Актуальное интервью

Анатолий Лейрих: "Все успешные дела и реформы Путина были осуществлены в режиме спецопераций"

29 октября 2016

- Анатолий Андреевич, как Вы как кандидат в депутаты Государственной Думы от оппозиционной партии «Яблоко» оцениваете деятельность самого влиятельного политика России Владимира Владимировича Путина?

- Когда Путин в 2000 году стал и. о. Президента, а затем и Президентом РФ, общество восприняло это с иронией, поскольку он был очевидным ставленником непопулярного Ельцина. Но момент его прихода к власти был особенный. Без всякого преувеличения так остро – быть России или не быть – вопрос давно уже не стоял. Ельцин, не имевший склонности к систематической работе, утратил нити постоянного управления страной.

На мой взгляд Путин сделал три совершенно необходимые в тот момент вещи. Первое, были восстановлены источники государственного бюджета введением налогов на недропользование и не только. Одновременно с этим были отодвинуты от управления страной олигархи, в карманы которых из-за "несформированности налоговой системы" и текли доходы страны. Если вы помните, именно эта "несформированность" в ельцинский период и посадила Россию, самую богатую в мире страну, на иглу траншей Международного валютного фонда, от которых стала зависеть ее каждодневная жизнь. Дадут денег - будет зарплата у врачей, учителей, милиционеров и чиновников. Не дадут - платить нечем. И не платили ведь месяцами!

Знаковым событием того времени стало примерное наказание Ходорковского. Именно назидательность наказания, а не рассмотрение его дела по существу является на мой взгляд очевидной несправедливостью. Особенно на фоне того, что в отношении остальных олигархов никто подобных вопросов не ставил. Примерность этого наказания возымела действие, испуг олигархов был так велик, что ни один из них впоследствии не пытался не только критиковать, но и даже комментировать действия власти.

Второе, была прекращена война в Чечне. Если сегодня детально изучать этот вопрос можно найти много ошибок и просчетов. Но, если мы сравним этот конфликт с другими подобными в мире, такими как Ливан или Палестина, на территориях которых скрестились интересы третьих стран, а именно это и случилось в Чечне, то можно сказать, что проблема Чечни была решена в беспрецедентно короткий для истории срок. Да, это стоило и продолжает стоить большие деньги, но это несопоставимо меньше, чем те и материальные, и человеческие потери, которые мы могли бы нести все эти годы, сражаясь не столько с чеченцами, а с теми, кто, направляя их, продолжал бы наносить нашей стране постоянный и намеренный вред.

Безусловно вызывает вопрос рациональности и эффективности госинвестиций в Чечне, как впрочем и в других субъектах РФ, но также понятно, что порядок в регионах в этом вопросе нельзя навести, не наведя его в центре.

Третье, от управления регионами был отстранен криминал. Взявшие при Ельцине суверенитет регионы оказались в руках криминальных группировок. В то время имена "больших пацанов" были известны всей стране, знакомствами с ними бравировали и политики, и общественные, и культурные деятели. Криминал оплачивал выборы губернаторов и, если было нужно, "решал кадровые вопросы" на федеральном уровне.

Через подконтрольных губернаторов криминал получил влияние на правоохранительные органы, делая практически невозможной их борьбу с организованной преступностью. Эту зависимость необходимо было устранить.

Именно отмена выборности губернаторов вывела их из подчинения криминалу и дала возможность начать борьбу по планомерному уничтожению крупных бандформирований на территории России.

Однако порядки, обычаи и приемы, заведенные тогда криминалом, сохранили, используют и "передают молодым" уже подчиненные сегодня президенту страны губернаторы. Нарушение законов, использование властных полномочий для личного обогащения, подтасовка результатов выборов, преследование и устранение политических оппонентов или просто неугодных – это неполный перечень приемов, обычных сегодня для подавляющего большинства российских губернаторов.

Ликвидация их выборности была мерой чрезвычайной и, соответственно, временной. Но искушение руководить губернаторами посредством имеющихся на них уголовных дел и компроматов, т. е. с помощью метода, часто применяемого спецслужбами для обеспечения управляемости своих агентов, отложило на неопределенный срок возвращение выборности, превратив этот временно введенный порядок назначения в постоянный, обменяв при этом лояльность новых старых губернаторов, на молчаливое согласие центра чинить произвол, коррупцию и казнокрадство в подведомственных им регионах.

