Статьи

Без правды, без лидера и без причины: хаос как лейтмотив будущего

05 июля 2018

В последнее время значительно вырос интерес к будущему и различного рода форсайтам. Одна пятая века уже за плечами, но мы так и не поняли, какой он на самом деле, этот таинственный двадцать первый век. Особенно пугает атмосфера непредсказуемости, неоднозначности, хаоса, окружающего нас. Многие исследования пытаются предсказать пути развития, чтобы очертить хоть какие-то тенденции развития. Из этого упускается одна важная деталь: хаос может быть не только фоном для будущих процессов, но и самим объектом исследования, существенной характеристикой новой жизни.

Корни этой особенности нужно искать в типологии развития общества. В конце ХХ – начале ХХI века была популярна идея информационного общества, главной характеристикой которого является производство, хранение, переработка и реализация информации и знаний. Преобладали утопичные точки зрения, что если у человечества будет равный доступ к информации и знаниям, то уничтожатся барьеры для саморазвития, что отразиться на обществе в целом.

Вскоре идеализм стал постепенно угасать, и разработалась новая концепция постинформационного общества. Слишком большое количество информации создало перегрузку в сознании людей, знания перестали быть первостепенной ценностью, стало больше опасений о дезинформации, о фильтрации инфопотоков. Сообщества людей распадаются на группы ни во что не верящих, ментально утомленных и эмоционально расторможенных людей.

Всеобщее беспокойство за будущее красочно передается в описании сериала «Черное зеркало»: «За последние десять лет технологии всесторонне изменили нашу жизнь, прежде чем мы успели опомниться и усомниться в них. В каждом доме, на каждом столе, на каждой ладони - плазменный телевизор, монитор компьютера, дисплей смартфона - черное зеркало нашего существования в двадцать первом веке. Наша связь с реальностью меняется. Мы возложили на алтарь Google и Apple и поклоняемся им. Facebook-алгоритмы знают о нас больше, чем наши собственные родители. У нас есть доступ ко всей информации в мире, но в голове хватает места лишь для того, чтобы воспринять 140 символов из сообщения в Twitter».

Изменения коснулись главных сфер жизни общества – нравственности, медиа, политики – и мы продолжаемся двигаться в заданном направлении. Всех их мы рассмотрим подробнее.

ЦЕННОСТИ И РЕЛИГИЯ

Общество не может жить без определенных символов, которые бы были нацелены на его консолидацию. Если взглянуть на историю с позиций идеологий-ценностей, можно выделить некоторые закономерности. В ХIХ веке начинается триумфальный марш государственных идеологий, самым распространенным среди которых стал национализм. Часто новые идеологии перенимали атрибуты религий, за исключением того, что исчезала вера в сверхъестественное, признавалось, что все зависит от усилий человека. Долгое время это являлось основным паттерном. Robert Bellah назвал это «гражданская религия» («civil religion»). [1]  В речах политических деятелей присутствуют постоянные отсылки к абстрактному, не конкретизированному Богу, каждая общественно-политическая система пытается создать святыни, аксиомы, ценности, которые сакрализуются, внедряется культ личности, когда в обществе присутствует часть определенных людей, чью биографию «нельзя не знать» (к примеру, отношение к биографии Ленина было такое же, как к житию святого). Все это соответствовало одной цели - консолидации общества.

Инструменты для консолидации, которыми как правило выступают некие предметы, события и личности, М.Элиаде назвал «иерофаниями» («иеро» от греческого «святой»). [2] Однако в современном обществе очень трудно создать подобные иерофании, общие святыни и ценности, которые были бы одинаково важны для всех. Любая информация может сегодня в один момент обесцениться, высмеяться, нивелироваться. Кроме того, в условиях полной свободы совести появляется огромное число культов, сект, религиозных течений. Традиционные религии к ним тоже возвращаются («новые верящие»). Ю. Хабермас описал это как «пост-секулярность» («постсветскость»). [3]

Институт церкви тоже переживает трудные времена. Обостряются противоречия между различными концессиями и внутренними течениями. Религия нуждается в реформировании, она должна отвечать условиям времени, а иначе идейный вакуум будут заполнять радикальные течения.

Долгое время ценностями в обществе являлись потребление и технологии, два базиса информационного общества. В эпоху постмодерна они постепенно начинают отступать, так как перестают удовлетворять духовные потребности людей. Гуманитарная область не успевает за технологией, общественные нормы только начинают приспосабливаться под новые реалии.

