Есть мнение

Агрессия против Ирака 2003 г. и общественное мнение США

29 октября 2016

Широкий резонанс в мировом сообществе вызвала война США с Ираком 2003 г. Одним из последствий вторжения в Ирак стало ухудшение имиджа Соединенных Штатов и их руководства. Администрация Дж. Буша-младшего критиковалась не только традиционными оппонентами США, но и собственными союзниками, которые обвиняли ее в том, что те действовали без их согласия и нарушили нормы международного права. Способность США строить демократию в чужих странах была подвергнута сомнению, так как то, что творилось в Ираке после вторжения туда американских войск, скорее было анархией. В конечном итоге действия США осудило большинство американцев. Особенно они были возмущены тем, что Дж. Буш-младший обманул их и начал войну под выдуманным предлогом о наличии у Ирака ОМП.

В научной литературе анализируется политика США по отношению к Ираку в предшествующий войне период (1991–2003 гг.), широко обсуждаются последствия действий США, часто вторжение в Ирак тем или иным образом соотносят с терактами 11 сентября 2001 г. Гораздо меньше внимания уделяется тому, как относились американцы к Ираку. Поддерживали ли они политику США по отношению к этой стране или нет, менялось ли мнение американцев по проблемам, связанным с Ираком, или оно было стабильным? Наконец, одобрили ли они вторжение в Ирак в марте 2003 г.? Цель статьи – выявить динамику американского общественного мнения по вопросу военной акции Соединенных Штатов против Ирака (1991–2003 гг.) и определить факторы, влиявшие на его состояние.

Мнение американцев по отношению к Ираку в целом было сформировано в 1990–1991 гг. во время кризиса в Персидском заливе. В то время в США стали широко публиковаться материалы, в которых дискредитировался иракский лидер. Внимание привлекалось к разным аспектам деятельности С. Хусейна. Первоначально большая часть публикаций была связана с нарушениями прав человека в Ираке и Кувейте. Огромный массив статей и выступлений на эту тему дал повод журналистам говорить о «демонизации» С. Хусейна. Несколько позже (в ноябре 1990 г.) президентская администрация переключила внимание на иракских программах, связанных с созданием ОМП. Члены администрации утверждали, что в скором времени такое оружие будет создано; подчеркивалась не только готовность, но и стремление и желание С. Хусейна применить его. В результате был создан «образ врага» в лице С. Хусейна.

С тех пор у американцев было негативное отношение к Ираку. С 1991 по 2003 гг. от 85 до 95% опрошенных американцев имели неблагоприятное мнение об Ираке. Из них от 49 до 73% имели крайне неблагоприятное мнение об этой стране [1, с.277]. В опросах, которые каждые 4 года проводились Институтом Гэллапа по заказу Чикагского совета по международным отношениям, фиксировалось отношение американцев к отдельным странам и их лидерам. Из всех лидеров самую низкую оценку американцы дали С. Хусейну. C 1990 по 2002 гг. она колебалась в пределах между 8 и 12 пунктами. Из всех стран хуже всего в 1990–2002 гг. американцы относились к Ираку. Рейтинг Ирака составлял 20–25 пунктов. Даже о традиционно враждебных США странах американцы имели лучшее мнение. Рейтинг Ирана составлял 27–28 пунктов, Северной Кореи – 34–36, Кубы – 35–38 [2, c.74–76, 83, 133].

«Образ врага» был сформирован настолько удачно, что большинство американцев были убеждены в необходимости свержения иракского лидера. В ходе боевых действий против Ирака в январе-феврале 1991 г. большинство граждан США (от 62 до 72%) выразило уверенность, что война будет продолжаться вплоть до свержения С. Хусейна [3, c.5, 17]. Кувейт был освобожден, после чего было подписано соглашение о перемирии (28 февраля 1991 г.). Война закончилась. Но американцы считали, что не все цели достигнуты и выразили готовность поддержать продолжение боевых действий ради смещения С. Хусейна. Такой позиции придерживалось от 51 до 76% граждан США в апреле 1991 г. – августе 1992 г. [4, c.268–271]. Во время кампании по выборам президента 1991 г. именно эту неиспользованную, по мнению избирателей, возможность ликвидации диктаторского режима 36% американцев ставили в вину президенту [5, c.36]. В начале 1992 г. 27% граждан США сказали, что скорее проголосуют за Дж. Буша-старшего, так как он победил в войне, но 21% респондентов считали, что война изменила их мнение не в пользу Дж. Буша-старшего [4, c.333].