- Было ли что-нибудь общее, по вашему мнению, в этих трех делах Путина?

- Да. Все три вышеперечисленных дела, два из которых можно было бы назвать реформами, объединяет одно – они были осуществлены в режиме спецопераций. Спецоперации имеют свою философию и свои законы: "Верить только своим, своих не сдавать, никогда и ни при каких условиях, несмотря на ошибки и даже преступления, которые могут совершить твои товарищи на пути к победе. Закончится операция, победим, тогда и разберемся, кто прав, кто виноват".

Победа наступила, но режим спецоперации не закончился, так и не позволив приступить к необходимой созидательной работе, к восстановлению науки, промышленности страны, систем ее образования и социальной поддержки населения.

На эту работу в правительство должны были придти совсем другие люди: специалисты, ученые, инженеры, экономисты, понимающие не только значение отраслей материального и нематериального производства, но и точно знающие с чего и в какой последовательности начинать эту большую восстановительную работу. Именно в процессе этого восстановления, в рамках провозглашенной, но еще не сложившейся рыночной экономики страны должны были быть правильно разделены ответственность и участие в ней государства и частного бизнеса.

Такие специалисты в правительство России не пришли. Их места заняли "боевые товарищи", коллеги по работе, сокурсники, друзья детства, соседи по дачному кооперативу и прочие, в том же роде.

- Как Вы думаете, чем объяснятся такой "кадровый подбор"?

- Были, наверное, в этом отношении у В. Путина и какие-то внутренние мотивы, но главной причиной, на мой взгляд, было то, что к тому времени доходы страны сильно изменились в связи с неожиданным ростом цен на нефть.

Без приложения каких-либо усилий, в "закрома Родины" потекли миллиарды и миллиарды долларов, создавшие иллюзию успеха и роста экономики. И без всяких там ученых и инженеров.

"У России долги? Немедленно все отдать – у России долгов не бывает!" - примерно это доносилось с самого верха, твердо и уверенно. Оставалось только у неожиданно выросших денежных потоков поставить проверенных людей, что и сделали.

Все стало легко и доступно: универсиады, олимпиады, гигантские строительные проекты, небоскребы, трубопроводы и не только. Мы стали первыми в футболе, хоккее, на ринге, а где не стали, так станем обязательно!

Москва – самый дорогой город мира, ну как не гордиться? Ярмарки миллионеров! Все самые дорогие бренды открывают бутики и салоны. У кого нет миллиарда – пошел... - ну, знаете куда. Какие доказательства успеха еще нужны?

Действительно, в период 2004-2007 гг., после долгого периода упадка, вызванного экономической катастрофой начала 90-х, утраты символов и жизненных ориентиров, люди почувствовали, что что-то стало меняться в лучшую сторону. И если даже не у них самих, то у знакомых или родственников.

И успехи в спорте, и возврат Россией долгов кредиторам, и выход наших эскадр и стратегических бомбардировщиков на патрулирование мировых океанов – все это очень сильно поднимало дух людей. Рост экономики, могущества России, патриотизма и гордости за страну, все это теперь ассоциировалось с именем Владимира Путина, явившего в своем лице большинству населения страны нового Геркулеса.

Большая часть женского населения влюблена в нового героя со скромным молодым лицом! От былой иронии в отношении Путина как ставленника Ельцина, как не умеющего говорить красивых речей человека не осталось и следа. "Бог с ними с речами, вот Горбачев как пел, а что вышло – страну развалил. А этот не такой, тихий, скромный, а рулит крепко! Повезло России, наконец!"

Вот примерно такие размышления народа и обеспечили переизбрание В.Путина в 2004 г. в президенты с небывало высокой для демократических стран поддержкой.

В этих условиях необходимость замены кадрового состава перестала быть актуальной, от его качества существенно не зависели результаты работы экономики страны, зависели они теперь от биржевых цен на нефть, которые продолжали брать рекорд за рекордом. Казалось, что так будет всегда.

Именно опираясь на это убеждение, и была в конце 2007 г. разработана Стратегия 2020, предусматривающая перекраивание всей системы управления промышленностью страны, главной структурной единицей которой становились отраслевые госкорпорации – новые локомотивы развития.

