Главная тема Новости

Американские военные стратеги считают Россию главным врагом

29 октября 2016

Ко Дню независимости Пентагон приурочил публикацию одного из важнейших доктринальных документов – Национальной военной стратегии США. Напомним, что предыдущая версия стратегии была разработана в 2011 году. Тогда в качестве основной была поставлена задача укрепления связей между Соединенными Штатами и их партнерами за рубежом, а залогом безопасности в мире провозглашалось участие американской армии в международных коалициях. Среди других целей назывались: укрепление региональной безопасности, противодействие экстремизму, сдерживание агрессии и формирование «вооруженных сил будущего». Особо подчеркивалось стремление США к безъядерному миру.

Что касается России, то в стратегии-2011 наша страна упоминалась только один раз – авторы документа предлагали укреплять диалог и военное сотрудничество с Россией на основе достигнутых договоренностей о сокращении стратегических вооружений, сообща противодействовать распространению ядерного оружия, бороться с терроризмом, осваивать космос, создавать систему ПРО.

И вот через четыре года Вашингтон явил миру новую военную доктрину, которая коренным образом отличается от стратегии-2011. Ключевым моментом можно считать введение понятия «ревизионистское государство», под которое отныне попадает любая страна, стремящаяся повысить свой нынешний статус в мире. В понимании американских стратегов именно эти страны (наряду с активизацией мирового терроризма) ведут мир к «глобальному беспорядку», угрожают мировой гегемонии и национальным интересам США.

Таким образом, за несколько последних десятилетий произошла последовательная трансформация образа врага Америки (читай, «всего демократического мира») и его персонификация от «Империи зла» (англ. Еvil empire) через «страны-изгои» (анг. rogue states – «государства-негодяи») к «ревизионистским государствам».

Под «Империей зла» Белый Дом понимал Советский Союз, и это было риторическим отражением «холодной войны». В политический лексикон данное литературное выражение вошло благодаря выступлению президента Рональда Рейгана перед членами Национальной ассоциации евангелистов США (штат Флорида, 8 марта 1983 года). Впоследствии, в ходе своего визита в Москву в 1988 году, Рейган заявил, что таковым Советский Союз уже не считает.

В конце 1990-х администрация тогдашнего американского президента Билла Клинтона использовала более политкорректное выражение – «государства, вызывающие тревогу» (англ. State of concern). Однако при президенте Джордже Буше-младшем с подачи госсекретаря Белого Дома Кондолизы Райс американские стратеги заговорили об «оси зла», а затем – о «странах-изгоях», к которым причислялись все, с их точки зрения, «тоталитарные режимы» из т.н. списка «государств-спонсоров международного терроризма». В разные годы в него входили Северная Корея, Ирак, Иран, Афганистан, Куба, Ливия, Сирия, Мьянма, Бирма, Зимбабве, Судан, Югославия, Венесуэла, Беларусь. В отношении них применялся весь арсенал жестких мер давления: внешняя военная агрессия, экономическая блокада, провоцирование гражданской войны и организация переворотов, смена политических режимов и лидеров.

На самом деле, как справедливо отмечает генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии Степан Сулакшин, под понятие «страны-изгоя» подпадали государства, не желавшие мириться с американским политическим и военным диктатом, с навязыванием им американского образа жизни.

Сам факт включения понятия «страна-изгой» в текст Стратегии национальной безопасности в сентябре 2002 года свидетельствовал о придании этому термину принципиально иного, более весомого статуса: отныне существование «изгоев» было объявлено главной угрозой международной безопасности, а их нейтрализация – стратегическим приоритетом Соединенных Штатов. Таким образом Пентагон решал задачу заполнения «вакуума угрозы», образовавшегося после падения Берлинской стены и последующего распада Советского Союза.

Но вернемся к Национальной военной стратегии США-2015. В список «ревизионистских государств» и вообще государств-противников США помимо России внесены КНДР, Сирия, Ливан, Йемен и Ирак (заметим, тот самый Ирак, который Соединенные Штаты своей агрессией в 2003 году привели к хаосу, породив такого монстра, как «Исламское государство»). Более того, отныне именно Российская Федерация официально становится для Вашингтона противником номер один.

На пресс-конференции «на полях» саммитов БРИКС и ШОС в Уфе глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров был вынужден отреагировать на это: «Мы уже привыкли к периодически звучащим из Вашингтона заявлениям о том, какие угрозы в этом мире США считают “главными” или “второстепенными”. Привыкли и к тому, что военные (и министры обороны, и представители Объединенного комитета начальника штабов, и министры, как в данном случае ВВС США и других родов войск) регулярно делают заявления, которые, в общем-то, принято делать политикам. Мы, конечно, озабочены тем, что создается искусственная атмосфера враждебности. Она абсолютно не имеет ничего общего с реальностью и теми планами и действиями, которые предпринимает Российская Федерация».

