Биологизация этничности – конфликтогенный фактор эссенциализации идентичности

Физиологизация социальных отношений характерна для архаичных и традиционных социумов. Физические отличия очень важны в коммуникациях между детьми, эксперименты с телесностью как маркером инаковости типичны для молодежных субкультур и нередки в закрытых сообществах типа армейской казармы [2] или тюремной камеры [19].

Важнейшим достижением современных гуманитарных наук и политической теории является принципиальное утверждение о равенстве всех людей в реализации универсальных прав человека. Однако ещё в XX в. в политической практике процветало ограничение прав человека по неким биологическим показателям. Ярким примером тому являются расовые законы нацистской Германии и расиализация населения в США. Биологизация социально-политических отношений представлялась современникам не волюнтаризмом отдельных режимов или деятелей, а следованием неумолимым законам природы, которые якобы были открыты и популяризировались респектабельными учеными. Авторитет науки позволял конструировать представления о «сущности» отдельно взятого человека и целых социальных групп. Политика в отношении их должна была соответствовать этой «сущности», в противном случае, даже гуманизм и сострадание могли оказать дурную службу, т.к. в определенных случаях якобы не соответствовали «научно подтвержденным» и «вечным во времени», как законы математики, постулатам.

После Второй Мировой войны биологический расизм по известным причинам стал все более терять свою привлекательность и научный авторитет, и, видимо, во многом благодаря этому в т.н. «западном мире» окончательно утвердилась идея политической нации, в которой все граждане равны перед законом вне зависимости от расового и этнического происхождения, вероисповедания, пола и т.д. Следование этому принципу сродни соблюдению уже упоминавшихся законов математики при решении конкретной социальной задачи. В данном случае важна даже не успешность решения социальной задачи (например, доступность социальных лифтов), а неукоснительное следование абстрактным принципам преодоления проблемы.

В СССР ситуация была иной. В советском обществе утвердился этнонационализм, суть которого сводится к констатации необходимости для каждой этнической группы своей государственности, причем, степень самостоятельности государственных структур зависела от вычисляемого по марксистской шкале уровня развития: союз племен, народность, нация (капиталистическая нация, как известно, в результате революции, становилась нацией социалистической). В результате, несмотря на декларируемое в советских конституциях равенство всех граждан, население СССР в духе теории прогресса было ранжировано на категории, причем «более развитые» должны были помогать «менее развитым», что, в принципе, частично напоминало обоснование европейских колониальных захватов.

В СССР не было биологического расизма, классический расовый дискурс находился в маргинальном положении, но имели место быть все признаки того расизма, который принято называть «культурным». Такой вид расизма, формально открещиваясь от своего «биологического собрата», постулирует актуальность деления людей не на расы, а на народы, среди которых нет высших или низших, «просто» все народы разные. Отличительной чертой народов выступают не физиологические, а культурные особенности. Культуру народа, как в биологическом расизме расовую чистоту, нужно непременно оберегать и защищать, иначе народ якобы может погибнуть [подробнее см: 20]. Этническое происхождение становится важнейшей характеристикой человека, даже важнее его гражданства, т.к. последнее можно сменить, а вот этническое происхождение (как в традиционном обществе – сословное или кастовое) исправить якобы невозможно. Государственная политика, да и само устройство государства, якобы, должно соответствовать этой «сущности».

Казавшиеся само собой разумеющимися эссенциальные образы исконности и естественности существования народов («этносов») и в обыденном сознании, и в академическом дискурсе сделали возможным внимание представителей биологических и медицинских наук к этничности. Сложившаяся в 1960-х гг. советская этногенетика (популяционная генетика) сделала своим методологическим основанием примордиальную теорию этноса [18, C.23] со всеми исходящими отсюда ошибками научного характера и негативными социально-политическими последствиями (критику основ относительно близкой этногенетике советской физической антропологии см. [13]). 

Представления о народах являются результатом конструирования многих сил и эти представления могут динамично меняться в пределах жизни даже одного поколения. Однако наполнение символических границ физиологическими параметрами эссенциализирует «этнос», в биологических субстанциях и профессионалы, и непрофессионалы начинают искать его «сущность», через манипуляции генетическими данными пытаются понять «кто человек на самом деле вне зависимости от того, что он на самом деле о себе думает». Благодаря этногенетике, сама категория «этнос», на мой взгляд, все более сближается с пониманием феномена расы в XIX – первой половине
XX вв. как духовно-биологического феномена, служащего основанием государственного устройства, что вполне может стать предпосылкой возрождения биологического расизма (как было сказано выше, этничность в современной России тесно связана с государственностью, в официальных документах нередко встречается выражение «титульная нация», а этногенетика предоставляет биологические отличия «титульных» от нетитульных).

