Ближний Восток в политике новой президентской администрации США

Ближний Восток будет одним из регионов, на который формирование новой президентской администрации в США после ноябрьских выборов окажет наибольшее влияние. Четырехлетний срок правления Дональда Трампа нанес колоссальный урон региональной стабильности и спровоцировал появление нескольких новых горячих точек. Попытка демократов в случае победы вернуться в активной региональной дипломатии может вызвать дополнительный ущерб.

Из-за мощнейшего антитрамповского сантимента в мировых СМИ, довольно сложно реально оценить какое воздействие 45-й президент США оказал на мировую политику. Его противоречивые заявления и неожиданные политические решения зачастую ставили в ступор не только противников США, но и их союзников. Пожалуй, наиболее показательным результатом работы администрации Трампа на международной арене является текущее состояние Ближнего Востока.

США не только не продвинулись в решении региональных конфликтов, но и своими действиями спровоцировали появление новых горячих точек. Вывод части американского военного контингента из Сирии привел к активизации Турции, чья позиция по сирийскому урегулированию заметно ужесточилась. Следствием турецкой экспансии в Сирии стало усиление ливийского вектора во внешней политике Анкары и образование ливийско-турецкого военно-политического союза.

Поделив на двусторонней основе акваторию Средиземного моря, Турция и Ливия дали старт образованию антитурецкой коалиции Греции, Египта, Ливии и Франции. По последним сообщениям, Египет официально поддержал маршала Хафтара, а это значит, что в любой момент гражданское противостояние в Ливии может перерасти в крупное столкновение геополитических союзов. Заинтересованный в сохранении стабильности в регионе президент Франции Э. Макрон был вынужден обратиться за поддержкой президента России В. Путина во время видеоконференции 26 июня 2020 г.

При Трампе двусторонние отношения США и Ирана вновь откатились к исторически минимальной отметке. Выход из ядерной сделки позволил Вашингтону возобновить режим экономических и политических санкций, что нанесло Ирану значимый урон. Из-за американского давления нефтяной экспорт из Ирана сократился до 300 тыс. баррелей в сутки и в стране начался экономический спад. Из-за проблем в экономике Иран был вынужден сократить финансирование военно-политических программ и ограничить свое участие в региональной политике.

Следствием ослабление Ирана стали потрясения в поясе шиитских государств Ближнего Востока. Резко обострилась политическая обстановка в Ираке, где с осени 2019 г. продолжается тяжелый правительственный кризис, и в Йемене, где конфликт между правительством и шиитскими повстанцами хуситами вышел за пределы страны, породив новые угрозы региональной безопасности. Атака на саудовские НПЗ и нефтяные танкеры в районе Ормузского пролива являются производной йеменских событий.

В конце 2019 начале 2020 гг. США фактически открыто заговорили о возможном военном конфликте с Ираном. Убийство командующего силами Аль-Кудс КСИР генерала Сулеймани рассматривалось как пролог к грядущему ирано-американскому столкновению. Эскалацию отношений Ирана и США приостановила пандемия коронавируса, воздействие которой на иранскую экономику в условиях американских санкций оказалось разрушительным. По прогнозам Мирового банка, в 2020 г. рецессия в Иране составит 8.7%, инфляция 35.1%, рост цен на продовольствие 40%, а на промтовары от 28% до 40%.

Изменение глобальной конъюнктуры способствовало снижению напряжения в ирано-американских отношениях, однако угроза крупного военного столкновения на Ближнем Востоке сохраняется. Все четыре года администрация Трампа оказывала беспрецедентно высокий уровень поддержки Израилю, ввиду чего резко возросли шансы новой арабо-израильской войны.

После победы на третьих внеочередных выборах и формирования коалиции с партией «Кахоль-Лаван» Бени Ганца премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху объявил о намерении начать реализацию мирного плана урегулирования конфликта с Палестиной. Речь идет о документе, подписанном между Трампом и Нетаньяху в январе 2020 г., в подготовке которого принимал участие зять американского президента Дж. Кушнер.

