Есть мнение Статьи

Англия и исламисты - история 76-летней дружбы

23 февраля 2018
Вклад Великобритании в рост террористической угрозы выходит далеко за рамки последствий ее войн в Афганистане и Ираке для некоторых людей. Более важный вклад заключается в том, что британские правительства, как лейбористы, так и консерваторы, преследуя так называемые "национальные интересы" за рубежом, десятилетиями вступали в сговор с радикальными исламскими силами, включая террористические организации.

Они попустительствовали им, работали вместе с ними и иногда обучали и финансировали их, чтобы достигать конкретных внешнеполитических целей. Правительства делали это в часто отчаянных попытках сохранить мировую роль Великобритании перед лицом растущей слабости и потерь своих позиций в ключевых регионах мира, будучи не в состоянии в одностороннем порядке навязать свою волю и в отсутствии других местных союзников. Таким образом, история роста и поддержки исламского терроризма тесно связана с имперским упадком Великобритании и попыткой сохранить влияние в мире.

С некоторыми из этих радикальных исламских сил Великобритания была в постоянном, стратегическом союзе для обеспечения фундаментальных, долгосрочных целей внешней политики; с другими это был временное сотрудничество для достижения конкретных краткосрочных результатов.

Средства массовой информации заинтересовались этим сразу после терактов 7/7 года (Взрывы в Лондоне 2005 года, название по аналогии с 9/11), когда были выявлены связи между британскими спецслужбами и исламистскими боевиками, живущими в Лондоне. Некоторые из этих лиц работали британскими агентами или информаторами, будучи причастными к терроризму за рубежом. Некоторые, видимо, были под защитой британских спецслужб. Это важная, но лишь малая часть гораздо большей картины, которая в основном касается внешней политики Великобритании. Уайтхолл (Whitehall — улица в центре Лондона, название которой стало нарицательным обозначением британского правительства) был в сговоре с двумя группами исламистских акторов, которые обладают прочными связями друг с другом. В первую группу входят крупнейшие государства-спонсоры исламистского терроризма, двумя важнейшими из которых являются ключевые британские союзники, с которыми Лондон имеет давние стратегические партнерские отношения - Пакистан и Саудовская Аравия.

Специалисты по внешнеполитическому планированию регулярно тайно сотрудничали с саудитами и пакистанцами в их внешней политике поддержки исламистских радикальных движений, в то время как оба государства в настоящее время рассматриваются в качестве ключевых союзников в ‘’войне с терроризмом’’. Саудовская Аравия, особенно после бума цен на нефть 1973 года, который подтолкнул ее к наращиванию своего глобального влияния, была источником миллиардов долларов, которые потекли к радикальному исламу, включая террористические группы, по всему миру. Можно привести хороший пример того, что "Аль-Каида" отчасти является созданием союзника Великобритании - Саудовской Аравии, учитывая прямые связи между саудовской разведкой и Бен Ладеном с ранних лет антисоветского джихада в Афганистане в 1980-х годах.

Между тем Пакистан был одним из основных спонсоров различных террористических групп с тех пор, как генерал Зиа уль-Хак захватил власть в ходе военного переворота в 1977 году – военная поддержка привела к созданию некоторых групп, после чего они были взращены оружием и обучены. Исполнители терактов 7/7 и многие другие потенциальные британские террористы частично являются результатом предыдущих десятилетий официального покровительства этих групп Пакистаном.

Как Пакистан, так и Саудовская Аравия являются британскими творениями: Саудовская Аравия была кровожадно выкована в 1920-х годах с британским оружием и дипломатической поддержкой, в то время как Пакистан был выведен из состава Индии в 1947 году с помощью британских планировщиков. Эти страны, хотя и во многом отличаются друг от друга, но сходны в одном – в своей оголтелой поддержке исламистских режимов и террористов. Учитывая их союз с Великобританией, неудивительно, что Британские лидеры не призывали к бомбардировке Исламабада и Эр-Рияда, в отличие от Кабула и Багдада, поскольку война с террором явно не является войной с террором вообще, а скорее конфликтом с врагами, специально обозначенными Вашингтоном и Лондоном.

Вторая группа исламистов, с которыми Великобритания вступила в сговор, - это экстремистские движения и организации. Среди наиболее влиятельных движений, пользующихся поддержкой Великобритании , - "Братья-мусульмане", которая была основана в Египте в 1928 году и превратилась во влиятельную всемирную сеть, и "Джамаат-и-Ислами" (Исламская партия), основанная в Британской Индии в 1941 году, которая стала крупной политической и идеологической силой в Пакистане. Великобритания также тайно работала вместе с движением Дарул Ислам (дом ислама) в Индонезии, что обеспечило важную идеологическую основу для развития терроризма в этой стране. Хотя Великобритания в основном сотрудничала с суннитскими движениями в продвижении своей внешней политики, она также временами не была против попустительства шиитским силам, таким как иранские шиитские радикалы в 1950-х годах до и после исламской революции в Иране в 1979 году.