После освобождения Кувейта США неоднократно применяли силу по отношению к Ираку. Это были авиаудары по иракским позициям. Согласно заявлениям руководства США, почти во всех случаях военные акции проводились для того, чтобы принудить Багдад к выполнению резолюций ООН. Но большинство американцев считали бомбардировки недостаточной мерой и предлагали свергнуть иракского лидера. Во время бомбовых ударов по Ираку в январе и июне 1993 г. возобновление боевых действий в целях свержения С. Хусейна поддержали соответственно 82 и 70% опрошенных американцев. В последнем случае они даже выразили готовность задействовать наземные войска [1, c.291; 6, c.23–24]. Когда ВВС США и Великобритании 17-20 декабря 1998 г. семьдесят часов бомбили страну, от 69 до 79% американцев одобрили авиаудары по Ираку. Основной целью бомбардировок большинство американцев обозначило смещение С. Хусейна (70%), а не допущение инспекций ООН к иракским объектам (25%) [7].

Идея применения Соединенными Штатами силы для свержения С. Хусейна продолжала одобряться большинством американцев и в дальнейшем. В феврале  1999 г. ее одобряли 74% граждан США, в феврале 2001 г. – 52%. После терактов 11 сентября ее поддерживало еще больше американцев: от 71 до 78% с октября по декабрь 2001 г., от 56 до 75% с января 2002 г. по 16 марта 2003 г., от 72 до 80% с начала боевой операции до конца марта 2003 г. В общей сложности с октября 2001 г. по март 2003 г. различными организациями было проведено как минимум 86 социологических опросов, в которых выяснялась позиция американцев по данному вопросу. Эти опросы показали, что в среднем 67% респондентов выступили за свержение С. Хусейна с помощью вооруженной силы. Американцы одобрили не только идею, но и практику применения Соединенными Штатами силы. В марте-апреле 2003 г. от 68 до 80% опрошенных различными организациями американцев поддержали решение администрации Дж. Буша-младшего начать войну против Ирака [1, с.290–294]. Следует отметить, что резолюцию об использовании военной силы против Ирака в октябре 2002 г. приняли большинством голосов в Палате представителей (296 против 133) и Сенате (72 против 23).

С конца 1990-х гг. все большее влияние в политической жизни США стали приобретать идеи представителей неоконсервативного направления американской политической мысли (М. Бут, Ч. Краутхаммер, И. Кристол, Р. Каган и др.). Во внешней политике они выступали за повсеместное распространение демократии и использование военной силы для свержения неугодных США режимов. Впоследствии неоконсерваторы заняли ведущие посты в администрации Дж. Буша-младшего (министр обороны Д. Рамсфельд и его заместитель П. Вулфовиц, председатель Совета по оборонной политике Р. Перл и др.). В конце 1990-х гг. они стали активно продвигать идею использования военной силы против Ирака, в частности, 26 января 1998 г. направили Б. Клинтону письмо, в котором призвали его выработать соответствующую стратегию [8].

После победы на президентских выборах Дж. Буша-младшего к власти пришла администрация, изначально имевшая четкую позицию по Ираку. Ничего хорошего для С. Хусейна это не предвещало. Не исключалось, что любой повод может стать предлогом для нападения на Ирак. Широко бытовало мнение, что именно теракты 11 сентября 2001 г. были причиной нападения на Ирак. Однако это не является очевидным. Ведь новое руководство США задолго до терактов намеревалось свергнуть С. Хусейна. Эту идею стабильно поддерживало устойчивое большинство американцев (начиная с 1990-х гг.). Следует отметить, что такая поддержка имелась и сразу после терактов 11 сентября 2001 г. В октябре этого года 81% граждан США сказало, что одобрят военную акцию против Ирака [1, с.291]. Был и повод для нападения – попытки С. Хусейна развивать программы по производству ОМП. Неудивительно, что первой военной акцией новой администрации Дж. Буша-младшего были авиаудары по 20 иракским радарным установкам, нанесенные 24 американскими и британскими самолетами до 11 сентября – 16 февраля 2001 г. (это была самая крупная военная акция США за предшествующие два года). Что касается возможного противодействия со стороны ООН или союзников США, то Вашингтон как минимум дважды в предыдущее десятилетие имел опыт проведения военных действий без их согласия: бомбардировки Ирака 1998 г. и агрессия против Югославии 1999 г.

Принципиальное значение для последующих событий имела Стратегия национальной безопасности, которая была обнародована в сентябре 2002 г. В новой стратегии открыто декларировалось право США в одностороннем порядке нанести упреждающий удар по любой из стран, если руководство США сочтет, что то или иное государство каким-то образом связано с террористами и угрожает Соединенным Штатам. «Мы не можем допустить, чтобы наши враги нанесли удар первыми»; «Лучшая оборона – это хорошо спланированное наступление» – писалось в стратегии [9, с.7, 15]. В такой ситуации война с Ираком была не столько ответом на теракты, сколько своего рода апробацией новой внешнеполитической доктрины Дж. Буша-младшего.

