Есть мнение

Анализ содержания приказа №227 Народного комиссара обороны СССР И. В. Сталина

29 октября 2016

Недоброжелатели России пишут, говорят, ставят фильмы о том, что штрафники выиграли Великую Отечественную войну. Нельзя сказать, что они заблуждаются или ошибаются. Это злонамеренная ложь. Ложь о войне не без помощи западных спонсоров распространяется по стране в массовом порядке, как инфекция во время эпидемии, заражая граждан России смертельной болезнью неуважения к себе, своему народу, своей родине, советской истории, руководителям времён войны, которые на самом деле достойны того, чтобы их вспоминали со снятым головным убором, склонённой головой и благодарностью в душе за то, что сумели организовать спасение народов России.

Обратите внимание на чисто символическое количество штрафных батальонов и штрафных рот – на фронт 1-3 батальона, на армию 5-10 штрафных рот. Это значит, что на фронт, насчитывающий в среднем 400-500 тысяч человек, согласно приказу могло приходиться от 800 до 2-х тысяч 400 человек, входящих в состав штрафных батальонов, состоявших из провинившихся лиц офицерского состава, что составляет от 0,2 до 0,6% численности войск фронта.

А на армию в 100 тысяч человек по приказу могло приходится количество бойцов штрафных рот от 750 до 2-х тысяч человек, что составляет от 0,75 до 2% численности армии.

Естественно спросить у либералов: почему они считают, что войну выиграли не 98-99% бойцов Красной Армии, а 1-2% входящих в её число бойцов штрафных рот и батальонов?

Любому нормальному человеку должно быть понятно, что воинские соединения штрафников в силу своей мизерной численности не могли сыграть никакой значительной роли в разгроме немецко-фашистских захватчиков. А вот представителям либеральной прессы непонятно, и они упорно утверждают, что 1-2% от численности вооружённых сил СССР штрафников выиграли войну. А ведь эти представители создают общественное мнение. Они пользуются неосведомлённостью читателей и слушателей, лишённых правдивой информации о Великой Отечественной войне.

Много лжи написано и наговорено теми же лицами о заградотрядах. А по приказу на 100 тысячную армию приходилось от 600 до 1000 человек, несущих службу в заградительных отрядах. Понятно, что 100 человек, стоящих за дивизией не могут остановить 10 тысяч человек, а могут, действительно, остановить только трусов и паникёров. Они и существовали для устрашения этой категории бойцов.

И эти меры устрашения были приняты для спасения населения всей страны в самое ответственное время, когда действительно нельзя было допустить дальнейшего отступления советской армии. К неоправданным потерям они не приводили.

Рокоссовский пишет, что штрафные роты в основном использовались для разведки боем, чтобы установить местонахождения огневых точек противника. Затем артиллерия обнаруженные огневые точки противника подавляла, и переходили в наступление основные силы.

Из-за чего поднято столько шуму? Ведь приказ, по существу, всего лишь запрещает самовольно, без приказа высшего командования оставлять занимаемые позиции, вводит меры, способствующие его выполнению, и определяет наказание за невыполнение требований приказа. И прежде всего он обращается к сознанию бойцов и командиров. Объясняет всю смертельную опасность создавшегося положения.

На мой взгляд, именно этот приказ дал либералам основание говорить и писать о том, что наши войска сражались под страхом наказания. Они в упор не замечают массового героизма наших солдат и до, и после издания данного приказа.

О массовом героизме писали, можно сказать, все наши военачальники и спустя много лет после окончания войны. Не понимают, а скорее не хотят понимать либералы, что невозможно силой заставить героически сражаться миллионы людей с оружием. При желании эти люди сомнут всех, включая само правительство. Только горячая любовь к Родине и ненависть к врагу поднимают дух солдата до готовности пожертвовать своей жизнью в бою с врагом.

А что касается страха наказания, то мы все и сегодня живём под страхом наказания. Существует масса законов, в том числе уголовный и гражданский кодексы, предусматривающие наказание при совершении нами противозаконных действий. Но это не значит, что мы не совершаем противозаконных действий только из-за страха наказания.

Даже в обыкновенном производстве согласно Кодексу Законов о труде могут уволить с работы за прогул без уважительных причин. А к прогулу относится самовольное оставление рабочего места и уход с работы на срок более 4-х часов. Но это совсем не значит, что мы работаем полный рабочий день из-за страха наказания. Подавляющее большинство работников и без дисциплинарных статей КЗоТа трудится добросовестно. Но дисциплина – это основа трудовой деятельности, и тем более военной службы, и тем более в суровый час борьбы за жизнь нации.

Этого приказа ждали солдаты, потому что большинство наших солдат были героями, и они не могли спокойно смотреть на трусов и паникёров, позорящих и дезорганизующих боевые части и соединения. Его ждали и офицеры, как средства воздействия на отдельных нерадивых солдат. Приказа № 227 ждала вся армия, которая сама уже не могла переносить позора отступления.

И если раньше, на пути к Волге, отступление как-то оправдывалось необходимостью уйти от окружения превосходящими силами противника, то теперь, когда за спиной стоял Сталинград и немцы дошли до Волги, солдаты и офицеры в большинстве своём понимали, что нужен приказ, обязывающий стоять насмерть до разрешения оставить позиции. И это понятно.
Не каждый человек психологически готов добровольно стоять насмерть. Он особенно помогал выстоять слабым бойцам. Солдату легче сражаться при наличии приказа, запрещающего самовольно оставлять позиции.
Советские солдаты верно всё поняли и сказали: «За Волгой для нас земли нет».

Комментариев пока нет