В соответствии с «планом Кушнера» территорию Палестинской автономии предлагается раздробить и лишить государственного суверенитета. Дипломатические и военные функции планируется передать Израилю, так же, как и контроль над ключевыми объектами инфраструктуры. Иорданская долина и отдельные районы Иудеи и Самарии (Западный берег реки Иордан) и вовсе будут включены в состав государства Израиль. Нетяньяху пообещал начать реализацию плана аннексии после 1 июля.

Спешка израильского премьера более чем объяснима. По коалиционному соглашению он будет занимать свой пост лишь 18 месяцев, после чего кабинет возглавит Ганц. Из-за внутренних проблем главный противник Израиля на Ближнем Востоке Иран не имеет возможности повлиять на израильско-палестинские отношения. Кроме того, после смены американской администрации Израиль может лишиться поддержки США.

После обнародования плана Нетаньяху палестинские власти вышли из ряда экономических соглашений с Израилем, в отдельных районах начались акции протеста, произошли новые вспышки насилия. Предупреждая об угрозе новой арабо-израильской войны, посол ООН на Ближнем Востоке Николай Младенов попросил Нетаньяху воздержаться от односторонних действий. Но последнее слово в этом вопросе остается за США. И сказано оно будет уже после ноября 2020 г.

Дальнейшее развитие представленных процессов полностью зависит от того, кандидат от какой партии сформирует новую президентскую администрацию. Если обратиться к предвыборным программам ключевых кандидатов – Д. Трампа и Дж. Байдена – то вырисовывается следующая картина.

В случае победы Трампа американская политика на Ближнем Востоке в целом продолжит развиваться в соответствии с заданными вектором. Пресс-служба Трампа сообщает, что президент продолжит поддерживать союзников США в регионе, в особенности Израиль и Саудовскую Аравию, и не намерен ослаблять давление на Иран, который его администрация признает экстремистским государством. Трамп обещает прекратить «бесконечные войны» (endless wars) в регионе, что позволит окончательно вывести американские войска с Ближнего Востока.

Позиция Джо Байдена по ближневосточной политике менее однозначна. С одной стороны, он вынужден поддерживать популярные среди американского электората решения своего соперника, например, сокращение военного контингента США и прекращение «вечной войны» (forever war), в частности, в Афганистане и Йемене. С другой, кандидат от демократической партии обещает, что усилит дипломатическую активность США в регионе. Байден намерен плотнее заняться Ираком, Ираном, Сирией и Израилем, причем в отношения с этими странами он вероятнее всего будет придерживаться противоположного трамповскому подхода.

Эксперты американских аналитических центров в большинстве своем склоняются к мысли о том, что выборы окажут минимальное влияние на американскую политику на Ближнем Востоке. Это мнение подтверждается тем, что антиасадовский «закон Цезаря» получил полную поддержку обеих партий. Даже если Байден возобновит, к примеру, исполнение Всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, урон, нанесенной администрацией Трампа ирано-американским отношениям, не даст Вашингтону и Тегерану вернуться на конструктивный переговорный трек. Также крайне маловероятно, что Байден отменит уже принятые решения по Израилю.

Аналогичная ситуация наблюдается и в других точках Ближнего Востока. Трамп так сильно изменил ближневосточное уравнение, что расстановка администрацией Байдена новых политических акцентов не вернет регион к более стабильному состоянию. Напротив, риски безопасности продолжат множится. Последние месяцы из региона все чаще приходят сообщения о возобновлении угрозы появления новых экстремистских и террористических движений на Ближнем Востоке. Социальная нестабильность и экономические проблемы региона служат для них крайне благоприятной питательной средой, а потому негативные последствия американского вмешательства в региональную политику могут послужить для них катализатором.

Автор: Владимир Сахаров

Источник: http://politanalyse.com/2020/06/30/blizhnij-vostok-v-politike-novoj-prez...