Азимов: неизбежность госсоциализма (часть 4)

Ресурсный кризис и госсоциализм

Такова социальная структура земного общества эпохи супергородов. По каким же причинам на планете утвердилось такое общество и навсегда исчез строй капитализма с его культом «чистогана» да так прочно, что даже историки имеют смутные представления об эре господства денег? Причины эти просты – нехватка ресурсов. Азимов пишет: «С ростом населения на Земле возникла необходимость более разумного устройства городов. Ценой постоянного снижения уровня жизни планета могла прокормить два миллиарда человек, три и даже пять. Однако, когда численность населения достигла восьми миллиардов, полуголодное существование стало реальной проблемой; от которой просто так не отмахнешься». И далее: «… Подумать только, как неразумно содержать сто тысяч домов для сотни тысяч семей в сравнении с одним жилым сектором на сто тысяч квартир; а что такое домашняя библиотека по сравнению с централизованным хранилищем книгофильмов, индивидуальный телевизор по сравнению с системой видеоканалов? Если на то пошло, взять хотя бы наивную глупость бесконечного дублирования кухонь и ванных в каждом доме. Разве могут они сравниться с автоматизированными блоками столовых и душевых, которые появились с развитием современной городской цивилизации!».

 По сути Азимов отталкивается от простейшего элементарнейшего закона экономики, который настолько очевиден, что на него часто не обращают внимание: чем меньше жизненно необходимых ресурсов, тем скорее общество переходит от рынка (и тем более, от такой его развитой формы как капитализм) к общественному или государственному распределению, дабы обеспечить необходимым всех («раздатку» в терминах О.Э. Бессоновой или госсоциализму, как решили это называть мы). Ярким примером здесь является эпоха войн или других общенациональных бедствий. Во время Второй мировой войны, например, распределение товаров первой необходимости и прежде всего – продуктов питания посредством талонов («карточек») было введено не только в социалистическом Советском Союзе, но и в подчеркнуто капиталистической Великобритании. Пример Соединенного королевства особенно показателен, потому что в 1945 году в США даже стали говорить об «английском социализме».

После падения Франции Великобритания оказалась в значительной степени отрезанной от своих колоний. Гитлер объявил Альбиону продовольственную блокаду. Правительство Соединенного королевство ввело «нормированное распределение». Поданным выдали «продуктовые книжки» (ration book). В 1943 году по ним можно было получить в неделю 6 унций мяса, 1 яйцо, по 4 унции масла, сыра и бэкона, 8 унций сахара, причем, только в магазине, к которому был прикреплен гражданин. Поданный английской королевы мог купить по карточкам 1 смену одежды в год. Были запрещены шелковые и нейлоновые чулки: этот материал был нужен для пороховых пакетов и парашютов (имеющиеся чулки женщин призывали сдавать в специальные пункты сбора)[3].

Правительство потратило более 35 миллионов фунтов на покупку хлебобулочных изделий, которые были распределены между малоимущими и промышленными рабочими[4].  Были введены ограничения на покупку мяса: один человек мог купить в неделю мяса не больше, чем на один шиллинг. Апельсины имели право покупать лишь дети и беременные женщины. Сладости запрещалось покупать более 454 граммов в неделю (и запрет продержался до 1954 года).

До 1942 года работали рестораны, где богатые могли неограниченно заказывать блюда за свои деньги. Но из-за возмущения малоимущих граждан правительство ограничило меню ресторанов лишь тремя блюдами. Зато появились дешевые «Британские рестораны» -  для бедных, людей, лишившихся жилья в результате бомбардировок, и рабочих военных заводов[5].

Кстати, именно в системе столовых проявились черты, напоминающие категории ресурсополучателей, какие были в реальных социалистических странах и изображены в фантастике Азимова.  Рабочие столовые в военной Англии разделялись на категории А и В: в первых питание было улучшенное и предназначались они для тех, на чью долю приходилась самая тяжелая работа – шахтеров, докеров[6]. Вообще льготным питанием могли пользоваться помимо промышленных рабочих, беременные и кормящие женщины, дети и инвалиды.