Дух времени передан в рассказе «Без неба» Натана Дубовицккого (творческий псевдоним В. Суркова): «Мы основали Общество. Подготовили восстание простых двухмерных людей против сложных и лукавых. Против тех, кто не отвечает ни «да», ни «нет». Кто не говорит: «черное», «белое». Кто знает третье слово. Много, очень много третьих слов. Пустых, лживых. Запутывающих пути, затемняющих правду. В этих темнотах и паутинах, в этих мнимых сложностях — прячется и размножается вся мерзость мира. Они дом Сатаны. Там делают деньги и бомбы. Говоря: “вот деньги для блага честных, вот бомбы для защиты любви”». [4]

МЕДИА БУДУЩЕГО

Пост-правда и пост-новости как основная характеристика нового этапа

Для определения существующего хаоса в сфере коммуникаций, ученые ввели понятие «пост-правда» или «пост-новости». Данная концепция включает в себя идею того, что в Интернете полно сайтов, где в основном случайные люди без специализированного образования или, что еще хуже, боты высказывают свое мнение. Они наполняют контент сайтов, который часто даже не подвергается какой-либо модерации; пользователи пишут то, что они хотят, не используя подходов журналистики. На этом фоне журналистика как таковая тоже постепенно приходит в упадок. Вакуум, который не могут заполнить профессионалы, захватывается социальными сетями, которые и начинают выполнять функцию информирования.

Другой основополагающей идеей концепции является та, что в силу существования Интернета и доступности различных медиаканалов, правда больше не имеет никакого значения. Не важно, что вы говорите, некоторые оценят это как правду, а некоторые скажут, что это совершенно не соответствует действительности. При интенсивном потоке информации почти невозможно распознать, чье мнение и чья оценка является профессиональной, базирующейся на фактах, а чье – лишь на предубеждениях. Времени, а иногда и ресурсов для верификации информации тоже не остается. Главная опасность такого подхода заключается в том, что по законам психики люди более склонны к получению простой и ясной информации. В случае наличия двух противоположных точек зрения, высока вероятность, что они выберут ту, которая будет базироваться на эмоциях, а не на аргументах, будет более выразительна внешне (к примеру, по степени уверенности человека, преподносящего эту информацию), нежели будет соответствовать законам логики.

Многие эксперты считают, что Трамп является президентом эпохи пост-правды, и действительно, создается ощущение, что его совершенно не интересуют факты, и он просто готов повторять то, что хорошо звучит, производит сильное впечатление на публику и в целом выразительно в медийном плане, даже если это является откровенной ложью.

Ярчайшим примером такого подхода является тот факт, что после инаугурации в первые дни, даже недели после официального вступления в должность, вместо освещения текущих политических вопросов и определения своего курса, Трамп постоянно говорил о количестве людей во время инаугурации и повторял вновь и вновь, что СМИ занижают статистику числа присутствовавших на ней. [5] На одной из пресс-конференций, Трамп искажал другой аспект выборов. Заявляя о том, что он выиграл выборы с одним из крупнейших после Рональда Рейгана количеством выборщиков, он получит ответное справедливое возражения одного из журналистов, представившего конкретные данные статистики как количества голосов выборщиков, так и количества людей на инаугурации. На его вопрос о том, на каких источниках базируется сам президент, Трамп просто ответил: «Мне дали эту информацию». [6]

Другим примером, иллюстрирующим пост-правду, может стать смешной, на первый взгляд, случай, когда 10 ноября 2012 года Дональд Трамп написал в своем Twitter: «Спасибо, многие говорят, что я лучший в мире писатель в рамках 140 символов». Поскольку многие пользователи Twitter были быстры в реакции, они указали, что было непонятно, кто именно, когда и что конкретно говорил про Трампа, что он смог сделать такой вывод. Джим Спеллман написал в Твиттере: «“Многие” - это твит-сленг для “никто”», в то время как Лесли Абраванель ответил: «Когда он говорит “многие”, он имеет в виду голоса в его голове, не так ли?».

Подтасовка фактов, выдавание желаемого за действительное и заполнение этим желаемым максимального количества каналов коммуникации – вот что является главными стратегическими компонентами пост-правды. В другой пресс-конференции Трамп сказал: "The leaks are absolutely real - the news is fake." (Утечки абсолютно реальны, но новости – поддельны) [7] Переводя в термины пост-правды, можно сказать, что, в то время когда новости являются поддельными, утечка информации, документальное подтверждение фактов, какие-либо ссылки теряют свое значение и перестают существовать в принципе.