Вместе с тем, отдельные члены президентской администрации предлагали напасть на Ирак до обнародования Стратегии национальной безопасности – сразу же после 11 сентября. Первыми это сделать  предложили министр обороны Д. Рамсфельд и его помощник П. Вулфовиц на Совете национальной безопасности 12 сентября 2001 г. С аналогичным предложением выступила американская неоконсервативная политическая элита, которая просила Дж. Буша-младшего рассмотреть вопрос свержения С. Хусейна в письме от 20 сентября 2001 г. за 50 подписями. Д. Рамсфельд поручил ЦРУ найти материалы, которые доказали бы связь Багдада с «Аль-Каидой». С сентября 2001 г. по май 2002 г. министр обороны 10 раз запрашивал разведывательное управление о результатах поиска. Однако причастность С. Хусейна к терактам так и не была доказана [10, с.177–184].

Хотя сразу после терактов военной акции против Ирака не последовало, у новой администрации появились дополнительные возможности для дискредитации С. Хусейна. Его обвинили в связях с террористическими организациями и укрывательстве террористов. На фоне недавних терактов это являлось непосредственной военной угрозой, так как 20 сентября 2001 г. на совместном заседании палат Конгресса Дж. Буш-младший объявил, что любое государство, поддерживающее террористов, будет рассматриваться Соединенными Штатами как враждебное. Несмотря на отсутствие доказательств причастности С. Хусейна к терактам против США от 42 до 53% опрошенных американцев (по опросам  августа 2002 – марта 2003 гг.) придерживались точки зрения, что С. Хусейн лично участвовал в их организации (противоположной позиции придерживалось от 33 до 41%) [1, с.280].

При формировании американского общественного мнения накануне войны против Ирака особое внимание президентская администрация сосредоточила на попытках С. Хусейна создать ОМП. Одним из первых внимание общественности к этой проблеме привлек вице-президент Р. Чейни. 26 августа 2002 г. в речи перед ветеранами он заявил о том, что Ирак имеет ОМП и представляет химическую и биологическую угрозу другим странам. 19 сентября 2002 г. Дж. Буш-младший на встрече с членами Палаты представителей заявил: «Война с терроризмом идет нормально; мы охотимся за «Аль-Каидой». Самая же большая угроза исходит от Саддама Хусейна и его оружия массового поражения. Он может нанести удар по Израилю, что вызовет международный конфликт». В конечном итоге П. Вулфовиц сформулировал 4 основные причины, по которым следует атаковать иракскую сторону: 1) наличие у Ирака ОМП и готовность его использовать; 2) поддержка С. Хусейном террористов; 3) вероятность того, что ОМП и средства его доставки будут  переданы террористам; 4) нарушения прав человека в Ираке. Далее соответствующая точка зрения стала навязываться американцам [10, с.152, 166–177; 11, с.188–190]. Лишь впоследствии было обнаружено, что руководство США намеренно ввело в заблуждение американскую общественность. Интенсивная «обработка» общественного мнения принесла выгодные для Дж. Буша-младшего результаты.

Опросы, проведенные Институтом Гэллапа в 2002 г., показали, что подавляющее большинство опрошенных американцев (от 91 до 95%) считало, что у Ирака либо уже есть ОМП (так полагало 55%–66%), либо он пытается его создать (такой позиции придерживалось 28%–40%). При этом количество американских граждан, уверенных в том, что у Ирака имеется ОМП, на протяжении года увеличивалось: с 55% в феврале этого года до 66% в октябре. После войны с Ираком многочисленные инспекции, направленные в эту страну, не нашли ОМП на ее территории. Очевидно, американцы настолько верили заявлениям представителей президентской администрации, что им и в голову не могла придти мысль о том, что ОМП в Ираке не было. Его отсутствие от 69 до 71% опрошенных в июле 2003 г. американцев объясняли тем, что оно было уничтожено иракскими властями накануне нападения США на Ирак [1 с.281].