Великобритания, однако, также работала в тайных операциях и войнах с различными террористическими группировками прямого джихада, иногда связанными с только что упомянутыми движениями. Эти группы пропагандируют наиболее реакционные религиозные и политические установки и регулярно совершают зверства в отношении гражданских лиц. Сговор с подобными организациями начался в Афганистане в 1980-х годах, когда Великобритания, наряду с США, Саудовской Аравией и Пакистаном, тайно поддержала исламистское сопротивление, чтобы победить советские войска и поддерживаемый ими светский режим. Военная, финансовая и дипломатическая поддержка была оказана исламистским силам, которые обеспечили уход советских войск, но не распались после достижения цели, а создали мировые террористические сети, готовые нанести удар теперь уже и по целям на Западе. После джихада в Афганистане Великобритания имела тайные отношения того или иного рода с боевиками различных террористических организаций, включая Пакистанскую Харкат-уль-Ансар, Ливийскую исламскую боевую группу и Освободительную армию Косово, все из которых имели прочные связи с "Аль-Каидой" бен Ладена. С этими и другими силами были предприняты тайные действия в Центральной Азии, Северной Африке и Восточной Европе.

Тайный сговор Уайтхолла продолжается и после терактов исламистов на собственно британской территории и это объясняется стремлением Британии укрепить свою позицию на Ближнем Востоке. Планировщики не только продолжают свои особые отношения с Эр-Риядом и Исламабадом, но и в последнее время поддерживают "Братьев-мусульман" в Египте, исламистов и их сторонников в Ливии, которые свергли светский режим Каддафи. Англичане также сотрудничают с некоторыми силами внутри Талибана в Афганистане в отчаянных усилиях по поиску выхода из все более катастрофической войны.

Корни британского сговора с радикальным исламом состоят в политике ‘’разделяй и властвуй’’, продвигаемой во время империи, когда британские чиновники и спецслужбы регулярно культивировали мусульманские группы , чтобы противостоять появляющимся националистическим и социалистическим силам, бросающим вызов британской гегемонии. Хорошо известно, что Британские планировщики помогли создать современный Ближний Восток во время и после Первой Мировой Войны, по сути искусственно проведя границы на территориях, раннее принадлежавших Османской империи и посадив во главе новых государств своих марионеток. Но британская политика также включала восстановление Халифата и как центр его, Саудовскую Аравию, которая будет находиться под британским контролем, стратегия, которая имела огромное значение для будущего Саудовского королевства и остального мира. После Второй Мировой Войны британские планировщики столкнулись с неизбежным развалом империи и ростом двух новых сверхдержав, но были полны решимости сохранить как можно больше политического и коммерческого влияния в мире. Хотя Юго-Восточная Азия и Африка были важны для британских планировщиков, в основном из-за их сырьевых ресурсов, но наиболее важным был Ближний Восток из-за его колоссальных запасов нефти, над которыми Лондон хотел сохранить контроль. Однако здесь главный враг возник в форме популярного арабского национализма во главе с египетским офицером и лидером Гамалем Абделем Насером, который стремился продвигать независимую внешнюю политику и собирался покончить с зависимостью ближневосточных государств от Запада. Чтобы сдержать эту угрозу, Великобритания и США не только поддерживали консервативных, прозападных монархов и феодальных лидеров, но и вступили в тайные соглашения с исламистскими силами, в частности с братьями-мусульманами, чтобы дестабилизировать и свергнуть националистические правительства.

С того времени, как Великобритания вывела свои вооруженные силы из стран Ближнего Востока в конце 1960-х годов, исламистские силы, такие как саудовский режим и, опять же, "Братья-мусульмане", часто рассматривались как ‘’прокси-силы’’, сохраняющие и оберегающие британские интересы в регионе, дестабилизирующие коммунистические или националистические режимы или как "мускулы", чтобы поддержать про - Британские правые правительства. К 1970-м годам арабский национализм был практически побежден как политическая сила, отчасти благодаря англо-американской оппозиции; он был в значительной степени заменен растущей силой радикального ислама, которую Лондон снова часто рассматривал как удобное оружие для борьбы с остатками светского национализма и коммунизма в ключевых государствах, таких как Египет и Иордания.

Война в Афганистане в 1980-х годах породила целый ряд террористических сил, в том числе Аль-Каиду, терроризм получил широкое распространение сначала в мусульманских странах, а затем, в 1990-х годах, в Европе и США. Тем не менее, крайне важно для этой истории, что Великобритания продолжала рассматривать некоторые из этих групп как полезные, главным образом как прокси-партизанские силы в таких различных местах, как Босния, Азербайджан, Косово и Ливия; там они использовались либо для того, чтобы помочь развалить Советский Союз и обеспечить основные нефтяные интересы, либо для борьбы с националистическими режимами, на этот раз с режимами Слободана Милошевича в Югославии и Муаммара Каддафи в Ливии.