Russia Today

Одним из самых успешных примеров российской мягкой силы, безусловно, является американский телеканал Russia Today. Канал был образован в 2005 году, когда существование CNN-эффекта не было ни для кого неожиданностью, а с утверждением, что СМИ – это четвертая власть, никто не спорил. Изначально, миссию RT видели в представлении иной точки зрения на политические события. С одной стороны, это было нужно России: пафосная риторика Б. Обамы, превозносящая «избранную нацию», могла вызвать снисходительную улыбку везде, но только не внутри США. Американцы скептически относились к критике извне, поэтому России нужно сформировать критический взгляд общественности США на политику их правительства изнутри. С другой стороны, в самом обществе появился спрос на подобный канал: после вторжения в Ирак, рейтинг доверия к СМИ в Америке сильно упал, и люди хотели получить альтернативный взгляд на происходящее. В итоге, телеканал запустил масштабную рекламную кампанию, в которой обещал американским зрителям альтернативный взгляд на мировые проблемы, который не увидишь в обычных американских СМИ. Одним из самых успешных «ходов» стала серия рекламных постеров с портретом Джорджа Буша и подписью «Миссия выполнена» - и внизу шрифтом помельче: «Вот что бывает, когда некому высказать другое мнение» - пиар-специалисты воспользовались «брешью» телевещательной системы США. [8]

Однако по мере развития канала и анализа его контента, начинает казаться, что цели и средства лежат намного глубже, чем то, что заметно из самого названия. Суть большинства программ заключается в том, чтобы донести до зрителя опасность веры западным СМИ. Но интересно то, что в этом посыле не ставится цель привить веру RT. Кажется, что главная задача канала – это передавать новости, конспирологию и мнения, но непонятно, почему приоритет все-таки дан конспирологии, а не донесение правды. Это очень важный момент, так как он представляется буферной точкой в перемене подходов СМИ к освещению событий.

До недавнего времени популярной стратегией являлась либеральная журналистика. Ее суть заключалась в том, что в споре за аудиторию и влияние выигрывает тот, чьи аргументы и доказательства окажутся убедительнее. Следовательно, самой верной линией издательства было бы терпеливое последовательное объяснение своей точки зрения при использование только точных, проверенных фактов. К примеру, такой «философии» придерживается Рик Стенгель (Rick Stengel), заместитель госсекретаря США по вопросам публичной дипломатии: «Когда я работал в Time, моим девизом было “мы объясняем мир Америке, а Америку миру”».

Разницу в понимании цели и методов мягкой силы можно продемонстрировать на другой цитате, автором которой является главный редактор RT Мантра Маргариты Симоньян: “Никакой объективной журналистики не существует». [9] Следовательно, отстаивается уже не правило использовать лишь правдивые факты, как в либеральной журналистике, а право на существование любой истории, раз само понятие объективности больше не существует. Целью тогда представляется не то, чтобы запустить иные версии правды, а то, чтобы размыть понятие правды как таковое. В этом и заключается окончательная трансформация первичной цели появления канала.

В столкновении двух подходов, кажется, что более моральным выглядит американский, а более успешным – российский. Предельный релятивизм RT соответствует своему времени, когда в обществе ярко выражен всплеск неопределённости относительно коллективных идентичностей и ощущению утраты контроля. Развитие технологий увеличило потоки информации, в которых обычные пользователи теряются. Релятивизм и снятие с себя ответственности за объективность доносит посыл о том, что все СМИ в равной степени не заслуживают доверия. Любая ошибка, допущенная «ВВС» или «Нью-Йорк Таймс», играет в пользу подхода RT, а любая ошибка канала не нанесет удар по его репутации, ведь подобные «случайности» становятся лишь неопровержимым доказательством того, что они зависимы от собственных правительств.

ПОЛИТИКА БУДУЩЕГО

Идея хаоса как политического средства существует довольно давно. В первую очередь, ее прообразом является теория управляемого хаоса, автором которой является Стивен Манн. Смысл ее в том, что Америка должна быть готова усиливать и эксплуатировать хаос, создавать точки напряженности, если это соответствует ее национальным интересам. По сути, основы для перехода к данной стратегии заложил Дж. Буш младший, когда эксперимент неоконсерваторов из его команды, таких как Д. Чейни, по демократизации Ближнего и Среднего Востока закончился хаотизацией Ирака, которую было решено использовать с пользой для США.

