Статьи

Американское теневое государство и его операции. Часть 1

21 сентября 2018

” Теневое государство “ в западной политологии определяется как " интегрированные в правительстве секретные антидемократические структуры; лишь немногие демократии могут считаться свободными от этих элементов. Термин возник в Турции в 1996 году для обозначения теневых структур государства, имеющих тесные связи с США, в первую очередь в разведывательных службах и вооруженных силах, которые неоднократно использовали насилие для вмешательства в демократические процессы в Турции. Иногда определение ограничивается элементами внутри правительства (или” государство-внутри государства“), но чаще в Турции термин расширяется по историческим причинам и включает "членов турецкого преступного мира". Однако нередко в состав ‘’теневого государства’’ включаются и те структуры, которые формально не входят в состав государственной машины, но, тем не менее, могут оказывать решающее влияние на политический процесс, например, крупные корпорации. В случае США, о которых и пойдет речь в статьях, есть два уровня теневого государства:

структуры теневого правительства, такие как ЦРУ и АНБ, которые были учреждены государством, а теперь затмевают его;

гораздо более старая власть Уолл-Стрит, относящаяся к расположенным там мощным банкам и корпорациям.

С 1950-х Уолл-Стрит стал доминирующим актором американской политики. В него вошли не только банки, но и крупные нефтяные компании, чьи картельные соглашения были успешно защищены от нападок правительства США юридической фирмой Уолл-Стрит Sullivan and Cromwell, местом работы известных братьев Даллес.

Франклина Рузвельт заявил в 1933 году своему другу полковнику Э. М. Хаусу, что 

" настоящая правда ... заключается в том, как вы и я знаем, что финансовые центры в крупных городах держат под своим контролем правительства со времен Эндрю Джексона.”

 (Джексон – 7-й президент США)

Понимание Рузвельта хорошо иллюстрируется эффективностью, с которой группа банкиров Уолл-стрит (включая дедушку Нельсона Рокфеллера Нельсона Олдрича и Пола Варбурга) смогла на секретной встрече в 1910 году создать Федеральную Резервную Систему – систему, которая фактически закрепила контроль над валютой и банками Америки в руках крупнейших банкиров и финансистов. Политическое влияние квази-правительственного Совета управляющих Федеральной резервной системы было наглядно продемонстрировано в 2008 году, когда руководство ФРС обеспечила практически мгновенную поддержку как с начала от республиканского правительства, так потом и от демократического на выделение государственных денег для спасения банков-банкротов Уолл-Стрит: слишком большие, чтобы обанкротиться.

Уолл-Стрит и ЦРУ

Высокопоставленные чиновники казначейства, сотрудники ЦРУ и банкиры и юристы Уолл-Стрит думают одинаково из-за т.н. “вращающейся двери”, через которую они легко переходят от государственной службы к частному бизнесу и обратно. В 1946 году генерал Ванденберг, будучи директором Центральной разведки (DCI), нанял Аллена Даллеса, тогда республиканского адвоката из Sullivan and Cromwell в Нью-Йорке, “чтобы подготовить предложения по форме и организации того, что должно было стать Центральным разведывательным управлением в 1947 году." Даллес быстро сформировал консультативную группу из шести человек, из которых все, кроме одного, были банкирами или юристами с Уолл-Стрит. Даллес и двое человек из первоначальной группы (Уильям Х. Джексон и Фрэнк Виснер) стали ‘’главными шишками’’ Управления, где Даллес приступил к организации свержения прогрессивного режима Арбенса в Гватемале. Это была первая операция ЦРУ по свержению иностранного правительства. Ее детали обсуждались в Нью-Йорке в Совете по международным отношениям.

Хотя он официально не состоял в ЦРУ до ноября 1950 года, он был в Берлине до начала Берлинской блокады 1948 года, " наблюдая за развертыванием антисоветской пропаганды по всей Европе.“ В начале лета 1948 года он создал Американский комитет по объединенной Европе (ACUE). Это комитет стал к началу 1950-х годов " крупнейшей операцией ЦРУ в Западной Европе.”

Теневое Государство и средства для секретных операций ЦРУ

Уолл-Стрит также вдохновил то, что в конечном итоге стало первой тайной операцией ЦРУ: использование “более 10 миллионов долларов из захваченных немецких денег для влияния на [итальянские] выборы [1948 года]. (сбор средств начался в богатом Брук-клубе в Нью-Йорке; но Аллен Даллес убедил Вашингтон, который сначала предпочел частную финансовую кампанию, санкционировать операцию через Совет национальной безопасности и ЦРУ.)