- Но уже в 2010 г. Президент Д. Медведев ликвидировал госкорпорации из-за их очевидной неэффективности, преобразовав в акционерные общества. Как Вы считаете, почему они не смогли оправдать связанных с их образованием ожиданий?

- Были три главных причины.

Первая – это все те же кадры. И не только повсюду расставленные на госуправление и мало в чем разбирающиеся "разведчики", "братья и сватья", но сильно поредевший кадровый и качественно понизившийся руководящий состав большинства крупных предприятий машиностроения, ВПК, конструкторских бюро и научно-исследовательских институтов.

Отмена госзаказа с началом экономических реформ 1992-го года поставила большинство из них на грань разорения. Невостребованность их продукции, массовый уход профессиональных кадров из-за немыслимых по срокам задержек зарплат, необходимость выживать "как получится" выдвинули на руководящие посты крупнейших научных и промышленных школ бывших хозяйственников и сбытовиков. Навыки этих категорий работников – коммерчески использовать огромное имущество попавших под их управление советских предприятий – оказались более востребованы, чем десятилетиями накопленный интеллект.

Результат известен – по большинству направлений мы утратили не только способность разработки и постановки на производство новой продукции, но и возможность воспроизводства того, что без проблем выпускали в недавнем прошлом. Именно этим и объясняются неудачные пуски ракет, потери спутников, пожары на подводных лодках, взрывы и аварии на гражданских объектах, превратившиеся в череду техногенных катастроф.

Поэтому мнение, что поставленные на управление госкорпорациями бездари, имея в своем подчинении признанных авторитетов и крупных специалистов ключевых отраслей, не смогут негативным образом повлиять на решение профессиональных задач, своего подтверждения не получил, ввиду утраты тех самых авторитетов и тех самых специалистов.

- А какова вторая причина?

- Межотраслевая диспропорция (МОД).

- Что это значит?

- Быстрый рост цен на нефть и переход нефтегазовых компаний под фактический контроль государства привели к тому, что нефтегазовый сектор превратился в совершенно обособленный и закрытый сектор экономики, недоступный для независимых инвесторов.

Мне могут возразить и сказать, что любой желающий может инвестировать средства в нефтегазовые и сырьевые компании, купив их акции на бирже. Это действительно так, но в реальности, покупая акции, инвесторы могут рассчитывать, главным образом, на удачные спекуляции, т. е. перепродажу этих акций в моменты роста их цен. Инвесторы могут также рассчитывать на весьма скромные или вообще нулевые дивиденды. Но инвесторы совершенно не могут рассчитывать на участие в управлении и контроле за деятельностью этих компаний, которое они имеют по закону.

Установив для сырьевых компаний оброк в виде налога на недропользование, государство устранилось от контроля за тратами этих компаний, передав фактически свои контрольные функции "главного акционера" менеджменту сырьевых монополистов, набранных на эти важные и непростые с профессиональной точки зрения посты исходя из их личной преданности.

Именно бесконтрольные траты сырьевых и государственных монополий на в разы завышенные инвестпрограммы с высокой коррупционной составляющей, траты на приобретение непрофильных активов (акций компаний, гостиниц, газет, радио- и телеканалов), дорогостоящих офисов, яхт, самолетов и, наконец, на совершенно необоснованную высокую заработную плату своим работникам и запредельное вознаграждение для менеджмента привели к тому, что нефтегазовые и сырьевые отрасли, обладая избыточными денежными средствами, выступили недобросовестными конкурентами по отношению к другим отраслям промышленности, которые такими возможностями не располагали.

Возникла так называемая межотраслевая диспропорция (МОД), которая дала сырьевикам необоснованные конкурентные преимущества не в силу внедрения ими достижений научно-технического прогресса или большего количества затрачиваемого ими труда, а в силу не связанной с их деятельностью изменившейся конъюнктурой мировых цен на энергоносители.

В течение последнего десятилетия МОД стала главенствующим фактором стагнации перерабатывающих отраслей, роста цен и инфляции, установления стабильно высоких ставок на банковские кредиты, что в совокупности негативно отразилось на экономике страны в целом, приведя ее к дефицитам федерального и подавляющего большинства региональных бюджетов.

Дефициты бюджетов бумерангом ударили по сырьевым компаниям, ставшими после развала перерабатывающих отраслей единственным источником доходов государства.

- А третья причина, наверное, воровство и коррупция?