Американские ученые из Мерилендского университета в 2003 г. провели исследование с целью выяснить, влияла ли дезинформация на поддержку силовой акции против Ирака. Оказалось, что уровень поддержки американцами войны и их вера в аргументы президентской администрации тесно коррелировали. Из тех, кто в феврале 2003 г. верили в то, что Ирак участвовал в терактах 11 сентября, 58% сказало, что поддержат решение Дж. Буша-младшего воевать против Ирака даже если тот не получит согласия ООН. Поддержка этой идеи была меньше среди считавших, что Ирак сотрудничает с «Аль-Каидой», но не причастен к организации терактов (37%). Еще меньше она была среди тех, кто не связывал Ирак с «Аль Каидой» или террористическими акциями 11 сентября (25%). Опросы, проведенные в июле – сентябре 2003 г., показали, что процент американцев, одобривших войну, был более чем в 2 раза выше среди тех, кто был введен в заблуждение президентской администрацией и считал, что С. Хусейн сотрудничал с «Аль-Каидой» (67%), чем среди тех, кто так не считал (29%). Аналогичные результаты (обманутые американцы в большей степени поддерживали использование силы против Ирака) дали опросы, проводившиеся среди тех граждан США, которые ошибочно думали, что мировая общественность поддерживает войну с Ираком и что Ирак обладает ОМП [12].

Таким образом, в начале 1990-х гг. у большинства американцев сформировались негативное мнение об Ираке и враждебное отношение к С. Хусейну, и они всегда поддерживали идею и практику использования вооруженной силы против Ирака. Основной целью внешней политики США по иракскому направлению они считали ликвидацию диктаторского режима С. Хусейна. Аналогичной позиции придерживались многие представители американской политической элиты, в особенности неоконсерваторы. После победы на президентских выборах Дж. Буша-младшего неоконсерваторы заняли ключевые посты в президентской администрации. Под их влиянием была сформулирована новая Стратегия национальной безопасности. В ней декларировалось право США атаковать любую страну, представляющую угрозу для Соединенных Штатов. В 2003 г. США развязали войну против Ирака. Предлогом была вымышленная и недоказанная информация о наличии у Багдада ОМП и сотрудничестве С. Хусейна с террористами. Дезинформация общественности привела к опасным изменениям в американском общественном мнении, а именно, к увеличению количества граждан США, поддержавших использование военной силы против других стран (в данном случае – против Ирака). Большинство американцев не ставили под сомнение доводы президентской администрации и сочли их достаточным основанием для войны против Ирака.

Список использованных источников

1. Everts, P. Polls – trends: the war in Iraq / P. Everts, P. Isernia // Public opinion quarterly. – 2005.  – Vol. 69, № 2. – Р. 264–323.

2. Worldviews, 2002: U.S. general population topline report, October, 2002 / ed. by J.E. Rielly. – Chicago: Chicago council on foreign relations and the German Marshall fund of the United States, 2003. – ix, 159 p.

3. Gallup poll monthly. – 1991. – № 305.

4. Mueller, J. Policy and opinion in the Gulf war / J. Mueller. – Chicago: University of Chicago press, 1994. – xviii, 379 p.

5. Gallup poll monthly. – 1991. – № 312.

6. Gallup poll monthly. – 1993. – № 333.

7. Iraq (p.7) [Electronic resource]. – Mode of access: http://pollingreport.com. – Date of access: 14.06.2004.

8. Open letter to President Clinton: “Remove Saddam from power” // The Iraq war reader: history, documents, opinions / ed. by M. Sifry, C. Cerf. – New York: Simon and Schuster, 2003. – P. 199–201.

9. United States. National Security Council. The National Security Strategy of the United States of America. September 2002. – Washington, DC: US Government Printing Office, 2002. – 39 p.

10. Fritz, B. All the President's Spin: George W. Bush, the Media, and the Truth / B. Fritz, B. Keefer, B. Nyhan. – New York: Farrar, Straus & Giroux. – 352 p.

11. Уткин, А.И. Удар американских богов / А.И. Уткин. – М.: Алгоритм, 2006. – 416 с.

12. Kull, S. Misperceptions, the media, and the Iraq war / S. Kull, C. Ramsey, E. Lewis // Political science quarterly. – 2003–2004. – V. 118, № 4. – P. 569–598.

Источник: Военная агрессия против Ирака 2003 г. и общественное мнение США В.В. Стариченок // Научные труды Республиканского института высшей школы. Исторические и психолого-педагогические науки: сб. науч. ст. В 2 ч. Ч. 1. Вып. 11 / под ред. В.Ф. Беркова. – Минск: РИВШ, 2011. – С. 223–230.

Комментарии 2

<p>
стандартная подборка выгодных автору событий для формирования у читателя образа врага с американским флагом. Доцент лижет задницу Кремлю и не более.
</p>
<p>
стандартная подборка выгодных автору событий для формирования у читателя образа врага с американским флагом. Доцент лижет задницу Кремлю и не более.
</p>