Тем нашим либералам, которые издеваются над северокорейской системой сонбун или советской системой распределения, следует почитать о жизни и быте Англии, например, в замечательной книжке Геннадия Александрова «Монархия и социализм». Оттуда, кстати, они могут узнать удивительный факт: малоимущие жители западных стран (прежде всего, Великобритании и США) признавая военное время тяжелым, впоследствие, в 50-60-е гг. говорили, что тогда они жили лучше! Ведь по карточкам им было гарантировано минимальное питание и у них была гарантированная работа на военных предприятиях и в различных службах при армии.  «Военный социализм» им нравился больше, чем «мирный капитализм»!

Боле того, в конце 40-х Великобритания, которая находилась с тяжелейшем состоянии из-за нацистской блокады и бомбардировок, чуть было совсем не превратилась в страну реального социализма (правда, без марксистской идеологии). Согласно Плану Беверджа в Соединенном королевстве была произведена национализация банка, транспорта, ключевых отраслей промышленности, создан аналог Госплана (Центральная Плановая комиссия) и введены плановые нормы и государственные твердые закупочные цены для фермеров. Противодействие США прервало этот захватывающий проект «монархического социализма».

Любопытна формулировка лозунга «Нормированного распределения», который в 1940-е годы можно было встретить в Великобритании и США: «Rationing means a fair share for all of us» («Нормирование означает справедливую долю для всех нас»). Фактически он был признанием того, что капиталистическая власть рынка несправедлива по своей сути. Более того, рыночный торговец заинтересован лишь в прибыли и поэтому власть рынка самоубийственна: если общество хочет выжить, оно вынуждено ограничивать аппетиты торговцев и капиталистов и вводить элементы нормированного распределения, то есть социализма (ведь в обществе социализма нормированное распределение достигло наивысшего развития).

Итак, на примере военной и послевоенной Великобритании также можно увидеть главные черты общества госраспределения жизненных ресурсов или госсоциализма, которые показывает в своих фантастических романах о будущем Земли и Айзек Азимов. Сокращение ресурсной базы вкупе с ростом народонаселения вынуждает человеческие сообщества переходить от рыночного и тем более капиталистического распределения, которое приводит к расслоению на богатых и бедных к государственному, уравнительно-статусному распределению. Оно позволяет решить две основные задачи, стоящие перед обществом такого типа.

Первая – сохранение жизней всех членов общества. Это связано как с прагматическим аспектом – в кризисных ситуациях важна помощь всех, даже самых слабых, и с идеологическим – это общество сильно духом солидарности, а значит каждый в нем имеет право на минимальную поддержку уже в силу того, что он – член этого общества.

Вторая задача связана не просто с выживанием, а с преодолением кризиса. Для этого нужно выяснить: какие страты общества особенно важны для работы по этому преодолению и сделать так, чтоб они получали при раздатке большую и лучшую долю. Как правило, это - военные, идеологи, рабочие ключевых производств, но в зависимости от мировоззрения общества, представления о значимости тех или иных страт могут меняться. 

Итак, заблуждением являются утверждения о том, что социализм – первая ступень будущего коммунизма. Коммунизм - не более чем миф, порожденный позитивистской утопией о неисчерпаемой ресурсной базе, обеспеченной научно-технической цивилизацией.  Авторитарный государственный социализм - это суровая реальность, которая периодически возникает в истории в случае оскудения ресурсной базы (а такое встречается в истории сплошь и рядом и фактически является для нее нормой). Черты социализма имели самые разные общества – от первобытных племен и азиатских деспотий древности до средневекового феодализма (наш русский философ Константин Леонтьев прозорливо замечал, что если коммунисты и анархисты попытаются воплотить в жизнь свои утопии, у них и выйдет нечто вроде неофеодализма, т.е. госсоциализма). Экономический анализ, учитывающий ресурсный фактор, объясняет почему так должно было произойти в обязательном порядке. Собственно вся мировая история до появления капитализма была историй различных форм социализма (а все идеологи этих обществ призывали к ограничению потребления до разумной меры). Капитализм с его культом потребления родился за счет беспрецедентной концентрации разного рода ресурсов – от энергетических до демографических – в одном месте, а именно – в центре капиталистической мир-системы – на Западе. Капитализм – очень ресурсозатратный строй. Капиталисты нуждаются во все большей прибыли, ведь капитал по природе своей должен постоянно расти. Поэтому капитализм разжигает потребительские инстинкты масс, производя и продавая огромные массы товаров. А для этого нужны очень и очень большие ресурсы и Запад пока их имеет. «Развитые страны, чье население составляет менее 20 процентов от мирового, располагают 84,7 процентами мирового ВНП. На их граждан приходится 84,2 процента мировой торговли, 84,5 процента сбережений на внутренних счетах. Эти страны потребляют 70-75 процентов всей производимой на планете энергии, 79 процентов добываемого ископаемого топлива, 85 процентов мировой древесины, 75 процентов обработанных металлов. Одни лишь США с населением в 300 млн. человек (5 процентов жителей Земли) использует от 30 до 40 процентов добываемых на планете ресурсов. Каждый американец потребляет столько же, сколько 8 среднестатистических жителей Земли или 20 жителей стран периферии»[7].