Только один факт. Как заявил представитель Госдепартамента США по итогам завершения переговоров по иранской ядерной проблеме между делегациями США, Великобритании, Франции, Германии, России, Китая и Ирана, достигнутые договоренности не устраняют необходимости создания противоракетной обороны (ПРО) НАТО. Напомним, что выступая в 2009 году в Праге, президент США Барак Обама говорил, что «если удастся урегулировать иранскую ядерную программу, то задача создания европейского сегмента ПРО отпадет сама собой», и казалось бы следовало ожидать от Вашингтона реакции в направлении отмены планов по созданию европейского сегмента ПРО. Но этого не произошло. США по-прежнему будут формировать создание «европейского» ПРО, поскольку теперь американцы обеспокоены уже не столько иранской ядерной программой, сколько наличием у Тегерана обычных ракет, способных достигнуть европейской части Альянса.

«С самого начала было ясно, что ссылки на ракетную угрозу со стороны Ирана и Северной Кореи для США и их союзников в Европе это ширма, которая скрывает планы Америки создать непроницаемый ракетный щит в глобальном масштабе, рассчитанный прежде всего на девальвацию российских стратегических ядерных сил, – заявил военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко в интервью заявил "Комсомолке". – США будут и дальше развертывать глобальную ПРО, а европейское ПРО это лишь ее сегмент. Нашей задачей остается нейтрализовать эти угрозы для себя».

В чем конкретно обвиняют нашу страну заокеанские стратеги? «Россия… неоднократно демонстрировала, что она не уважает суверенитет соседних стран и желает использовать силу для достижения своих целей. Российские прямые и скрытые военные действия подрывают региональную безопасность. Эти действия нарушают многочисленные соглашения, в которых Россия взяла на себя обязательства действовать в соответствии с международными нормами…». Согласитесь, если заменить в этом абзаце Россию на США, данное утверждение будет смотреться более убедительно.

«Удивляться этому не стоит, ничего нового здесь нет», – считает директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. – Достаточно вспомнить выступление президента США Барака Обамы на Генассамблее ООН в сентябре прошлого года, в котором он поставил в один ряд мировых угроз Россию, ИГИЛ и лихорадку Эбола. Так что в этом смысле в Пентагоне просто процитировали своего президента без упоминания о лихорадке Эбола, которая перестала быть актуальной». По мнению эксперта, «то, что некоторые в прошлом году рассматривали как риторику, сейчас транслировалось в практику военного строительства». «И то, что мы видим в Восточной Европе, и те заявления, которые звучат за океаном в отношении американской военной политики, все это укладывается в новую линию на жесткое, в том числе военное, противостояние с Россией», – полагает Тренин.

Печатные американские СМИ заполнены материалами об агрессивности путинской России, о «бряцании оружием», угрозе применением военной силы государствам и полу-государствам, находящимся на границе с ней. Но военные учения проводят обе стороны – и США и Россия, НАТО активизирует свои военные маневры в Балтийском море, проводя крупное военное учение BALTOPS с участием 50 боевых кораблей и 5 600 человек личного состава. «Америке стоит задуматься о том, какие у нее возникли бы чувства, если бы Китай или Россия провели в Карибском море учения сопоставимого размаха, – замечает известный американский политолог и один из основателей издания The American Conservative Скотт Макконнел (Scott Mcconnell) в статье "Почему Вашингтон не может без войны?». – Добавьте к этому ежегодные военные учения в Черном море и учения Noble Jump в Польше, а также другие маневры, в ходе которых примерно 20 тысяч натовских войск в год топчут землю в странах бывшего Варшавского договора, и вы поймете, что путинское бряцание оружием – не очень-то одностороннее».

«Как мы (Соединенные Штаты, – при. автора) дошли до такого странного состояния, заключив де-факто альянс с неонацистами и чеченскими исламистами, и вступив в опосредованную войну против Москвы на российских границах, в то время как покорные средства массовой информации и политический класс непрестанно бьют тревогу, монотонно разглагольствуя о российской агрессии?», – задается вопросом политолог.

Итак, Россия объявлена «ревизионистским государством». Согласитесь, доля истины в этом определении есть, если учесть, что наша страна совместно с Китаем, Индией и другими странами действительно стремится коренным образом изменить сложившуюся после распада Советского Союза конструкцию однополярного мира во главе с США, диктующими свою волю всему мировому сообществу. О продолжении курса на строительство многополярного мира свидетельствуют и итоги прошедших в Уфе 8-9 июля саммитов ШОС и БРИКС.

