Действие принципа юрисдикции флага морского судна и правовой статус военных кораблей

Действие любого национального закона ограничено не только определенными временными рамками, но и пространственными. Поскольку каждый закон выражает волю государства, постольку местом его действия выступает, прежде всего, территория этого государства.

Одним из основополагающих принципов современного международного права является принцип суверенного равенства государств и уважения прав, присущих суверенитету. Принцип зафиксирован и раскрыт, в частности, в п. 1 ст. 2 Устава ООН, а также в Декларации о принципах международного права 1970 г. и в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. На доктрине суверенитета основывался иммунитет государства: par in parem non habet imperium (равный над равным власти не имеет).

Поэтому, в частности, основным принципом действия, например, уголовного закона в пространстве является принцип территориальности. Он означает, что все лица, совершившие преступления на территории Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по УК РФ (ч. 1 ст. 11 УК).

Территория Российской Федерации определяется ее государственной границей. "Государственная граница РФ есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, т.е. пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации"[i]

Территория РФ включает:

сушу, т.е. сухопутное пространство в пределах государственной границы РФ;

недра, т.е. часть земной коры, расположенная ниже почвенного слоя (в пределах Государственной границы РФ), а при его отсутствии - ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающейся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения[ii];

воздушное пространство РФ, т.е. пространство (воздушный столб) над ее сухопутной и водной территориями;

воды, т.е.:

а) внутренние морские воды Российской Федерации. К ним относятся воды:

портов Российской Федерации, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других постоянных сооружений портов;

заливов, бухт, губ и лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской Федерации, до прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуются один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морские мили;

заливов, бухт, губ и лиманов, морей и проливов с шириной входа в них более чем 24 морские мили, исторически принадлежащие России, перечень которых устанавливается Правительством РФ;

б) территориальное море РФ, т.е. примыкающий к сухопутной территории или к внутренним морским водам морской пояс шириной 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий, указанных в ст. 4 Федерального закона от 31 июля 1998 г. (в ред. от 30 июня 2003 г.) "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации".

Следует учитывать, что уголовный кодекс РФ распространяет свое действие не только на территорию РФ, но также на ряд объектов, находящихся вне территории Российской Федерации. К таким объектам, в частности, относятся:

а) континентальный шельф и исключительная экономическая зона РФ. В ч. 2 ст. 67 Конституции РФ отмечено, что Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права. Это конституционное положение нашло свое отражение в ч. 2 ст. 11 УК, согласно которой действие Уголовного кодекса распространяется на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

Под исключительной экономической зоной РФ понимается морской район, находящийся за пределами территориального моря РФ и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным Федеральным законом, международными договорами РФ и нормами международного права. Внутренней границей исключительной экономической зоны является внешняя граница территориального моря. Внешняя граница исключительной экономической зоны находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, если иное не предусмотрено международными договорами Российской Федерации (ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. (в ред. от 30 июня 2003 г.) "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации"[iii]).

Континентальный шельф РФ включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориального моря РФ на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Внутренней границей континентального шельфа является внешняя граница территориального моря. Внешняя граница континентального шельфа находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, при условии, что внешняя граница подводной окраины материка не простирается на расстояние более чем 200 морских миль[iv];

б) гражданское воздушное или водное судно, приписанное к порту РФ, следующее под ее флагом или иным опознавательным знаком государства и находящееся в открытом водном или воздушном пространстве. Лицо, совершившее преступление на борту такого судна, согласно ч. 3 ст. 11 УК подлежит уголовной ответственности по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации;

в) военный корабль или воздушное судно РФ независимо от места их нахождения. Лицо, совершившее преступление на борту такого судна, согласно ч. 3 ст. 11 УК подлежит уголовной ответственности по УК РФ.

На судах и летательных аппаратах, находящихся вне пределов Российской Федерации, действует юрисдикция флага и порта приписки. Суда под российским флагом, приписанные к одному из российских портов, и летательные аппараты с российскими опознавательными знаками считаются территорией Российской Федерации.