Понятно, что такое наглое ограбление периферии приводит к тому, что она задыхается от ресурсного голода и переходит к дистанцированию от Запада и государственному перераспределению оставшихся ресурсов. В ХХ веке цепь революций, породивших режимы госсоциализма, распространилась именно на полупериферии и периферии – в России, Монголии, Китае, Вьетнаме, Лаосе, в некоторых странах Африки и Латинской Америки. Показательна в этом смысле Россия. Наша страна находится в зоне «рискованного земледелия». 2/3 территории страны – под вечной мерзлотой, а за Уральскими горами вплоть до второй половины ХХ века численность и плотность населения была минимальной. Тем не менее в течении всего XIX и начала XX века Россия выступала как один из важнейших экспортеров зерна на мировой рынок. В то же время в империи произошел демографический взрыв (а годы правления Николая Второго население империи увеличилось на 60 миллионов человек), что не могло не повлечь за собой ухудшение питания (академик Тарханов утверждал, что в 1906 году русские крестьяне питались в среднем 5 раз хуже, чем английские) и даже периодические пароксизмы массового голода. Отсюда – уравнительные мечты стомиллионного русского крестьянства («стихийный крестьянский социализм»), которые наложившись на социалистические лозунги городской революционной интеллигенции, привели к 1917 году к рождению советской цивилизации.

Русский христианский социалист Михаил Антонов считает, что несмотря на крах советского строя, Россия указала путь к будущему всего мира. Фантастика Азимова подтверждает этот тезис. Очевидно, что мировое сообщество идет к глубочайшему экологическому и ресурсному кризису, причина которого – хищническая деятельность глобального капитализма.  Можно не сомневаться, что после того как он разразится, человечество неизбежно перейдет к тем или иным формам госсоциализма. Будут ли они похожи на супергорода Азимова – это уже непринципиальный вопрос.

При этом внимательное чтение Азимова (равно как личный опыт жизни в социалистическом обществе) показывает, что это далеко не идеальное общество. В плане потребления оно, конечно, уступает метрополии глобального капитализма.  Но перефразируя известный советский анекдот, двух Западов планете не прокормить. Потребление представителей советской цивидизации было весьма и весьма неплохим по меркам полупериферии, не говоря уже периферии. Тот факт, что светские граждане сравнивали себя с американцами, а не с бангладешцами (к уровню которых они постепено опускаются в результате антисоветского переворота) говорил лишь о том, что господствовавшая в СССР идеология была сильно оторвана от реальности.

Более того, благополучие современного Запада уже под вопросом и тот факт, что туда уже хлынули толпы беженцев из Африки очень показателен, если не сказать - фатален… Похоже, нравится это кому-нибудь или нет, социализм – неизбежное будущее мира (в том числе и самого Запада).  Видимо, не зря ведомство Гувера относилось с подозрением к мистеру Азимову…. 

Ссылки:

1. «Стальные пещеры» были написаны в 1954, «Обнаженное солнце» - в 1956, два других романа значительно позже – «Роботы Зари» - в 1983, «Роботы и Империя» - в 1986.

2. См. Бессонова О.Э. Раздаточная экономика России.

3. См. Геннадий Александров «Монархия и социализм».

4. Продовольственные проблемы в Англии. Вторая мировая война  https://andrey-19-73.livejournal.com/86645.html

5. Там же

6. Карточки, деньги, стволы. Война и карточная система у капиталистов и в СССР//АиФ 05.05.2017

7. Сергей Кожемякин Периферийный капитализм https://kojemyakin.livejournal.com/19316.html

Рустем Вахитов российский ученый, историк философии и обществовед, политический публицист, писатель. Кандидат философских наук. Член союза писателей Республики Башкортостана. Член союза писателей России.