Создается впечатление, что теория преодолела географические границы. Эхо этих идей можно услышать в позиции Владислава Суркова, советника при президенте РФ. Выходец из театрального мира, он использует идеи искусства для превращения российской политики в сомнительный театр и, подчеркивая атмосферу мирового хаоса, популизирует Россию как гаранта традиционных ценностей.

Гипернормализация

Термин «гипернормализация» был придуман Алексеем Юрчаком, автором книги «Это было навсегда, пока не кончилось» (2006), в которой рассказывается о парадоксах жизни в СССР в последние 20 лет его существования. Согласно нему, все предчувствовали крушение системы, но никто не представлял альтернативы; политики и граждане смирились с необходимостью притворного существования общества. Тогда все (или почти все) уже не верили в коммунистические идеи и были прекрасно осведомлены о лжи и неэффективности властей. Официальная идеология воспроизводилась в виде особого ритуала, у которого была форма, но не было содержания — и всех это вполне устраивало. Со временем это заблуждение стало самоисполняющимся пророчеством, и «подделку» приняли за настоящее. Этот феномен полнее раскрыл Адам Кертис в своем документальном фильме «HyperNormalisation». С1970-х годов правительства, финансисты и технологические утописты отказались от комплекса «реального мира» и построили «фальшивый мир».

Трампизм

Другим политическим открытием стал трампизм, который в последнее время начали отделять от непосредственно самого Дональда Трампа, его основателя.

Существует два подхода к пониманию трампизма.

Первый - это трампизм как идеология, популистская смесь гнева на статус-кво, скептицизма в отношении свободной торговли и иммиграции, привязанность к правопорядку и национализм. Он очень тесно переплетается с концепцией популизма - политической позиции, в которой воля простых граждан должна преобладать над волей элиты. Второй подход к трампизму понимает под ним стиль политической агитации, базирующейся на силе, уверенности, подходе «все или ничего», волюнтаризме, грубости и противоречиях. [10]  Эта часть трампизма идеально вписывается в феномен пост-правды. 

Важно подчеркнуть, что элиты не смогут контролировать популизм, пока не перестанут воспринимать его как угрозу и начнут воспринимать его как симптом. Популизм становится широко распространенным, когда неудовлетворенность становится источником политической мобилизации. Поиск баланса между национальными интересами и терпимостью должен стать главной целью лиц, определяющих политику в ближайшем будущем.

Безлидерские движения

В фильме "Предательство технологии" Эллюль находит следующую парадоксальную особенность СМИ: "Эра медиа является также эрой одиночества. Это очень важный факт. Мы можем увидеть это в молодежи. В 1953 было так называемое "восстание без причины". Студенты взбунтовались в Стокгольме. Это было первым восстанием молодежи без причины. У них было все. Они были счастливы. Они жили в прекрасном обществе. Им ничего не было нужно. И внезапно перед праздником Нового года они вышли на улицы и принялись все разрушать. Никто не мог этого понять. Но они нуждались в чем-то другом, кроме потребления и технологий". [11]

С момента 1953 года возникли не только революции без причины, но и безлидерские восстания. Ярким примером является движение «Оккупируй Уолл-стрит» (Occupy Wall-Street) начавшиеся 17 сентября 2011 года. Участники тогда использовали методы, фактически разработанные в Штатах для устройства «цветных» революций. Вот уже Движение протеста, охватившее всю Америку и даже некоторые другие страны, было направлено против крупных банкиров и корпораций, узурпировавших власть в стране, в действительности, «антикапиталистическое движение» по своей сути. В движении не было лидера, все акции были сделаны по принципу открытого микрофона, где каждый мог высказать свои взгляды на происходящее.

Его продолжением стала более известная волна протестов на Ближнем Востоке в 2011 году, названная «Арабская весна», приведшая к падению старых режимов. У движения также отсутствовали какие-либо явные лидеры, а большую роль в координации людей как никогда ранее в истории сыграл Интернет и социальные сети.