Друг Даллеса, Фрэнк Виснер затем покинул Уолл-Стрит, чтобы контролировать расширенную программу тайных операций через недавно созданное Управление политической координации (Office of Policy Coordination). Даллес, все еще юрист, успешно провел кампанию по восстановлению Западной Европы с помощью так называемого Плана Маршалла. Вместе с Джорджем Кеннаном и Джеймсом Форрестолом Даллес также “помог разработать секретный кодицил [к Плану Маршалла], который дал ЦРУ возможность вести политическую войну против коммунистов. Это позволило управлению использовать миллионы долларов, взятых с плана маршалла.”

Эти тайные операции включали и участие в торговле наркотиками. Так, агент ЦРУ Ирвинг Браун, помощник другого агента Джея Ловстоуна, был причастен к контрабанде наркотиков в Европе, в то же время, он использовал полученные средства, включая из плана Маршалла, для создания подконтрольного профсоюза в Марселе во главе с Пьером Ферри-Пизани. От имени Брауна и ЦРУ Ферри-Пизани (контрабандист наркотиков, связанный с марсельским крестным отцом мафии Антуаном Герини) нанял головорезов для ликвидации коммунистических профсоюзов докеров."

Аналогичный источник финансирования ЦРУ использовался в Азии: так называемый ”М-Фонд " – секретный денежный фонд огромных размеров, который существует в Японии с начала 50-х. Этот фонд был создан в США в первые послевоенные эпохи, по сути, то же причинам, которые позднее породили План Маршалла - программу помощи США для стран Западной Европы, включая ФРГ... М-Фонд использовался не только для построения ‘’демократической’’ политической системы и восстановления экономики в Японии, но и для тех секретных политических целей, на которые средства плана Маршалла использовались в Европе (т.е. войну против левых сил)

По крайней мере, в течение двух десятилетий ЦРУ щедро субсидировало правые партии в таких странах, как Япония и Индонезия, возможно, все еще используя деньги, конфискованные у нацистской Германии и милитаристской Японии (часто встречается утверждение, что источником М-фонда было золото, награбленное Японией во время Второй мировой войны и затем присвоенное американцами (“золото Ямаситы”).

Как правило, ЦРУ, не направляло эти деньги в свой бюджет, а переводило их в руки своих союзников напрямую – от других государственных учреждений, как например, администрация экономического сотрудничества (создана в 1948 году для управления планом Маршалла, сейчас она известна как Агентство США по международному развитию - USAID) до нефтяных компаний и даже влиятельных наркобаронов.

ЦРУ никогда не отказывалось от использования средств, полученных за пределами своего официального бюджета – причем на источник происхождения средств обычно внимания не обращалось – он мог быть самым криминальным. ЦРУ, по-видимому, также использовало т.н. черные фонды различных американских корпораций, включая Lockheed и Northrop.

Выплаты Lockheed и клиенты ЦРУ: Нидерланды, Япония, Италия, Индонезия и Саудовская Аравия

В течение 1950-х годов выплаты из M-фонда управлялись Кодамой Есио, ”вероятно, главным активом ЦРУ в Японии”; в то время как " после окончания оккупации американские управляющие фонда были из ЦРУ." Кодама также получал и распределял миллионы долларов от Локхида для обеспечения военных контрактов – операции, о которой ЦРУ знало, но никогда не признавало своего участия в ней. "Состояние Есио Кодамы, построенное на прибыли от продажи вольфрама и опиума, создало партию, которая сегодня управляет Японией (Либерально-демократическая партия).... Кодама способствовал повсеместной коррупции в японской политике, финансируя казну антикоммунистической ЛДП. Эта модель привела к Локхидскому скандалу, который показал, что многомиллионные взятки, выплаченными американскими аэрокосмическими фирмами, оказывали прямое влияние на политическую жизнь Японии и ЦРУ использовало деньги именно Кодаму. Эти деньги, которые платили японским политическим деятелям и Локхид, и ЦРУ были наркотическими – Кодаму занимался контрабандой наркотиков. Эта система взяток была всемирной; и можно видеть участие ЦРУ в ней, по крайней мере, в четырех других странах: Нидерландах, Италии, Индонезии и Саудовской Аравии. (Локхид, производитель шпионского самолета U-2 – того самого, на котором был сбит Гэри Пауэрс, был крупнейшим поставщиком ЦРУ)

Бенефициаром взяток в Нидерландах стал принц Бернард, близкий друг директоров ЦРУ Уолтера Беделла Смита и Аллена Даллеса, а также организатор Бильдербергской группы. В случае Италии платежи осуществлялись через тогдашнего премьер-министра.