В СССР и современной России сильны социально-политические процессы, объединяемые специалистами в понятие «архаический синдром» [14]. Профессиональные этногенетики являются частью социума и нет серьезных оснований считать их мировозренческие представления исключением из правил. Узкопрофессиональные знания в процессе профессионального становления встраиваются в уже сложившуюся картину мира, но принципиально её не изменяют. Наряду с приведенными в начале статьи примерами физиологизации социальных отношений, биологизация этничности также может быть рассмотрена как часть «архаического синдрома».

 Для конкретизации этого положения рассмотрим публикации в СМИ и научных изданиях кандидата биологических наук, доцента кафедры биохимии, биотехнологии и фармакологии Института фундаментальной медицины и биологии Казанского Федерального университета О.А. Кравцовой. В 2007 г. она выступила на страницах казанского журнала «Идель» с довольно показательным интервью [6]. Ольга Александровна не протестовала против утверждений журналиста Г. Зайнуллиной о данных этногенетики как «научном физическом определении этнической принадлежности людей», в отличие от «самовыбора», который часто, якобы, основывается «на психическом внушении и политическом диктате». Специалист-биолог и журналист разговаривали на одном языке примордиализма и эссенциализма. Г. Зайнуллина утверждала, что «национальность человека современными методами определяется со стопроцентным результатом» «по любому генетическому следу: крови, слюне, поту, волосу». Журналист интуитивно противопоставляла примордиализм и конструктивизм, последний Г. Зайнуллина назвала «гуманитарно-историческими фантазиями, которые выдаются за «научную» основу национального самоопределения». Хотя О.А. Кравцова и констатировала, что «чистокровного» татарина «просчитать» практически невозможно, из контекста можно понять, что трудно это сделать только из-за технической сложности задачи, а не её методологически неверной постановки. Она указывала, что «различия в структуре ДНК по популяционному признаку очевидны» (под популяцией явно понимался «этнос»).

Далее по ходу интервью оказалось, что Г. Зайнуллина является поклонником «арийского мифа» и в связи с этим пыталась «вывести» О.А. Кравцову на «подтверждение» сомнительных построений о «генетике ариев индоевропейской расы» и миграции «белокурых голубоглазых людей с затонувшей Арктогеи с Северного полюса в южном направлении» и «катастрофе смешения» их с «гондванической расой». Как убедительно показал в своей фундаментальной монографии В.А. Шнирельман [21], такие конструкты могут скрывать расистские и антисемитские взгляды: предки соответствующего (в зависимости от политической необходимости) народа культуртрегеры-арийцы переселяются с Северного полюса (там обычно «располагают» Атлантиду) на юг, «основывают» все великие цивилизации древности, но из-за «катастрофы смешения» с южанами («гондванической расой» – эвфемизм, под которым обычно скрывается обозначение евреев) теряют свой воинский дух и культурный потенциал (к сожалению, как показали собственные исследования автора, арийский миф в современном Татарстане находит все больше сторонников) [15]. «Катастрофа смешения» – это фактический протест против т.н. «смешанных браков» – один из постулатов биологического и культурного расизма.       

О.А. Кравцова не протестовала против арийских построений Г. Зайнуллиной, а наоборот, будто бы речь шла о доказанных научных фактах, отметила, что они «свидетельствует об общем происхождении всего человечества». О мифичности представлений О.А. Кравцовой за пределами своей специализации говорит её утверждение о разделении единой предковой популяции человечества на группы переселения в результате … раскола материка Гондваны, что, между прочим, произошло почти на полторы сотни миллионов лет ранее появления человека современного типа (кроманьонца).

За год до рассмотренного интервью О.А. Кравцова защитила кандидатскую диссертацию на тему «Молекулярно-генетический анализ древних и современных образцов ДНК» по специальности «03.00.04 – биохимия». В автореферате диссертации одной из задач значился расчет «генетических расстояний» между такими «популяциями» татар, как казанские татары и татары-мишары [12, C. 4]. Однако в домодерный период эти группы населения были скорее подвижными социальными образованиями, чем этнокультурными массивами с четко очерченными представителями «высокой культуры» границами (более того, в наше время все чаще встречаются мнения о признании мишар отдельным «этносом»). Результаты исследований О.А. Кравцовой ожидаемо выявили «большой запас генетической неоднородности» [12, C. 21], но главная ошибка, как мне кажется, была сделана: в представления о названных этнических группах был включен набор цифр, которые эссенциализировали образы этих групп и создали между ними и людьми с иной этничностью биологические границы, совпадающие, в свою очередь, с границами культурными, а те в условиях России тяготеют уже к границам административно-государственным.

