение Насеру по поводу надежности братьев.

Также существует рассекреченная записка, посвященная встрече британцев и братьев 7 февраля 1953 года, в которой крупная шишка братьев Абу Рукаяк сказал советнику посольства Великобритании Трефору Эвансу, что "если бы Египет начал искать во всем мире друзей, то он не нашел бы никого лучше Великобритании". Посольство Великобритании в Каире интерпретировало это замечание как показывающее " существование в составе лидеров братьев группы, которая была готовы сотрудничать с Британией".

Явная готовность британцев и братьев сотрудничать друг с другом станет более важной к концу 1953 года, когда режим Насера обвинил их в сопротивлении земельной реформе и подрыве армии через свой "секретный аппарат". В январе 1954 года в Каирском университете произошли столкновения между сторонниками правительства и братства; десятки людей получили ранения и был сожжен армейский джип. Это побудило Насера распустить организацию. Среди длинного списка обвинений в адрес Братства в декрете о роспуске были встречи братьев с англичанами.

В октябре 1954 года, когда Братство стремилось содействовать народному восстанию, его" секретный аппарат " попытался убить Насера, когда он выступал с речью в Александрии. Впоследствии сотни братьев были арестованы , многие бежали из страны. В декабре шесть братьев были повешены. Организация была фактически разгромлена. Одним из арестованных и подвергнутых ужасным пыткам был Сайид Кутб, член руководящего совета братьев, который был приговорен к двадцати пяти годам каторжных работ и который к 1960-м стал одним из ведущих теоретиков радикального ислама, написав в тюрьме несколько работ.

После неудавшейся попытки покушения на Насера премьер-министр Уинстон Черчилль направил ему личное сообщение: "я поздравляю вас со спасением от подлого покушения, совершенного на Вашу жизнь в Александрии вчера вечером." Вскоре, однако, англичане снова сговорились с теми же людьми, чтобы достичь той же цели.

Внутренние реформы Насера включали широкомасштабное перераспределение земель в интересах сельской бедноты и шаги по закреплению конституционной формы правления вместо диктатуры. В июле 1955 года уходящий с поста посол Великобритании в Каире сэр Ральф Стивенсон отметил, что режим был " лучше, чем любое другое египетское правительство, поскольку оно пытается сделать что-то для народа Египта, а не просто говорит о проведении реформ’’. Стивенсон заявлял Гарольду Макмиллану, министру иностранных дел в новом правительстве Энтони Идена, что "они [египетские лидеры] заслуживают, на мой взгляд, всей помощи, которую Великобритания может им оказать". Через девять месяцев после этого заявления англичане решили избавиться от Насера.

Британцы и американцы к тому времени участвовали в различных заговорах против Сирии и Саудовской Аравии, а также Египта в рамках гораздо более масштабной планируемой реорганизации Ближнего Востока с целью противодействия "вирусу арабского национализма". Согласно совершенно секретной записке Министерства иностранных дел, президент США Эйзенхауэр описал британцам необходимость создания " Макиавеллистского плана для достижения ситуации на Ближнем Востоке, благоприятной для наших интересов, который мог бы разделить арабов и помешать целям наших врагов”.

В 1956-м Энтони Иден, тогдашний британский премьер-министр, сказал своему новому министру иностранных дел Энтони Нуттингу, что он хотел, чтобы Нассер "был убит". Это было до решения последнего национализировать Суэцкий канал в июле 1956 года, акт, который "неизбежно приведет к потере одного из наших главных активов на Ближнем Востоке", - пояснил Иден в своих мемуарах. "Если бы мы позволили Нассеру национализировать Суэцкий канал, дальнейшие последствия могли бы положить конец монархии в Саудовской Аравии", - объяснил постоянный заместитель министра иностранных дел Ивоне Киркпатрик, опасаясь, что националистические силы там будут вдохновлены успешным вызовом Насера Западу в Египте.

Многие британские архивы о "суэцком кризисе" остаются цензурой, но на протяжении многих лет появлялась некоторая информация о различных попытках Великобритании свергнуть или убить Насера. По крайней мере один из этих планов связан с попустительством "Братьям-мусульманам". Стивен Доррил отмечает, что бывший исполнительный агент спецопераций и консервативный депутат Нил "Билли" Маклин, секретарь" Суэцкой группы " Джулиан Амери и глава отделения MI6 в Женеве Норман Дарбишир установили контакты с Братством в Швейцарии 1955-1956 гг.. Дальнейшие подробности об этих женевских встречах никогда не появлялись, но они вполне могли быть связаны с попыткой убийства или созданием правительства в изгнании, чтобы заменить Насера после войны в Суэце. В сентябре 1956 года Ивоне Киркпатрик контактировал с саудовскими официальными лицами в Женеве, которые сказали ему о "значительной подпольной оппозиции Насеру"; действительно, его страх состоял в том, что захват Насером Суэцкого канала "положит конец египетскому сопротивлению", что, вероятно, будет означать конец Братьям-мусульманам.