В течение этого периода многие джихадистские группы и отдельные лица нашли убежище в Великобритании, некоторые из них получили политическое убежище, продолжая участвовать в терроризме за рубежом. Уайтхолл не только терпел, но и поощрял развитие Лондона как столицы, выступающей в качестве базы и организационного центра для многочисленных джихадистских группировок, - даже несмотря на то, что это фактически обеспечило "зеленый свет" этому терроризму. Британский истеблишмент считает, что эти группы полезны не только как информаторы спецслужб, но и как инструменты политического разделения Ближнего Востока – ключевой цели британской внешней политики, а также как рычаг влияния на иностранные правительства. Радикальные исламские силы рассматривались как полезные для Уайтхолла в пяти конкретных ипостасях: как глобальная сила, противостоящая идеологиям светского национализма и советского коммунизма, как например Саудовская Аравия и Пакистан; как консервативные силы внутри страны, подрывающие светские националистические режимы и поддерживающие прозападные; как ‘ударные отряды’ для свержения неугодного правительства; в качестве прокси военных сил для ведения боевых действий; и в качестве политических инструментов смены правительств.

Хотя Великобритания наладила давние особые отношения с Саудовской Аравией и Пакистаном, она не была в стратегическом союзе с радикальным исламом как таковым. Это была, скорее, оппортунистическая политика. Время от времени рассекречиваемые документы спецслужб показывают, что британцы прекрасно знали, что исламисты были также были анти-западниками, анти-либералами и фактически террористами. Уайтхолл работал с этими силами не потому, что разделял их взгляды, а просто потому, что они были полезны в определенные моменты. Исламистские группы, по-видимому, сотрудничали с Британией по тем же причинам целесообразности и потому, что они разделяли такую же ненависть к светскому национализму и социализму, как и англичане. Эти силы выступали против британского империализма на Ближнем Востоке так же, как они выступают против нынешней оккупации Ирака и Афганистана, но они, как правило, не выступали против неолиберальной экономической политики, проводимой прозападными, поддерживаемыми Британией режимами в регионе.

Важно отметить, что британский сговор с радикальным Исламом также способствовал продвижению двух крупных геостратегических внешнеполитических целей. Первая - это влияние и контроль над ключевыми энергетическими ресурсами, всегда признаваемыми в британских документах по планированию в качестве приоритета номер один на Ближнем Востоке. Британские операции по созданию и поддержке исламистских сил в целом направлены на сохранение у власти или создание правительств, которые будут способствовать проведению западной политики в области нефти.

Вторая цель - сохранить место Великобритании в прозападном мировом финансовом порядке. Саудиты вложили миллиарды долларов в экономику и банковскую систему США и Великобритании, а Великобритания и США имеют столь же крупные инвестиции и торговлю с Саудовской Аравией; именно они находятся под защитой стратегического союза с Эр-Риядом. С периода 1973-75 годов, когда Британские официальные лица тайно заключили ряд сделок с саудитами, благодаря которым те инвестировали свои нефтяные доходы в Британию, существовал молчаливый англо–американо–саудовский пакт поддержки этого финансового порядка, и благодаря которому Лондон и Вашингтон закрывали глаза на то, что саудиты вкладывали деньги и в исламистских террористов.

В продвижении своей стратегии Великобритания регулярно сотрудничала с США, которые имеют свою историю подобного сговора с радикальным исламом (о чем я уже писал). Учитывая радикальное ослабление британской мощи, англо-американские операции изменились от действительно совместных предприятий в первые послевоенные годы до тех, где Уайтхолл был младшим партнером, часто предоставляя специализированные скрытые силы в операциях, управляемых Вашингтоном. Временами Великобритания действовала как де-факто скрытое подразделение правительства США, выполняя грязную работу, которую Вашингтон не мог или не хотел делать. Это говорит о том, что британское использование мусульманских сил для достижения политических целей восходит к империи, тем самым предшествуя США. Равным образом, в послевоенном мире Уайтхолл иногда действовал независимо от Вашингтона, преследуя четко выраженные Британские интересы, такие как планы свержения Насера в 1950-х годах, например.

Таким образом, радикальный Ислам и насильственный джихадизм являются во многом британскими "творениями", особенно на территории Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, обширные территории которых раньше принадлежали Британии.

Это лишь обзорная статья, описывающая ''шашни'' - с исламистами, мусульманской версией фашистов. Подробнее о работе британских спецслужб с исламистами в Египте, Пакистане, Иране, Ливии - в следующих статьях.

Комментариев пока нет