- Вы совершенно правы. Мне кажется, это настолько избитая тема, что пытаться, что-либо добавить к известным фактам бессовестного и нескрываемого воровства не имеет смысла. Скажу лишь одно, что никогда коррупция и казнокрадство не достигли бы таких масштабов, если бы они не поощрялись и не покрывались на самом верху.

- Анатолий Андреевич, скажите, каким образом повлияет тогда решение Д. Медведева на устранение перечисленных Вами причин?

- В том-то и дело, что никак. Акционерные общества, возникшие на месте преобразованных госкорпораций, сохранили все те же проблемы, не позволяющие им работать эффективно: это и непрофессиональный кадровый состав, и неблагоприятные макроэкономические условия, вызванные МОД, и постоянные потери от воровства и коррупции. В этих условиях вся выпускаемая ими продукция становится в разы дороже, реальных затрат, которые ложатся в конечном счете дополнительной нагрузкой на бюджет страны, ведь деятельность госкорпораций и уже преобразованных в АО финансируется за счет государства. Поэтому, например, строительство судов в России стоит в 2-3 раза дороже, чем в Германии.

Трудно даже оценить завышение затрат на продукцию предприятий ВПК, т. к. при размещении гособоронзаказа они согласовывают с министерством обороны их плановую рентабельность 15-20%, которые просто добавляются к калькуляции их собственных затрат. При этом проверить обоснованность этих затрат, как и их собственных, так и сотен из поставщиков, крайне сложно. Недавно этот вопрос поднимал на одном из совещаний премьер Путин, требуя проверять всю цепочку ценообразования, начиная с поставщиков сырья и компонентов. Вмешательство премьера подтверждает только одно, что нерациональность и завышенность цен (читай воровство) зашкаливает уже все разумные пределы. При таком подходе к согласованию цен "сколько напишем плюс 15%" из наших триллионов, планируемых на оборону, может получиться пшик.

Вопросы обороны, вопросы связанные с эффективность работы госкорпораций в старом или новом виде очень важны. Нам действительно надо стремиться, устраняя перечисленные недостатки, получать от них больше и лучшего качества, затрачивая при этом меньше. Иными словами, нужно заделать те прорехи, через которые утекают налево государственные средства, т. е. снизить расходы.

Но это совсем не главный вопрос экономического развития страны. Главный вопрос – как повысить доходы. Как сделать так, чтобы наша страна помимо сырьевых доходов начала бы зарабатывать производством продукции глубокой переработки, как это делают и за счет чего живут все развитые страны. Задумайтесь, как сводит концы с концами не имеющая ни нефти, ни газа Германия, Япония и десятки других стран, в том числе и бывших социалистических экономик, которые смогли успешнее нас совершить за тот же период переход от плановой экономики к рыночной. Например, Польша, которая единственная в Евросоюзе демонстрирует в течение всего глобального кризиса устойчивый экономический рост, причем и рост промышленный.

Но этот рост и это развитие возможно только тогда, когда наравне с крупными компаниями существуют и развиваются компании малого и среднего бизнеса, приносящие бюджетам развитых стран более 70% доходов и дающие около 80% рабочих мест.

Нашей стране нужны не десятки, сотни или тысячи таких компаний, а миллионы полноценно работающих предприятий, половина из которых должна быть производственной и исследовательской.

Но как это сделать, если рынок не свободен, если все платежеспособные сектора рынков крупных городов, сырьевых компаний, государственных заказов, строительства давно уже поделены между чиновниками, высасывающими до капли через подставные компании все поступающие туда средства.

Коррупция и МОД тем же самым губительным образом влияют на частную инициативу, не давая ей развиться. Частный бизнес выживает совершенно в иных чем госкорпорации условиях, он не может придти в министерство обороны или куда-нибудь еще, предъявить свои реальные или вымышленные затраты и еще попросить набросить 15% сверху. Частный бизнес, конкурируя с импортом и такими же как он предпринимателями, должен думать об экономии, о снижении своих издержек, о дополнительных услугах, чтобы предложить своим покупателям и клиентам лучшие по качеству, условиям и цене товары и услуги. Но и это еще не все, бизнесу каждый день приходится отбиваться от вымогателей в лице чиновников и всех контролирующих и надзирающих организаций. Ему, несущему ответственность за свое дело и своих работников, приходится отбиваться от рейдеров, никакими заботами не отягощенных людей, но зато умеющих хорошо ладить с судами, полицией и прочими.

