Азимов: неизбежность госсоциализма (часть 3)

Социальная структура Городов

Оно разделено на два больших сословия – деклассифицированых и классифицированных (напоминающих «враждебные и дружественные силы» в системе сонбун Северной Кореи или «лишенцев» и полноправных граждан в СССР до 1936 года). Деклассифицированные – это «дно общества»: преступники, люмпены, безработные, которые живут в бараках на окраинах Городов, получают от государства бесплатную, безвкусную «дрожжевую еду», выполняют за нее низкоквалифицированную работу на фабриках (районы таких фабрик несколькими кольцами окружают Города) и не могут рассчитывать ни на какое улучшение своего положения. Отец Бейли оказался деклассифицированным после того как по его вине произошла авария на атомной станции. Он не выдержал такой жизни, спился и умер. Множество людей вокруг Бейли оказываются деклассифицировнными, потому что они не являются с точки зрения государства ценными работниками и их вполне можно заменить роботами. Бейли боится деклассификации еще и потому что это означает утерю высокого социального статуса у детей: после деклассификации отца, Эладж и его мать вынуждены были тоже переселиться в бараки.

Оставшаяся часть общества - высоквалифицированные работники, которые разделены на классы.  Чем выше класс человека, тем большим количеством привилегий он обладает. Элайдж Бейли, например, – детектив департамента полиции, имеет класс С-5. Это относительно высокий статус, во всяком случае его обладатель имеет право на личную душевую кабину и раковину для умывания в квартире (все, у кого класс пониже, вынуждены удовольствоваться общественными душевыми и умывальниками). За расследование убийства космонита его начальник обещает ему повышение – класс С-6.  В романе мы читаем об этом: «Бейли хорошо знал, какие привилегии давал класс С-6. Сидячее место в экспрессе не только с десяти до четырех, но и в часы пик. Больший выбор блюд в столовых. Может быть, даже более благоустроенная квартира и пропуск в солярий для Джесси». В другом романе «Обнажённое Солнце» Министерство Юстиции командирует Бейли на планету Солярия и за успешное выполнение задания ему и его семье обещают класс С-7.

Класс можно получить за выслугу лет (один из коллег Бейли поднялся за 10 лет службы в полиции до С-3) или за какие-нибудь заслуги. Жена и дети гражданина, имеющего определенный класс, также получают привилегии этого класса.

Обладатели классов или полноценные граждане живут в административном центре Города Нью-Йорк в жилых кварталах, связанных друг с другом и со зданиями учреждений, где они работают, экспресс-дорогой (по которой можно перемещаться как на поезде, так и по движущейся полосе). Отдельных домов, в которых жило бы по одной семье, не существует. Жители Города обитают в огромных многоквартирных домах. Блоки для холостяков состоят из комнат, напоминающих общежития (Бейли жил в такой до женитьбы на Джесси). Семейные пары получают комнаты, размеры которых могут увеличить, если появятся дети. Разрешение на детей дает государство и без этого разрешения заводить детей нельзя, в Городах жестко регулируется рождаемость. В обычных, стандартных комнатах нет ни кухонь, ни туалетов с ванными, подобного рода помещения являются общественными и предназначены для жителей целого этажа в блоке.  Едят нью-йоркцы в общественных столовых, моются в общественных душевых, фильмы смотрят в кинотеатрах, рассчитанных на тысячи человек.

При этом люди любят коллективные приемы пищи в столовых, находя в них особое удовольствие, ведь в своей столовой все – друзья, еда перемежается шутками, весельем. Бейли страдает, когда оказывается в другом секторе и вынужден есть особняком от веселящихся местных: «довольно неприятно ходить в незнакомую столовую. Ты никого здесь не знаешь. Другое дело в своем секторе: там всегда занимаешь определенное место, с тобой семья, твои друзья. А для молодежи это просто одно удовольствие».

Однако, по странной логике коллективистских обществ, если человек получит высокий класс и приобретет право забирать еду домой и есть ее в кругу семьи или в одиночку, то он вызывает не всеобщее сожаление (ведь он лишается удовольствия общения с сотрапезниками), а бешеную зависть. Жена Бейли предостерегает его, чтоб он не пользовался своими привилегиями слишком часто, на них и так соседи, имеющие классы пониже, смотрят косо.