Но если связь между «Оккупируй Уолл-стрит» и «Арабской весной» прослеживают многие ученые, из их фокуса уходит устрашающее движение ИГИЛ («Исламское государство»). Движение разительно отличается от Аль-Каиды, которая была тесно связана со специфическим культом личности Усамы Бен Ладена. Кто возглавляет ИГИЛ непонятно, у движения отсутствует культовая медийная персона, а принимать Халифа ал-Багдади за истинного лидера не представляется возможным. Также у движения нет каких-либо четко артикулированных идей, теорий, социально-политических взглядов, невозможно выявить их идеологию, цели, средства, хотя они и выпускали красочный журнал «Дабик». Вместо политических программных заявлений, они использовали некие флешмобы, кровавые зрелища, которые должны были повысить медийную популярность. Их характеризует не цель, но действие ради действия, подобное акции Пусси Райат. В этом плане, Аль-Каида является символом модерна, а ИГИЛ – концепт потстмодерна, превращающий все происходящее в бесконечный бессмысленный театр, медийство.

Наконец, терроризм в целом, один из вызовов нашего века, почти всегда использует тактику террористов-смертников или «живых бомб». У терроризма нет одного лидера. Носителем опасности может быть любой человек. Точечные удары по всему Западу сеют страх и хаос, чему сложнее противостоять. Впервые в истории, не имеет значения, сколько ресурсов у страны, насколько сильна ее армия и вооружения. Любая, даже самая маргинальная организация может бросить вызов стабильности и спокойствию целой державе.

Почему же такая аморфная форма организации возникла именно в двадцать первом веке? Корни феномена безлидерских движений нужно искать в идеалах информационного общества, а именно в его самом главном символе - в Интернете. Именно он когда-то представлялся системой равных и свободных индивидов, над которыми нет ни иерархии, ни лидеров.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Почему хаос - необходим?

Хаос настораживает и смущает. Он ведет к разобщенности людей и тревожности, вызванной отсутствием предсказуемости, постоянной изменчивости. Как реакция на эти настроения, получили новый импульс популизм и крайние убеждения, предоставляющие простые, хоть и неверные ответы на сложные вопросы.

Если взглянуть на происходящее глобально, то мировая история остановилась на распутье. Больше не осталось ресурсов следовать уже протестированным в прошлом сценариям, пришло время для нового и креативного. При всей пугающей природе хаоса ближайшего будущего, лучше всего подходить к нему как к процессу глобального «мозгового штурма». Из беспорядочности подходов, действий и идей должно родиться новое видение, которое пока что мы не в силах представить. Как сказал Стив Джобс, «креативность - это просто создание связей между вещами». Как нельзя лучше это применимо к эпохе хаоса. И тот, кто соединит связи в сегодняшнем хаосе, создаст новую парадигму мироустройства.

Список литературы:

1. Robert N. Bellah Civil Religion in America // Journal of the American Academy of Arts and Sciences. – URL: http://www.robertbellah.com/articles_5.htm

2. Элиаде М. Священное и мирское. — М.: Изд-во МГУ, 1994.

3. Хабермас Ю. Постсекулярное общество—что это? Часть 1, Российская философская газета. 2008. № 4 (18).

4. http://surkov.info/bez-neba-natan-dubovickij/

5. Трамп считает, что СМИ занижают число присутствовавших на инаугурации// РИА новости– URL: https://ria.ru/world/20170122/1486217118.html

6. Trump launches stinging attack on media// BBC - URL: - URL: http://www.bbc.com/news/world-us-canada-38998362

7. Isaac Saul A Grain Of Saul: President Trump Is Wrong — Journalism Is The American People’s Best Friend// a plus – URL: http://aplus.com/a/donald-trump-attacks-media-grain-of-saul?no_monetization=true

8. Inside the Kremlin’s hall of mirrors [Электронный ресурс] Peter Pomerantsev// The Guardian [Новостной портал] - URL: http://www.theguardian.com/news/2015/apr/09/kremlin-hall-of-mirrors-military-information-psychology (дата обращения: 29.04.2018)

9. Inside the Kremlin’s hall of mirrors [Электронный ресурс] Peter Pomerantsev// The Guardian [Новостной портал] - URL: http://www.theguardian.com/news/2015/apr/09/kremlin-hall-of-mirrors-military-information-psychology (дата обращения: 29.04.2018)

10. Tackett M., Trumpism Without Trump: A Losing Formula in Swing-State Virginia - URL:https://www.nytimes.com/2017/11/07/us/politics/gillespie-northam-trump-virginia-governor-election.html

11. Поченцов Г. Три модели пропаганды // RELGA / №6 [294] 15.05.2015 – URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=4243&level1=main&level2=articles 

Комментариев пока нет