Активизация деятельности сторонников внесистемной оппозиции в период проведения предвыборной кампании

29 октября 2016

Активизация деятельности сторонников внесистемной оппозиции в период проведения предвыборной кампании

Выборы в Госдуму, которые пройдут в сентябре 2016 года, при всей предсказуемости их результатов все же содержат определенные интриги. Власть стремится сохранить контроль над системой и в то же время заинтересована в том, чтобы выборы воспринимались как честные и легитимные. Парламентская кампания-2016 — это не столько тестирование системы перед кампанией-2018, сколько подготовка к новому политическому циклу. Политолог Евгений Семенов считает, что «основным предметом внимания всех участников предвыборного процесса станет антикризисная повестка. Лейтмотивом выборов станет попытка обеспечить их конкурентность, открытость и легитимность».

Россияне ценят выбор и как ритуал участия, и как право выразить власти если не свое мнение, то эмоцию. Даже после самых резонансных (с точки зрения сомнения в честности и справедливости) думских выборов 2011 года социологи (опрос «Левада-центра» через несколько дней после дня голосования) зафиксировали противоречивую реакцию общества. Большинство россиян сочло прошедшие выборы нечестными, но поверило их результатам и удовлетворилось ими. Такая логическая нестыковка имеет единственное объяснение: люди не считают, что парламент и — даже шире — представительство интересов граждан в политике имеют для их жизни хоть какое-то значение. Решение своих повседневных проблем население с выборами не связывает, констатирует Лев Гудков из «Левада-центра».

Преобладающей жизненной стратегией россиян становится адаптация к кризису (чаще пассивная, в виде экономии и снижения ожиданий), желание его «перетерпеть». При таком состоянии общества протест маловероятен. Граждане не готовы выступать против власти и ее партии, которые в глазах «посткрымского» большинства являются источником надежд на экономическое и социальное благополучие: кто здесь власть — у того и деньги, а значит, рациональное поведение — отдать ей свои голоса . В этом же видится причина, по которой граждане не станут массово голосовать за внесистемные оппозиционные партии: в их глазах они обречены на поражение. Даже протестный голос в такой логике лучше отдать, например, коммунистам.
Добавим к этому эффект сплочения вокруг флага после присоединения Крыма, активно раздуваемые официальной пропагандой антизападные настроения, которые порождают у россиян ощущение «осажденной крепости», а также популярную в обществе военную операцию в Сирии  и консервативную волну, утверждающую архаичные стереотипы и ценности. Все это создало ощутимый запас прочности перед выборами.

Вопрос о вероятности мобилизации электората «граждан, а не подданных», тех самых «рассерженных горожан», которые сыграли важную роль в кампании 2011 года и последовавших протестах, на сегодняшний день не имеет ответа. Как было сказано выше, эта социальная страта фактически демобилизована. Попытки создания партии на основе актива протестного движения не принесли успеха. «Гражданская платформа» откровенно деградировала, Алексею Навальному целенаправленно мешали создать свою партию, а попытку образования Демократической коалиции из сторонников Навального и других активистов на базе партии «Парнас» во главе с экс-премьером Михаилом Касьяновым можно считать провалившейся из-за внутренних распрей и амбиций.

Единственная интрига в этом сегменте электората связана с ветераном российской политической сцены — партией «Яблоко». Она сохранила структуру и актив, привлекла ряд новых лиц из протестного движения, добивалась точечных успехов на выборах. В кампании «Яблоко» стартует с исключительно невыгодной позиции — ее рейтинги не достигают и одного процента, и хотя в условиях откровенного провала всех альтернативных проектов партия может стать точкой консолидации «граждан, а не подданных», ее шансы на преодоление 5%-ного барьера кажутся призрачными.

Не представляется вероятным и успех какой-либо из новых партий. Из тех, что имеют право автоматической регистрации на выборах, как минимум три («Коммунисты России», КПСС, Российская партия пенсионеров за справедливость) — откровенные клоны, пригодные лишь на роль спойлеров по отношению к более сильным партиям в соответствующих сегментах политического спектра. Еще две — «Родина» и «Патриоты России» — несколько более серьезные проекты, порой, при поощрении власти, добивающиеся успехов на местных выборах, объединяя группировки региональных элит. Однако и они вряд ли имеют шанс пройти в Думу, поскольку претендуют на электорат, который распределится между тремя патерналистскими парламентскими партиями.

Проект Партии роста, запущенный с одобрения власти под руководством бизнес-омбудсмена Бориса Титова, стартовал слишком поздно, чтобы четко позиционировать себя в идейном поле и всерьез рассчитывать на проходной балл. Остается экологическая партия «Зеленые», но и она обречена быть безнадежным аутсайдером.

Итак, 225 думских мандатов, распределяемых между партийными списками, скорее всего, достанутся тем же четырем партиям, которые и сегодня заседают в Думе, причем в пропорциях, не сильно отличающихся от нынешних. А системной и внесистемной оппозиции сегодня предложить россиянам откровенно нечего.

 

Комментариев пока нет