Есть мнение

Воронежские протесты: либеральный спойлер и угроза выборной явке

27 июля 2018

Воронежские митинги против пенсионной реформы состоялись на два дня раньше итоговой акции в Москве. Они не только продемонстрировали достаточно высокий уровень недовольства готовящимися преобразованиями, но и показали ряд важных тенденций в местной политической жизни.

Само разделение протеста на две площадки — организованную КПРФ и собиравшуюся либеральной оппозицией — показало наличие сильных противоречий между различными политическими силами региона. По утверждению одного из руководителей штаба Навального в соцсетях, воронежское отделение КПРФ отказалось проводить совместный митинг с либеральной оппозицией. Учитывая прежнюю позицию Навального, как раз выступавшего за повышение возраста выхода на пенсию, подобное решение помогло избежать обвинений в непоследовательности и политической неразборчивости и выглядит оправданным.

Суммарная аудитория двух митингов по разным оценкам составила от полутора до двух с половиной тысяч человек, что даже превосходит численность протестных акций в Воронеже на рубеже 2011-го и 2012-го годов. В сложный для мобилизации летний период и вечер рабочего дня такая посещаемость должна расцениваться как показатель широкого распространения в обществе протестных по отношению к пенсионной реформе настроений.

В то же самое время, хорошо виден пробел в работе системных оппозиционных партий. Они в регионе либо практически устранились от протестов ввиду своей слабости (как это сделали «Справедливая Россия» и ЛДПР), либо, подобно КПРФ, пытаются просто воспользоваться протестными настроениями. Для коммунистов отказ от выступлений против инициативы правительства означал бы полный провал. Поэтому даже при хорошо налаженных отношениях с властью руководства воронежского обкома КПРФ партия стала флагманом выступлений против пенсионной реформы, хотя нельзя не отметить мобилизующую роль профсоюзных организаций.

Таким образом, два митинга в Воронеже показали достаточно высокий уровень поддержки протеста. Места и время их проведения делали крайне сложным участие сразу в обоих мероприятиях, поэтому их аудитории можно считать практически несовпадающими. Идеологические разногласия устроителей оказались достаточно сильными для того, чтобы произошло разделение протеста. И в воронежском случае решение либеральной оппозиции проводить собственный митинг, а не присоединиться к более многочисленному мероприятию КПРФ, сыграло на руку сторонникам пенсионной реформы. Опыт предыдущих акций говорит о том, что раньше при общей повестке коммунисты и либералы в Воронеже участвовали в них совместно при совпадении оппозиционной повестки. Отказ КПРФ выступать на одной трибуне с теми, кто ранее поддерживал повышение пенсионного возраста (как, например, сторонники Навального), понятен. А решение либералов провести свой митинг отобрало хоть и не такую большую, как у КПРФ, но значительную по воронежским меркам аудиторию в несколько сотен человек, которая могла бы принять участие в более многочисленной акции.

Митинг либералов стал классическим спойлером для более масштабного мероприятия коммунистов, что стало новым опытом для воронежской уличной активности. Тем не менее, уровень поддержки протестов оказался достаточно высоким, особенно для летнего периода, что может быть показателем для других регионов. Но говорить о всенародном характере протестов, готовности населения солидаризоваться с радикалами и несистемной оппозицией, а также о готовности системной оппозиции представить способную стать популярной и действенной альтернативу нельзя. Но произошедшее явное снижение доверия к власти, приведшее к увеличению аудитории протестных мероприятий, без внятных и понятных конкурентных фигур и идей в оппозиции способно негативно отразиться на явке предстоящих региональных выборов и легитимности их победителей.

Комментариев пока нет