И до тех пор, пока не будут устранены препятствия, мешающие бизнесу работать, пока предпринимательство не станет массовым движением миллионов, Россия будет только терять – терять свои нефтегазовые деньги, терять людей, уезжающих в поисках самореализации из страны, и терять время, что, в конце концов, приведет и к неизбежной потере страны.

- Анатолий Андреевич, давайте вернемся еще раз к МОД, скажите в чем конкретно выразилось ее разрушительное воздействие на предприятия обрабатывающих отраслей?

- В потере привлекательности работы в сложно-технических отраслях.

Если сравнить среднюю заработную плату за последнее десятилетие в машиностроении и, например, в «Газпроме» или «Роснефти», вы увидите, что разница составит 8-10 раз. Работники машиностроительных предприятий, где подготовка рабочих и инженерных специалистов осуществляется в течение 5-8 лет, где накопление производственного опыта требует десятилетий, где для обеспечения производства требуются десятки и сотни специальностей (не специалистов, а специальностей, т. е. профессий), так вот эти самые работники получают зарплату на порядок меньше, чем работающие вахтовым методом нефтяники и газовики, профессиональная подготовка которых занимает несколько месяцев, а то и недель.

Отсюда и возникла непопулярность и непрестижность работы в машиностроении.

Кто пойдет работать на нищенскую зарплату, на бедное полуработающее предприятие без перспективы роста? Там и работают преимущественно одни старики. Специалистов не могут найти даже на оборонные предприятия, несмотря на готовность платить за особо критические операции любые деньги. Двадцать лет невостребованности сделали свое дело: в стране не осталось специалистов. Многие из них: инженеры, конструкторы, ученые, высококлассные рабочие – уехали и продолжают уезжать из России, не видя перспективы, многие потеряли квалификацию, занимаясь несвойственным им делом, многие ушли из жизни не передав навыков и не подготовив замены.

Высокая процентная ставка за кредит – это тоже результат МОД. В рыночной экономике цена на любой товар или услугу, в т. ч. и на кредиты, определяется готовностью эту цену платить. Сегодня мы знаем отрасли, готовые платить не торгуясь – это сырьевики. Им нестрашно переплачивать при хорошей конъюнктуре цен на бирже, да и при плохой они тоже знают как выкрутиться – увеличат цены на заправках и, не спрашивая, соберут с населения столько, сколько им нужно.

Этим и объясняется то, что несмотря на падение цен на сырую нефть, цены на бензин не падают, а растут. И это понятно: вместе с ценой на нефть падают доходы, а все траты (не путать с затратами!) монополистов остаются прежними, и непрофильные тоже.

Нашей слаборазвитой банковской системе вполне хватает для жизни обслуживания сырьевиков и бюджетных расходов, которые также формируются из сырьевых денег. Остальные отрасли им малоинтересны, разве что, если прикажут.

Высокие цены на недвижимость, продукты и товары первой необходимости – это тоже результат влияния МОД. У малой части общества, обладающей высокой платежеспособностью, достаточно средств, чтобы переплачивая девелоперам и риелторам, позволять им за счет сверхприбылей удерживать ничем не обоснованные высокие цены на жилье, не доступные более, чем 95% граждан, проживающих в советских квартирах!

Постоянный рост числа граждан России, проживающих за чертой бедности, а только за шесть месяцев этого года их число возросло на 2 миллиона, доведя общую цифру бедняков до 26 миллионов (20% населения!) – это тоже результат МОД. И другие 20% граждан страны, желающих уехать из нее – это тоже влияние МОД.

Вычленение сырьевых отраслей в закрытый и самодостаточный, а лучше сказать паразитический сектор экономики, привело к такому положению, когда наличие нефтегазовых и сырьевых доходов, этой предками данной России "хлебной карточки", становится не дополнительным конкурентным преимуществом, не дополнительным источником инвестиций, стимулирующим доходные проекты, не фактором роста всей экономики страны и социальной защищенности ее граждан, а фактором удушения и разрушения всех прочих отраслей, фактором дефицита бюджета, сворачивания государством национальных проектов и создания очевидных сегодня угроз неисполнения им своих обязательств перед гражданами, определенных Конституцией РФ, и, прежде всего, таких как пенсионное обеспечение и право на труд.