Позднее О.А. Кравцова принимала участие в генетическом исследовании крещеных татар. Специалистам известны стремления кряшенских активистов к признанию их народа самостоятельным «этносом» кряшен и принципиальное отрицание названия «крещеные татары». Несмотря на это, крещеные татары (кряшены) в работе генетиков фигурировали среди основных «этнографических групп поволжских татар» [10, C.134]. Специфику исследованного генетического материала представители естественных наук пытались объяснить культурно-историческими факторами: отсутствие «азиатских митотипов» у кряшен связывалось с тем, что «что история, культура, вера и язык этой группы появились вследствие слияния двух народностей (татар и русских) и их культур» [10, C.133]. Более того, авторы статьи в специфических условиях Татарстана осторожно пытались «подтвердить» точку зрения о нахождении кряшен вне «популяционной группы татар» посредством апелляций к христианским и русским чертам их культуры и… результатам своих исследований. Нетрудно догадаться, что эти построения вызовут воодушевление у кряшенских националистов и, одновременно, неприятие у сторонников идеологемы «единой татарской нации» (последние к фундаментальным генетическим исследованиям относятся, по крайней мере пока, более чем осторожно [17; 9], т.к. предлагаемый генетиками набор цифр не позволяет говорить о единстве татарского «этноса» [1; 16] и этими данными легко могут воспользоваться идеологические конкуренты).

О.А. Кравцова активно сотрудничает с казанскими археологами и антрополагами. В совместных статьях встречаются утверждения о том, что можно сделать выводы об этнической принадлежности индивида «…зная частоты встречаемости аллелей (форм генов. – А.О.)» [12, C.188], а также попытки определить «этнос» населения именьковской культуры (IV-VII вв.) Среднего Поволжья посредством анализа ДНК костных останков из погребений с трупосожжениями [5].

В интервью 2015 г. О.А. Кравцова четко высказала положение о том, что «каждая из этнических групп, проживающих на определенной территории, имеет свои генетические особенности» [3]. В том же году было публично заявлено о масштабном проекте «Генетическая карта поволжских татар», участником которого стала и О.А. Кравцова [7]. Этот проект был одобрен бывшим Президентом Татарстана М.Ш. Шаймиевым. Одним из аспектов исследования была «оптимизация лекарственной терапии» для татар [8]. Через несколько лет О.А. Кравцова ратовала за развитие фармогенетики с явно этническим уклоном [4].

Рассмотренный частный случай профессионального генетика позволяет на конкретном материале представить модель встраивания узкопрофессиональных знаний в массовые мировозренческие конструкции типа «арийского мифа» или этнонационального дискурса. Ситуация напоминает положение дел в традиционном обществе, для которого было «в порядке вещей» разделение людей на дискретные группы, границами которых могли стать биологические, социальные (и)или религиозные факторы и когда собственно наука была слабо отделена от религии и мифа, и последние составляли своеобразное «ядро методологии». Проведение этногенетических исследований вызывает напряжение в отношениях между корпорациями биологов, гуманитариев, властных групп и т.д., что «искривляет» логику научного поиска отдельно взятого исследователя, и вновь заставляет искать аналогии в реалиях традиционного социума, одной из характеристик которого, как известно, была ярко выраженная корпоративность и слабое представление об общегосударственных интересах. Результатом этого, в свою очередь, являлась слабая аналитичность, например, средневековых текстов, выдававшая ситуативное мышление их авторов. Ярко выраженные ситуативность в обобщениях, зависимость от корпоративных интересов и политической конъюнктуры, архаические и традиционные мировоззренческие ориентиры вряд ли помогут современным отечественным гуманитариям и «естественникам» создать предпосылки преодоления расизма, как это смогли сделать в своё время коллеги из «западного мира».

 

Список использованной литературы:

  1. Балановская Е.В., Агджоян А.Т., Жабагин М.К., Юсупов Ю.М., Схаляхо Р.А., Долинина Д.О., Падюкова А.Д., Кузнецова М.А., Маркина Н.В., Атраментова Л.А., Лавряшина М.Б., Балановский О.П. Татары Евразии: своеобразие генофондов крымских, поволжских и сибирских татар // Вестник Московского университета. Серия XXIII. Антропология, 2016. 3/2016. С. 75-85.
  2. Банников К.Л. Антропология экстремальных групп. Доминантные отношения среди военнослужащих срочной Российской Армии: Научное издание. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 2002. 399 с.
  3. Бусиль Л. Что скрывает ДНК? 20.03.2015 [Электронный ресурс]: Сайт Казанского Федерального университета. URL: https://kpfu.ru/news/novosti-i-obyavleniya/chto-skryvaet-dnk-120933.html (дата обращения: 1.04.2020).
  4. В КФУ предложили рассматривать результаты генетических исследований генома татар с точки зрения медицины, 29.05.2018 [Электронный ресурс]: Сайт Казанского Федерального университета. URL: https://media.kpfu.ru/news/v-kfu-predlozili-rassmatrivat-rezultaty-geneticeskih-issledovanii-genoma-tatar-s-tocki-zrenia (дата обращения: 1.04.2020)
  5. Газимзянов И., Кравцова О. Население именьковской культуры по антропологическим и генетическим данным // Средневековая археология евразийских степей. Материалы Учредительного съезда Международного конгресса. Т. 1. Казань, 2007. С. 82-89.
  6. Генетический портрет: как дивный призрак прошлых лет… (Интервью О.А. Кравцовой Г. Зайнуллиной) // Идель. 2007. № 4. С. 60-64.
  7. Генетический портрет татар станет известен благодаря исследованиям ученых Казанского университета, 12.08.2015 [Электронный ресурс]: Сайт Казанского Федерального университета. URL: https://kpfu.ru/news/vstrecha-s-shajmievym-143692.html (дата обращения: 1.04.2020).
  8. Зачем в Казани ищут «код татар»? Масштабное исследование национального генома ценой в миллионы долларов поддержал Минтимер Шаймиев, 9.11.2015 [Электронный ресурс]: «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/144981 (дата обращения: 1.04.2020).
  9. Искандер Измайлов: «Эта статья – стремление доказать, что татарской нации не существует», 18.12.2016 [Электронный ресурс]: «Бизнес Онлайн». URL: https://www.business-gazeta.ru/article/332180 (дата обращения: 1.04.2020)
  10. Конюхова Е.В., Нгуен Фыонг Нга, Алимова Ф.К., Кравцова О.А. Разнообразие митохондриального генофонда в популяции поволжских татар // Ученые записки Казанского государственного университета. Т. 152. Кн. 2. (Естественные науки). 2010. С. 128-136.
  11. Кравцова О.А. Молекулярно-генетический анализ древних и современных образцов ДНК. Автореф. … дис. канд. биол. наук: 03.00.04. Казань, 2006. 24 с.
  12. Кравцова О.А., Аскарова А.Н., Измайлов И.Л., Газимзянов И.Р. Молекулярно-генетический анализ древних захоронений Среднего Поволжья // Новая Геометрия Природы: Труды объединённой международной научной конференции. Август, 25-3 сентября 2003 г. Т. II. Биология, Медицина. Казань, 2003. С. 188.
  13. Могильнер М. Homo imperii. История физической антропологии в России. М.: Новое литературное обозрение, 2008. 512 с.
  14. Неотрадиционализм: архаический синдром и конструирование новой социальности в контексте процессов глобализации / отв. ред. В. В. Бочаров, В. А. Попов. С-Пб.: Центр информатизации образования «КИО», 2019. 317 с.
  15. Овчинников А.В. Арийский миф в национализмах современного Татарстана // Вестник Томского государственного университета. 2017. № 415. С. 86-101.
  16. «По генетическим характеристикам особых отличий татар от башкир, чувашей, удмуртов и коми не видно» (Эксклюзивное интервью известного исследователя генофонда Олега Балановского), 06.06.2018 [Электронный ресурс]: Информационное агентство «Реальное Время». URL: https://realnoevremya.ru/articles/101476-eksklyuzivnoe-intervyu-olega-balanovskogo-o-genofonde-tatar (дата обращения: 1.04.2020).
  17. Рафаэль Хакимов: «Исследованием генофонда татар бесполезно заниматься без знания истории», 26.12.2015 [Электронный ресурс]: «Бизнес Онлайн». URL: https://vpn.business-online.ru/article/297655 (дата обращения: 1.04.2020).
  18. Рычков Ю. Г., Ящук Е. В. Генетика и этногенез // Вопросы антропологии. Вып. 64. 1980. С. 23-39.
  19. Самойлов Л.С. (Клейн). Перевёрнутый мир. – С-Пб.: «Фарн», 1993. 224 с.
  20. Шнирельман В.А. Ксенофобия, новый расизм и пути их преодоления // Гуманитарная мысль Юга России. 2005. № 1. С. 6-19.
  21. Шнирельман В.А. Арийский миф в современном мире: В 2 т. М.: Новое литературное обозрение, 2015. 536 с.; 440 с.

Автор: Овчинников А.В., лаборатория трансдисциплинарных исследований познания, языка и социальных практик философского факультета Национального исследовательского Томского государственного университета, г. Томск

Источник: Соотношение конфессиональной, этнической, региональной и гражданской общероссийской идентичности в общественной и политической среде Республики Башкортостан: сборник материалов Всерос. молодежной науч. школы-конф., проведенной 26-28 марта 2020 г. – Уфа: Мир печати, 2020. - С. 31-41.