Конечно, англичане тщательно следили за антирежимной деятельностью братьев и признавали, что они способны бросить вызов Нассеру. Имеются также свидетельства того, что англичане имели контакты с организацией в конце 1955 года, когда некоторые братья посетили короля Фарука, находящегося в изгнании в Италии. Режим короля Хусейна в Иордании дал лидерам братьев дипломатические паспорта, чтобы облегчить их передвижение, чтобы организовывать операции против правительства Насера, в то время как Саудовская Аравия предоставила финансирование. ЦРУ также одобрило финансирование Саудовской Аравией "Братьев-мусульман", чтобы действовать против Насера, по словам бывшего офицера ЦРУ Роберта Байера.

В августе 1956 года египетские власти раскрыли британскую шпионскую сеть в стране и арестовали четырех британцев, включая Джеймса Суинберна, бизнес-менеджера арабского информационного Агентства, агента МИ-6, в Каире. Были также высланы два британских дипломата, участвовавших в сборе информации. Как отмечает Доррил, они, по-видимому, контактировали со студентами-исламистами, которых подбивали на беспорядки, которые могли бы послужить оправданием для военного вмешательства для защиты европейских граждан в Египте.

В октябре Великобритания, в тайном союзе с Францией и Израилем, начала вторжение в Египет для свержения Насера, но была остановлена совместной позицией США и СССР. Планировалось, что параллельно с вторжением начнут активную деятельность братья-мусульмане, которые могли " стать основным бенефициаром и сформировать правительство после свержения Насера. Тем не менее, британцы опасались, что захват власти братьями приведет к "еще более экстремальной форме правительства" в Египте. Опять же, это не помешало им использовать эти силы.

Через несколько месяцев после поражения Великобритании Насером, в начале 1957 года, Трефор Эванс, который возглавлял британские контакты с братьям четыре года назад, писал правительству, что свержение режима Насера должно быть главной задачей Великобритании на Ближнем Востоке. Другие официальные лица отметили, что Братство по-прежнему активно выступает против Насера как внутри Египта, так и за его пределами, особенно в Иордании, откуда и ведется "активная пропагандистская кампания". Эти меморандумы предполагают, что Великобритания будет продолжать использовать эти силы в будущем – и они действительно будут их использовать.

Когда иорданский король Хусейн сокрушал палестинцев в сентябре 1970 года, Анвар Садат, вице-президент Египта, занял пост президента после скоропостижной кончины Насера. Решение "Братьев-мусульман" поддержать короля Хусейна в Иорданском кризисе не осталось незамеченным новым египетским президентом, который имел прочные личные связи с братьями, восходящие к 1940-м годам. Как президент, Садат отверг арабский национализм Насера, очистил правительство от насеристов и изгнал советских военных советников в 1972 году. Вместо этого Садат начал исламизацию египетского общества и сотрудничество с США. Вашингтон был так заинтересован в сотрудничестве с Садатом ,что политики и сотрудники разведки оказывали поддержку в исламизации Садатом Египта. Фактически, политика Садата способствовала появлению глобального исламского радикализма.

Анвар Садат

Британцы потворствовали исламистским силам против Насера, их главного врага на Ближнем Востоке в течение предыдущих восемнадцати лет, и помогли радикально ослабить арабский национализм как крупную политическую силу. Теперь Уайтхолл присоединился к США в поддержке Садата, когда он перевел Египет на новый исламский, а также прозападный путь, понимая, что режим "не очень демократичен’’, как отметил британский посол в 1975 году, но приветствуя его как "умеренную, стабилизирующую силу’’ в регионе. Это было не так.

Широкая исламизация египетского общества включала закрепление ислама в качестве государственной религии в Конституции 1971 года и изменение политики в отношении Братьев-мусульман, включая освобождение некоторых братьев из тюрьмы и объявление общей амнистии для всех заключенных до мая 1971 года. К середине 70-х Садат, при поддержке саудитов, также позволил братьям вернуться из навязанной Насером ссылки из Саудовской Аравии, где многие из них разбогатели. В то же время Садат также установил тайные отношения с главой саудовской разведки Камалом Адхамом, восстановив отношения, разорванные при Насере.

Освобожденные Садатом братья-мусульмане устремились в университеты Египта, многие из которых к началу 1970-х годов контролировались исламистскими движениями, покончившими с господство националистической идеологии. В то же время исламистская интеллигенция из кампусов египетских ВУЗов начала распространять свои идеи по всему мусульманскому миру, благодаря сетям и финансовому влиянию саудовских ваххабитов, особенно после арабо–израильского конфликта 1973 года. Среди новобранцев движения были две важные социальные группы – масса молодых городских бедняков из неимущих слоев населения и набожная буржуазия, класс, до сих пор исключенный из политической власти и ограниченный военными и монархическими режимами.