Таким образом при сохранении МОД любой проект в отраслях глубокой переработки становится в России не конкурентоспособным, еще больше усугубляя нашу товарную и технологическую зависимость от импорта.

- Но в российскую промышленность идут инвестиции, в автопром, в производство локомотивов, электроники, даже в НИОКР. Создал же "Боинг" в России конструкторское бюро?!

- Если проанализировать промышленные проекты иностранных инвесторов в России, легко заметить, что почти все они обращены вовнутрь, т. е. их продукция предназначается исключительно для внутреннего потребления, внутри страны и как правило с ухудшением качества изделий в сравнении с их образцами на традиционных рынках. Речь идет, я подчеркиваю, о предприятиях глубокой переработки, а не о сырьевых компаниях, активно экспортирующих сырье и полуфабрикаты.

Нет ни одного примера, когда построенное в России машиностроительное предприятие стало экспортером своей продукции. Смысл этих проектов – облегченное проникновение на наш рынок за счет исключения таможенных платежей. Это еще больше подрывает деятельность отечественных производителей, добивая их окончательно. Это происходит и в автопроме, и в производстве другой сложной машиностроительной продукции, как, например, Вы сказали, локомотивов. Но все, что приносят в российское машиностроение иностранные производители, не является предприятиями полного цикла, это всегда последние завершающие стадии технологического процесса производства.

Поэтому и численность на этих предприятиях в 20-30 раз ниже, чем на аналогичных предприятиях в России. И не из-за отсталости технологий, а вследствие того, что значительная часть стоимости конечной производится на предприятиях-поставщиках, которые в Россию не спешат. Не спешат они по той самой причине, что сегодня прибыльно осуществлять промышленную деятельность в нашей стране невозможно.

Дорогие кредиты, отсутствие кадров, необоснованно высокий уровень зарплат, отсутствие сертифицированных поставщиков деталей и услуг, высокие затраты на присоединение к сетям и, конечно, вымогательство и коррупция ставят крест на намерениях многих производителей создать у нас настоящее производство. И поэтому никто из производителей узлов и компонентов не будет спешить и сегодня, и в ближайшем будущем создавать такие производства. Будут организовываться псевдопроизводства, где из деталей, поставленных из стран с действительно низкими затратами, будут в одну-две операции собираться сложные узлы и компоненты, только для того, чтобы номинально закрыть требования к проценту локализации.

Но эта имитация промдеятельности не будет интересовать отвечающих за развитие нашей промышленности чиновников, наоборот, все будет представляться слабо разбирающемуся в этих проблемах руководству страны, как безусловный успех, позволивший втянуть в Россию международных производителей. Что будет полной неправдой, потому что все "международные" производители на поверку оказываются очень даже национальные, особенно в правах на интеллектуальную собственность, в производстве конечной продукции и критических компонентов.

Это будет неправдой еще и потому, что и успеха нашей страны, а тем более промышленности не будет в связи с тем, что никогда ни один производитель любого технически сложного изделия не перенесет в чужую и непонятную ему среду все то, что позволит делать переданный им продукт без него. И руководит им при этом не злой умысел, а обычные требования безопасности – не потерять прав на свой интеллектуальный продукт.

Что же касается НИОКР и конструкторского бюро «Боинга», скажу следующее: примерно семь-восемь лет назад или чуть меньше мы были свидетелями ряда громких уголовных дел и судебных процессов, связанных с передачей секретных технологий нашими учеными представителям других государств. Невостребованные собственной страной ученые, отдавшие многие годы работы и жизни на доведения "до ума" собственных исследований и разработок, действуя почти всегда вопреки тем условиям, в которые поставило их безразличное государство, оказывались виновными в раскрытии секретов, которые никого не интересовали в собственной стране. Что означает для творческого человека: изобретателя, ученого, конструктора – использование его детища вовремя, пока еще сохраняется его актуальность? Факт реализации, внедрения изобретения, являющийся венцом многолетней работы каждого из них, есть гораздо более сильный стимул для этих людей, чем просто деньги.