В показательном случае Индонезии платежи "Локхида" были перенесены в мае 1965 года из-за юридических возражений адвоката "Локхида" на новый контракт с местной компанией, созданной давним црушным агентом Августом Муниром Дасаадом. Это произошло всего через шесть месяцев после решения США о том, чтобы ЦРУ тайно помогало "отдельным лицам и организациям, готовым принять меры против Коммунистической партии Индонезии.” Хотя Дасаад был давним сторонником Сукарно, к маю 1965 года он уже налаживал связи с возможным преемником Сукарно, генералом Сухарто, через родственника семьи генерала Аламсия, который знал Сухарто и получал деньги от Локхида. После того, как Сухарто сверг Сукарно, Аламсия, который контролировал некоторые значительные средства, сразу же предоставил эти средства Сухарто, заработав благодарность нового президента.

В то время как это происходило, Stanvac (совместное предприятие компаний Standard Oil и Mobil Oil, известных ныне как Exxon и Mobil, созданное с целью выхода на восточно-азиатский рынок) увеличило выплаты индонезийской нефтяной компании Permina, возглавляемую возможным политическим союзником Сухарто генералом Ибну Сутово. Аламсия был в союзе с Сутово в заговоре против Сукарно, а также дружил с главным японским нефтяным королем, Нисидзимой Сигетадой. После свержения Сухарто Сукарно журнал Fortune написал, что “все еще небольшая компания Сутово играла ключевую роль в финансировании этих важных операций, и индонезийская армия никогда не забывала об этом”

Позднее мы рассмотрим особый случай взяток Локхида в Саудовской Аравии, чей размер был намного больше тех, что были в Японии. Важно отметить, однако, связь между ближневосточной нефтью и продажей оружия: по мере увеличения импорта США ближневосточной нефти давление на платежный баланс США было компенсировано увеличением продаж американского оружия в регион. 

“В период 1963-1974, продажи оружия на Ближний Восток выросли с 10% глобального импорта оружия до 36 процентов, половина из которых была поставлена из США.”


Иран в 1953 году: как операция нефтяного картеля стала операцией ЦРУ и братьев Даллес 

Юристы и банкиры с Уолл-Стрит не скрывали друг от друга своей общей убежденности в том, что они лучше, чем Вашингтон, понимают как надо управлять миром. Как писал Джон Фостер Даллес в 1930-х годах британскому коллеге,

Слово "картель" является клеймом, на которое политики постоянно нападают. Дело в том, что большинство из этих политиков очень замкнуты и националистичны, и поскольку политическая организация мира под таким влиянием оказалась настолько плохой, деловым людям, которым пришлось реально справляться с международными проблемами, пришлось искать пути преодоления этих глупых политических барьеров.

Этот же менталитет также объясняет, почему Аллен Даллес, будучи офицером OSS в 1945 году, просто уклонился от приказа Вашингтона, запрещающего ему вести переговоры с генералом СС Карлом Вольфом об капитуляции немецких войск в Италии, что было вопиющим нарушением ялтинских соглашений, постулирующих необходимость безоговорочной капитуляции на всех фронтах, это нарушение многими считается способствующим будущей холодной войне. Это объясняет, почему Даллес как директор ЦРУ в 1957 году, имея дело с нежеланием Эйзенхауэра санкционировать больше полетов U-2 в СССР, тайно утвердил план с британским MI-6, по которому рейсы U-2 могли быть разрешены премьер-министром Великобритании Макмилланом.