Судя по всему, искусственная еда столовых – бесплатная. Власти Города выдают всем талоны на питание. В начале «Стальных пещер» сын Элайджа - Бентли просит разрешение воспользоваться талоном папы и поесть в столовой. В том же романе Бейли и Дэниэл оказываются в общественной столовой. Люди в ней опускают жетоны в прорезь автоматического контролера и получают стандартный набор. При этом Бейли вспоминает, что его жена – диетолог столовой жаловалась на то, что городские власти раздают временные талоны (жетоны, которые предъявляет Бейли) направо и налево и тем самым нарушают ритм работы столовых, где все заранее запланировано.

Таким образом, власти знают, сколько людей живет в секторе и выдают им нужное количество талонов (но вносят путаницу в работу столовых, выдавая дополнительные временные талоны для командировочных)

Итак, экономика Городов не рыночная, капиталистическая, а распределительно-плановая. Деньги не играют большой роли в жизни супергородов. Их жители даже забыли точное значение слова «чистоган»: «Ученые по-разному толкуют слово «чистоган», однако общий его смысл сомнений не вызывает».

Тем не менее деньги в мире Бейли есть. В начале «Стальных пещер» описывается, как в обувном магазине вспыхивают беспорядки, вызванные тем, что женщине не понравилось, что ее обслуживают роботы-продавцы. Иными словами, обувь в этом мире нужно все-таки покупать. Но обладание деньгами мало что дает: все основные жизненные потребности удовлетворяются здесь бесплатно, в ходе государственных раздач и зависят лишь от классового статуса.    Лояльный гражданин Города получает от городских властей талоны на питание, право пользоваться экспресс-дорогой, общественными душевыми и прачечными, комнату в многоквартирном доме, и даже талоны для посещения субэфирных кинотеатров. Сын Бейли учится в школе и очевидно, что Элайдж с Джесси также за это ничего не платят.  Даже табак для трубки Бейли раз в месяц получает, а не покупает (правда, нормы раздачи все время урезают, что беспокоит Бейли).

Об идеологии общества Городов Азимов пишет так: «Среди современных публицистов стало модно с высокомерным осуждением толковать о меркантилизме прежних времен, когда экономикой правили деньги. … И наоборот, они высоко превозносят современный «коллективизм», как наиболее продуктивную и просвещенную форму общества.»

Итак, идеология эта – коллективизм. Она провозглашает ценности взаимопомощи и осуждает конкурентную борьбу, в результате которой одному достается все, а другому не остается ничего. Нет сомнений, что она ставит в заслугу социализму Городов победу над проблемой голода. Ведь развитие пищевой химии и нормированное распределение пищи привело к тому, что необходимое для жизни количество еды получают все. Сам Бейли признает, что иначе 6 из 8 миллиардов человек, живущих на Земле, остались бы без пищи и умерли от голода. Собственно, нечто подобное и происходит на Земле сейчас. В отсутствии работоспособной планетарной системы распределения продовольствия (хотя бы на базе ООН), около половины населения нашей планеты (в основном – жители стран Азии и Африки) либо недоедают, либо голодают, тогда как жители США и Евросоюза ежедневно выкидывают в помойки тонны пригодной для употребления еды. Ожидаемое следствие этого – миграционный кризис. Жители бедного Юга стремятся на богатый Север.

Коллективизму Городов Азимов противопоставляет индивидуализм Внешних Миров, которые населяют потомки землян-колонистов – космониты («спейсеры»). Там каждый имеет отдельный дом, десятки, а то и сотни роботов, которые удовлетворяют все его потребности. На планете Солярия дело дошло до того, что жители настолько привыкли к обеспеченному одиночеству, что даже муж и жена испытывают отвращение при мысли о личной встрече. Соляриане общаются через головидео, а супруги встречаются лишь для того, чтобы зачать потомство, которое, как только оно родится, у них изымают для роботизированного воспитания на специальных фермах. Азимов подчеркивает, что космониты - материалисты, даже забывшие о том, что такое религия (в память космонитского робота Дэниэла не заложили информацию об Евангелиях). На Земле религия сохранилась, хотя некоторые, как Бейли, являются скептиками и атеистами (при этом Бейли хорошо знаком с содержанием Библии). Это любопытно: у Азимова госсоциализм связан с религиозным мировоззрением, а капитализм – с материализмом, хотя в годы «холодной войны» внешне все выглядело наоборот (впрочем, хотя формально идеология СССР была безрелигиозной, фактически уровень веры у граждан страны Советов был много выше чем у теплохладных бюргеров западного блока, разве что за исключением США).

Продолжение следует…

Рустем Вахитов российский ученый, историк философии и обществовед, политический публицист, писатель. Кандидат философских наук. Член союза писателей Республики Башкортостана. Член союза писателей России.