Актуальное интервью

А.Перенджиев: В ближайшее время можно ожидать возрастание напряжения в регионе

29 октября 2016

О ситуации в регионе на фоне разрыва отношений межды Россией и Турцией, а также о том, как вся эта ситуация отразится на Карабахском конфликте и безопасности региона в целом Aysor.am побеседовал с известным российским военным политологом, доцентом кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова Александром Перенджиевым.

-Господин Перенджиев, как отразится на нашем регионе ‘’развод’’ России и Турции, чего ждать от этой ситуации?

 

-Полагаю, что в ближайшее время отношения между официальной Анкарой и Россией вряд ли улучшатся. Связано это с тем, что руководство Турции является союзником ИГИЛ (запрещенной в России) в борьбе с

Башаром  Асадом, весьма активно взаимодействует с этой террористической группировкой в экономической сфере, за счет чего получает баснословные прибыли, осуществляет материально-техническое обеспечение террористов, действующих на территории Сирии.

 

Эрдоган с первого дня начала военной операции Россией против ИГИЛ, сыпал угрозами в адрес официальной Москвы. И это несмотря на формирование антитеррористической коалиции, куда входят Россия и Турция. Уверен, что такая прыть главы турецкого государства связана с карт-бланшем, которую ему дал официальный Вашингтон в этом направлении. ИГИЛ – это политико-экономический проект, созданный промышленно-финансовыми группами США при активном участии официальной Анкары. Официальный Вашингтон уже давно ведет игру «в две руки». С одной стороны проводит широкие пиар-компании в сфере борьбы с терроризмом. С другой – обучает, готовит и финансирует боевиков.

 

До недавнего времени официальная Москва полагала, что ни Турция, ни тем более США, не посмеют выступить открыто на стороне террористов. Но после сбития российского СУ-24 стало понятно, что могут, и еще как могут!

 

Поэтому можно ожидать возрастание напряжения в регионе. Россия открыто не заявляла, но предполагаю, что латентно официальная Москва в настоящее время рассматривает Турцию в качестве вероятного противника.

 

-Азербайджан является младшим братом Турции , который до сего момента не осудил действия Турции, сбившей российский Су-24. К чему может привести данная политика?

 

-В отношении официального Баку Россия не поменяет своего курса, так как рассматривает Азербайджан суверенным, самостоятельным и независимым государством, а не «младшим братом» Турции. В то же время официальная Москва с пониманием относится к позиции официального Баку, который, во-первых желает воздержаться от выражения своей позиции по инциденту с российским СУ-24. Во-вторых, стремится сохранить нормальные отношения, как с Турцией – родственной по этническому составу страной, так и с Россией – традиционным историческим партнером, где проживает 2 млн. этнических азербайджанцев.

 

Полагаю, что обострение между официальными Москвой и Анкарой кардинально не отразится на российско-азербайджанских отношениях. Но определенные корректировки в этой сфере будут обязательно.

 

-Если ситуация еще больше накалится, какую роль может взять на себя Азербайджан? И как Вы думаете, для Азербайджана важнее дружба с Россией или Турцией?

 

-Для официального Баку важна дружба и с Турцией, и с Россией. Поэтому, вполне возможно, что Азербайджан не будет выбирать, чью принять сторону, а может выступить посредником в урегулировании отношений между официальными Москвой и Анкарой.

 

-А как вся эта ситуация может отразиться на карабахском конфликте? Известно, что Турция свое, мягко говоря, недоброжелательно-неотношение с Арменией связывает именно неразрешенностью этого конфликта, что же будет сейчас? Не скажется ли отрицательно вся эта ситуация на деятельности Минской группы ОБСЕ, в которой Россия является сопредседателем?

 

-Нет. Так глубоко конфликт не пойдет. Официальная Анкара уже сейчас ищет способы «сохранить лицо», после обвинения в открытом пособничестве террористам. Ударить по Минской группе – это снова ударить и по Франции, которая, в свою очередь, открыто выступила на стороне официальной Москвы в борьбе против ИГИЛ и выразила готовность наращивать с ней сотрудничество в этой сфере. Поэтому, одно дело для Турции выступать против России. Другое дело – вступать в противодействие с официальным Парижем – членом НАТО и лидером Евросоюза, у которого нервы и так на пределе после терактов 13 ноября. А такой шаг уже не одобрят и в Вашингтоне!

 

-Не пойдет ли Турция «ва-банк» Азербайджаном, если Госдума примет законопроект о криминализации отрицания Геноцида армян?

 

-Попытки что-нибудь подобного вполне могут быть со стороны официальной Анкары. Но Азербайджан, как я уже выше подчеркивал, не инструмент внешней политики Турции, так как официальный Баку вполне может определять свои национальные интересы, которые в современных условиях не всегда могут совпадать с интересами руководства Турции.

Комментариев пока нет