братья Даллесы

Этот менталитет проявился в 1952 году, когда Министерство юстиции Трумэна попыталось разорвать картельные соглашения, в соответствии с которыми Standard Oil of New Jersey (ныне Exxon) и четыре других нефтяных гиганта контролировали добычу и торговлю нефти. (Остальные четыре были Standard Oil Company of New York, Standard Oil of California или Socony, Gulf Oil и Texaco; вместе с "Ройал Датч Шелл" и Англо-иранской нефтяной компании, образуя в совокупности, т.н. ‘’семь сестер’’ – семь компаний, которые контролировали большую часть нефтяного рынка). Столкнувшись с правительственным приказом о передаче соответствующих документов (о картеле), адвокат Exxon Артур Дин из Sullivan and Cromwell от имени компании отказал правительству в его требовании: 

“ если бы не вопрос национальной безопасности, мы были бы совершенно готовы столкнуться либо с уголовным, либо с гражданским иском. Но это та информация, которую Кремль хотел бы получить в свои руки.”

В это время нефтяной картель тесно сотрудничал с британской Англо-иранской нефтяной компанией (AIOC, позже BP), чтобы предотвратить национализацию AIOC премьер-министром Ирана Мосаддыком, установив в мае 1951 года успешный бойкот иранского экспорта нефти.

В мае 1951 года AIOC заручился поддержкой других нефтяных компаний, которые были заинтересованы в предотвращении национализации ... Ни одна из крупных компаний не принимала иранскую нефть.

В результате добыча нефти в Иране упала с 241 миллиона баррелей в 1950 году до 10,6 миллиона баррелей в 1952 году.

Это было достигнуто путем лишения Ирана возможности экспортировать свою сырую нефть. В то время Семь сестер контролировали почти 99% нефтяных танкеров в мире, и что еще более важно, рынки, на которые шла нефть.

Трумэн также отказался, несмотря на личное обращение Черчилля, от участия ЦРУ в сверженит Мосаддыка, и вместо этого отправил Аверелла Гарримана, чтобы тот попытался мирным путем уладить разногласия Мосаддыка с Лондоном.

Все это изменилось с избранием Эйзенхауэра в ноябре 1952 года, после чего братья Даллес были назначены государственным секретарем и главой ЦРУ соответственно. Уголовная жалоба Министерства юстиции против нефтяного картеля была быстро заменена гражданским иском, из которого нефтяной картель в конечном итоге вышел невредимым.

Эйзенхауэр, друг нефтяных баронов... изменил обвинения с уголовных на гражданские и передал ответственность за дело из Министерства юстиции в Государственный департамент. Учитывая, что госсекретарем был Джон Фостер Даллес, а адвокатом защиты нефтяного картеля была бывшая юридическая фирма Даллеса (Sullivan and Cromwell), дело было в скором времени замято.

Впоследствии, совместный контроль над мировым рынком со стороны семи сестер оставался в силе вплоть до нефтяного эмбарго 1973-74 годов. О том, что сотрудничество было более чем молчаливым, свидетельствует тот факт, что антимонопольное регулирование было специально отменено несколько раз в период 1950-1973 годов, что позволило крупным компаниям вести переговоры в качестве группы с различными странами Ближнего Востока, а после его создания [в 1960 году] - с Организацией стран-экспортеров нефти или ОПЕК.

Также в ноябре 1952 года чиновники ЦРУ начали свое участие в качестве помощи МИ-6 в устранении неугодного иранского премьер-министра - хотя пресловутая операция по свержению Мосаддыка была окончательно одобрена Эйзенхауэром лишь 22 июля 1953 года.

События 1953 года усилили роль нефтяного картеля как структурной составляющей американского теневого государства, опираясь на его мощные связи как с Уолл-Стрит, так и с ЦРУ. (другим таким компонентом была Арабо-американская нефтяная компания или ARAMCO в Саудовской Аравии, которая увеличила добычу нефти в 1951-53 годах, чтобы компенсировать потерю нефти из Ирана. Пока она не был полностью национализирован в 1980 году, ARAMCO была полна персоналом из ЦРУ) Успех операции по свержению Мосаддыка укрепил, в частности, позиции пять американских нефтяных компаний, поскольку англо-иранская нефтяная компания (переименованная в BP) отныне была вынуждена делить с ними 40% добываемой иранской нефти.

Считается, что свержение Мосаддыка является инициативой ЦРУ и американского государства, а нефтяной картель играл подчиненную роль. Однако хронология, и прежде всего запоздалое одобрение Эйзенхауэра, позволяют предположить, что именно американские нефтяные компании были инициаторами смены иранского режима.

Комментариев пока нет