Секретные службы Садата взрастили это радикальное исламистское возрождение, оказывая помощь в формировании различных небольших групп боевиков, чтобы противостоять остальным студенческим группам во главе с нассеристами и коммунистами. Аль-Гамаа аль-исламийя (Исламский джамаат - объединение автономных университетских религиозных ассоциаций) были сформированы на университетских кампусах с помощью соратника Садата, бывшего адвоката, Мухаммеда Усмана Исмаила, который считается "крестным отцом" Джамаата. К концу 1970-х годов Джамаат, утверждая важность ‘’чистой’’ исламской жизни и организуя летние лагеря для своих кадров, включая идеологическую подготовку, загнал левые студенческие организации в подполье. Джамаат оставался близкими союзниками и полезными инструментами правительства Садата до 1977 года, когда президент прилетел в Иерусалим на мирные переговоры с Израилем.

В обмен на легализацию Садатом "Братьев-мусульман", последние с энтузиазмом поддержали неолиберальную экономическую политику режима. Диаметрально противоположная националистической политике Насера, экономическая либерализация Египта была инициирована программой, разработанной Международным валютным фондом, которая имела сильную англо–американскую поддержку и включала снижение роли государства в экономике и содействие торговой и инвестиционной политике, благоприятной для иностранных инвесторов. Эта политика усилила неравенство между богатыми и бедными, и для многих нищета стала еще одним стимулом вступать в исламистские организации в 1970-х и 1980-х годах, причем не только в Египте, но и в других странах мусульманского мира. Радикальные исламисты, хотя и поддерживают "свободный рынок", не гнушаются произносить популистские речи об сопротивлении иностранному господству и эксплуатации "народа", создавая при этом свои минимальные структуры социального обеспечения взамен исчезнувших в ходе либерализации государственных.

Британцы были свидетелями того, как Садат использовал "Братьев-мусульман" для укрепления режима. Они благосклонно смотрели на стратегию Садата, при условии, что он сможет в конечном счете контролировать эти силы – именно озабоченность, которую британские тайные планировщики имели в отношении их собственного использования братьев в свержении Насера в 1950-х годах. В 1971 году англичане признали, что "у Садата может возникнуть соблазн использовать такое потенциально удобное оружие", что отражает давнее Британское восприятие Братства. Организация наслаждалась "ренессансом" при Садате, но опасность заключалась в том, что он "может недооценивать трудность держания братьев под контролем".

Таким образом, высокопоставленные британские официальные лица в Египте продолжали признавать ценность попустительства лидерам братьев, как это делало британское посольство в 1950-х, Хассан Аль-Ходейби, лидер, с которым Великобритания имела дело, все еще был на своем месте. Вопрос в том, имели ли британские официальные лица контакты с Аль-Ходейби позже, не раскрывается в рассекреченных правительственных документах; Аль-Ходейби умер в 1973 году.

Вера Садата в то, что он может управлять братьями, используя их против его левых политических оппонентов, работала в определенной степени, но братья отказались открыто поддержать режим, не в последнюю очередь потому, что Садат отказался позволить им зарегистрироваться в качестве официальной политической партии. Садат также не смог понять, что только полная исламизация общества может удовлетворить требования фундаменталистских групп. В октябре 1973 года во время очередной Садат развернул исламскую пропаганду, в противовес националистическим призывам Насера в войне 1967 года. Однако последующие мирные инициативы Садата в отношении Израиля и подписание в сентябре 1978 года Кэмп-Дэвидских соглашений, которые привели к заключению мирного договора с Израилем, показали радикальным исламистам, стремящимся к разрушению Израиля, что Садат явно не является больше их союзником. Его прежнее покровительство воинствующим исламистам к настоящему времени привело к формированию в стране насильственного джихадистского движения. Садат осознал угрозу режиму слишком поздно; только в 1981 году режим расправился с Джамаатом Исламией, распустив их в сентябре.

В следующем месяце Садат был убит организацией "Аль-Джихад", которая имела свои корни в университетской исламской группе в университете Асьют в верхнем Египте, аналогичной тем, которые были сформированы с помощью правительства в начале прошлого десятилетия. В 1980-х годах члены "Аль-джихада" были разделены на другие группировки, в частности Исламский джихад, во главе с Айманом Аль-Завахири, боевики которого добровольно пошли на войну в Афганистане. Хотя многие из их членов и руководителей были, как и Аль-Завахири, бывшие Братья-мусульмане, эти более жестокие организации стали отличаться от Братства. Они организовали нападки на братьев, обвинив их в отходе от истинного ислама.

Убийство Садата было ударом по американской и британской стратегии на Ближнем Востоке, но его программа исламизации Египта уже оказалась полезной для одной крупной англо–американской тайной операции. Именно радикализированные исламистские элементы из Египта были среди тех, кто вызвался бороться с советами в Афганистане после 1979 года, и кто играл там ключевую руководящую роль, спонсируемую режимом Садата и поддерживаемую саудовскими деньгами. Таким образом, эти силы продолжали быть "удобным оружием", признанным британскими официальными лицами, хотя и далеко за пределами самого Египта. Но прежде чем перейти к этим более поздним событиям, стоит рассмотреть судьбоносные события 1973 года и углубляющийся, и довольно неординарный британо-cаудовский Альянс, о котором речь пойдет в следующей статье.

Комментариев пока нет