И этому стремлению очень трудно препятствовать, предлагая ему в замен положить изобретение "на полку". Сегодня называется цифра около 700 000 ученых, которые нашли применение своим знаниям и таланту за пределами России. Они работают во многих исследовательских центрах мира, получая удовлетворение от собственной профессии и условия работы и жизни, достойные их таланта. Мы узнаем об успехах некоторых из них, когда они совершают большие открытия и становятся нобелевскими лауреатами.

Компания «Боинг», чтобы не нести риски, связанные с передачей двойных технологий от российских специалистов, просто организовала конструкторское бюро в России, пригласив туда на работу, наверное, не самых плохих специалистов аэрокосмического комплекса. Как сообщалось в прессе, российское отделение выполняет сегодня около 60% всего объема НИОКР этой компании. Какими прежними знаниями пользуются российские сотрудники «Боинга», выполняя эти работы? Кто определяет и контролирует, к какой категории относятся используемые в работе их навыки и знания? И разве уместно в этом случае говорить об американских инвестициях в российскую экономику? На мой взгляд, речь идет совсем об обратном – российские ученые и конструкторы инвестируют свои мозги в промышленность США. На каких только условиях? Хотелось бы верить, что на справедливых для них.

- Анатолий Андреевич, расскажите, пожалуйста, о себе, о вашей работе, учебе, образовании.

- Я бы удовольствием это сделал, но учитывая, что вы являетесь Интернет-изданием, Вам будет легче узнать обо мне, посетив мой сайт www.Leyrikh.ru. Там вы найдете ответы на эти вопросы.

 

Комментарии 4

<p>АНАТОЛИЙ АНДРЕЕВИЧ ПРИВЕТ. ПРОЧИТАЛ ТВОИ МАТЕРИАЛЫ. ОНИ УБЕДИТЕЛЬНЫ И ЧЕСТНЫ НА МОЙ ВЗГЛЯД. МЕНЯ РАДУЮТ ТВОЕ ЖЕЛАНИЕ РАБОТАТЬ НА РОССИЮ И УМЕНИЕ ДЕЛАТЬ ДЕЛО, ЧТО ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ УСПЕХАМИ ТВОЕГО ДЕЛА!
ВЫВОДЫ ТВОИ И МОИ ПО ПОЛОЖЕНИЮ В СТРАНЕ,ПРОМЫШЛЕННОСТИ, МАШИНОСТРОЕНИИ СОВПАДАЮТ,ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ИЗМЕНЕНИЮ ОДОБРЯЮ.
УВАЖАЮ ЛЮДЕЙ ДЕЛА-УСПЕХОВ ТЕБЕ!
ЖЕЛАЮ УДАЧИ И ВЕРЮ В ТВОЮ УДАЧУ!!
ДАНИЛЕНКО НИКОЛАЙ,УРАЛХИММАШ-КИТАЙ,1989 ГОД.</p>
<p>Анатолий Андреевич,</p>

<p>Глубокая статья, отражающая тезисно всю экономическую суть страны и самое важное ее ближайшие перспективы.</p>
<p>АНАТОЛИЙ АНДРЕЕВИЧ ПРИВЕТ. ПРОЧИТАЛ ТВОИ МАТЕРИАЛЫ. ОНИ УБЕДИТЕЛЬНЫ И ЧЕСТНЫ НА МОЙ ВЗГЛЯД. МЕНЯ РАДУЮТ ТВОЕ ЖЕЛАНИЕ РАБОТАТЬ НА РОССИЮ И УМЕНИЕ ДЕЛАТЬ ДЕЛО, ЧТО ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ УСПЕХАМИ ТВОЕГО ДЕЛА!
ВЫВОДЫ ТВОИ И МОИ ПО ПОЛОЖЕНИЮ В СТРАНЕ,ПРОМЫШЛЕННОСТИ, МАШИНОСТРОЕНИИ СОВПАДАЮТ,ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ИЗМЕНЕНИЮ ОДОБРЯЮ.
УВАЖАЮ ЛЮДЕЙ ДЕЛА-УСПЕХОВ ТЕБЕ!
ЖЕЛАЮ УДАЧИ И ВЕРЮ В ТВОЮ УДАЧУ!!
ДАНИЛЕНКО НИКОЛАЙ,УРАЛХИММАШ-КИТАЙ,1989 ГОД.</p>
<p>Анатолий Андреевич,</p>

<p>Глубокая статья, отражающая тезисно всю экономическую суть страны и самое важное ее ближайшие перспективы.</p>