Статьи

Ближневосточное "яблоко раздора"

06 марта 2017

Сирийский кризис давно уже продемонстрировал запутанный характер международного сотрудничества на Ближнем Востоке, превратившегося в "яблоко раздора" большой закулисной игры.

Группировки сил в Сирии слишком разнообразны и многочисленны, что не позволяет заявлять о каком-либо перемирии между ними в краткосрочной перспективе. На одной "чаше весов" оказался режим Башара Асада, поддерживаемый Россией, Ираном и формированиями шиитской милиции Левана. Им противостоят чуть больше 20 оппозиционных групп, объединенных преимущественно по национальному, религиозному и племеному признаку. Некоторые из этих групп имеют финансовую поддержку со стороны США, другие - со стороны Саудовской Аравии, Катара и других стран Персидского залива. Собственные цели в Сирии преследует и Турция, которая стремится, прежде всего, увидеть крушение режима асадитов, а также не допустить объединение курдских кантонов.

Между тем, эти силы могли бы договориться по ряду стратегических вопросов, если бы определенную доли негатива не вызывала позиция "Исламского государства", контролирующего значительную часть не только Сирии, но и Ирака.

Военный успех "ИГИЛ" на иракской территории был во многом обусловлен неэффективностью вооруженных сил Ирака, допустивших захват Мосула. С этого момента силы международной коалиции стремяться переориентироваться, чтобы ослабить влияние "Исламского государства". Плохо ли они делают или хорошо, но освобождение Мосула, несмотря на серию бомбардировок, невозможно без поддержки суннитских вооруженных формирований, поддерживаемых Турцией. И когда Мосул будет взят, то это может спровоцировать новый виток суннитско-шиитского противостояния, когда Иран и Турция будут стремиться активизировать свое участие в иракских делах.

Определенной неожиданностью стало формирование международного трио, имеющего цель стабилизировать региональную обстановку на Ближнем Востоке. Неожиданность этого союза состоит в том, что Турция, в отличии от России и Ирана, имеет диаметрально противоположные позиции по отношению к режиму Асада. Кроме того, Иран оказывается весьма принципиальным по вопросам поддержки сирийской оппозиции, что не может не вызывать беспокойство Москвы и Анкары. И если бы не региональная нестабильность, стороны международного трио, наверное, рассорились бы. Но перспектива переустройства Ближнего Востока оказалась настолько притягательной, что ради такой цели стало возможным забыть о противоречиях.

Другой вопрос состоит в том, как в этой ситуации поведет себя США. В период своей избирательной кампании Дональд Трамп неоднократно заявлял, что намерен положить конец "Исламскому государству", в котором он видит главную угрозу для американского общества. Однако после инаугурации президент США стал значительно мало говорить об "ИГИЛ", не предложив даже план конкретных действий по борьбе с ним. Такая политика понятна. Ведь для того, чтобы сдержать свои предвыборные обещания, Дональд Трамп должен начать очередную военную кампанию в Ираке, что вряд ли понравится рядовым американцам, еще помнящих последствия военных походов США в Ирак и Афганистан.

Кроме того, глава Белого дома мог бы оказать давление на региональных игроков в целях активизации их вооруженного противостояния "Исламскому халифату". В этом случае самой удачной кандидатурой на давление является Турция, обладающая второй по численности армией в рамках "Североатлантического альянса". Но, вместе с тем, подобное развитие событий невозможно представить без предоставления Анкаре серьезных территориальных и политических преференций. Совершенно естественно, что за активизацию своего военного присутствия турецкое руководство будет просить решение курдской проблемы. Тем не менее, Трамп пока не готов торговаться и, более того, отдавать курдов на милость Анкаре.

Все это свидетельствует о том, что конфликт в Сирии и Ираке будет "долгоиграющим". В то же время, обусловленный "долгоиграющий" характер конфликта приводит к тому, что Ближний Восток по-прежнему останется "яблоком раздора".

Комментариев пока нет