Пентагоновские аналитики оценивают вероятность вовлечения США в межгосударственный конфликт с крупными странами как низкую, но растущую. «Если же все-таки такая война случится, то она будет иметь колоссальные последствия… В этих сложных стратегических условиях … военное ведомство должно предоставить полный спектр военных вариантов решения проблем и ревизионистских государств и радикальных экстремистских организаций», – заявляют авторы стратегии.

Как замечают военные аналитики, на этот раз разработчики Национальной военной стратегии отошли от использования «воинственной терминологии», но остались непреклонны в своей решимости защищать в одностороннем порядке интересы США с помощью экстремальных форм насилия.

В статье «Стратегия Пентагона на 2015 год: глобальное управление на основе военной силы» («The Pentagons “2015 Strategyfor Ruling the World») независимый журналист и постоянный автор журнала Counterpunch Майк Уитни (Mike Whitney) пишет: «Читатели не найдут в проекте национальной военной стратегии даже намека на сожаления о колоссальных разрушениях и жертвах, к которым привели действия США в разных странах, не представлявших ни малейшей угрозы для национальных интересов Америки. Напротив, документ отражает непоколебимую решимость его авторов и представителей политической элиты продолжать массовые убийства и кровопролитие до тех пор, пока все потенциальные противники не будут уничтожены, или пока Вашингтон не почувствует, что его тотальному контролю над всеми механизмами глобального управления более ничего не угрожает».

И далее: «США не развязывает агрессивных войн против ни в чем не повинных стран, обладающих значительными запасами природных ресурсов. Ни в коем случае! Америка всего лишь реагирует на “вызовы в сфере безопасности” для “защиты отечества” и “обеспечения национальных интересов”. Кто же посмеет обвинить ее в этом? Кроме того, разве Америка не пыталась всего лишь принести мир и демократию в Афганистан, Ирак, Ливию и Сирию?».

Эксперты обращают внимание на комментарии председателя Объединенного комитета начальников штабов генерала Мартина Демпси (Martin E. Dempsey), которые он сделал на презентации Стратегии. «Конфликты будут вспыхивать более стремительно, длиться дольше и проходить в условиях существенно более высокого технического риска. … Мы должны быть в состоянии мгновенно адаптироваться к новым угрозам, в то же время поддерживая сравнительное преимущество в отношении традиционных вызовов… Применение военной силы против государств, представляющих угрозу, коренным образом отличается от борьбы с источниками угрозы, за которыми не стоит то или иное государство. Мы, по всей вероятности, чаще будем сталкиваться с продолжительными конфликтными ситуациями, чем с конфликтами, которые могут быть разрешены в течение короткого времени… Контроль эскалации конфликтов становится более сложным и более важным». Что это, если не подготовка американской нации к будущей нескончаемой войне?

«В отличие от России или Китая, вынашивающих планы создания интегрированной зоны свободной торговли между Евросоюзом и Евразией (Шелковый путь), которая способна увеличить занятость, улучшить состояние важнейших элементов инфраструктуры и повысить уровень жизни, США видят впереди только смерть и разрушения, – считает Майк Уитни. – У Вашингтона нет никакой стратегии будущего, никакого позитивного взгляда на развитие планеты. Есть только война, ассиметричная война, технологическая война, превентивная война. Весь политический класс и его богатые заказчики единодушно поддерживают систему глобального управления на основе силы оружия. Таков очевидный и неизбежный вывод, который следует из этого документа. Соединенные Штаты намерены обеспечивать контроль над миром, все более активно используя свой главный инструмент: военную силу».

Именно это обстоятельство заставило экспертов заговорить о перманентности войны как некой новой норме американской внешней политики. По мнению американского журналиста Уильяма Дж. Астора (William Astore), Вашингтон воспринимает мир как глобальное поле боя, а США – как крепость, последний оплот этого мира. «Новая “норма” Америки – война: террористические атаки 9/11 произошли более 13 лет тому назад, что означает, что никто из подростков в Америке не может вспомнить то время, когда страна жила в мире, – замечает он. – “Военное время” стало нормой, а мир – волшебной сказкой». Вместо четко сформулированного видения будущего американская молодежь, не осознавая этого, живет и взрослеет в обстановке перманентной войны, подпитываемой «диетой страха». «И это – самая коварная опасность для всех них», – заключает журналист.

Добавим, что и для нас с вами…

Комментариев пока нет