В иностранном порту и территориальных водах другого государства юрисдикция Российской Федерации в отношении корабля, плавающего под ее флагом, сохраняется.

Однако международные договоры, двусторонние и многосторонние, вносят в это правило некоторые коррективы. Так, в соответствии со ст. 48 Консульской конвенции между Российской Федерацией и Республикой Албания (ратифицирована Государственной Думой РФ 10 июня 1997 г.)[v], компетентные органы правосудия страны пребывания распространяют свою юрисдикцию на случаи: а) нарушения закона гражданами страны пребывания или в отношении этих граждан либо других лиц, за исключением членов экипажа; б) нарушения закона, отражающиеся на спокойствии и безопасности порта; в) нарушения законов и правил, касающихся охраны здоровья и жизни людей на море (загрязнение моря, нарушение правил мореплавания и др.); г) совершения правонарушений, наказуемых лишением свободы на срок более пяти лет в соответствии с законодательством страны пребывания. Конвенция (ст. 49) допускает вмешательство властей государства пребывания с целью задержания правонарушителя, ареста имущества на борту корабля, досмотра на судне, но лишь после уведомления консула страны, которой принадлежит корабль. Эти положения распространяются и на воздушные суда (ст. 51 Конвенции).

Необходимо отметить, что в качестве разновидностей иммунитета, получаемого в результате реализации принципа юрисдикции флага морского судна, рассматриваются судебный и административный иммунитеты.

Судебный иммунитет - это иммунитет от рассмотрения дела в суде. Административный иммунитет - это иммунитет от административной юрисдикции государства. Хотя принудительные меры в отношении собственности государства предпринимаются, как правило, по решению суда, суд сам принудительных действий не осуществляет (это не входит в функции правосудия). Принудительные меры осуществляются исполнительными (административными) органами государства.

Известно два вида административного иммунитета:

- иммунитет от задержания или ареста государственной собственности в качестве меры предварительного обеспечения иска;

- иммунитет от исполнительных действий в связи с вынесенным против государства (в отсутствие судебного иммунитета) судебным решением.

Согласие государства на юрисдикцию суда не означает автоматически его согласия на осуществление исполнительных мер в отношении его собственности (для этого требуется особое согласие).

Государство вправе отказаться от иммунитета. Вместе с тем можно отстаивать точку зрения, в соответствии с которой возможность отказа государства от иммунитета не является беспредельной.

Современное международное право определяет виды государственной собственности, на которые распространяется постоянный иммунитет от принудительных действий. В отношении имущества, на которое распространяется постоянный иммунитет, государство не вправе давать согласие на осуществление принудительных действий. Если подобного рода согласие дастся, оно является ничтожным и не имеет никаких юридических последствий.

Виды государственной собственности, пользующиеся постоянным иммунитетом от принудительных действий, на сегодняшний момент достаточно четко очерчены обычным международным правом. Речь идет о тех видах имущества, которые не могут быть изъяты у государства без умаления его суверенитета и изъятие которых приведет к неблагоприятному эффекту для нормальных международных отношений (например, арест счетов дипломатического представительства может нарушить нормальные дипломатические отношения между государствами).

В рассматриваемой области сложилась довольно четкая практика, позволяющая говорить о наличии международно-правового обычая. А международно-правовой обычай, наряду с международным договором, является одним из источников современного международного права и обязателен для соблюдения всеми государствами в силу приоритета норм международного права над нормами национального права.

Содержание названного международно-правового обычая нашло отражение в двух международно-правовых документах, подготовленных, соответственно, Ассоциацией международного права и Комиссией международного права.

Ассоциация международного права на сессии в 1982 г. приняла резолюцию "Государственный иммунитет", содержащую проект конвенции об иммунитете государств. В п. "с" ст. VIII подчеркивается, что арест и исполнительные действия не допускаются в случаях, если:

- собственность, в отношении которой испрашивается совершение исполнительных действий, используется для дипломатических или консульских целей;

- эта собственность имеет военный характер либо используется или предназначается для использования в военных целях;

- эта собственность является собственностью государственного центрального банка, которую он использует для выполнения функций центрального банка;

- эта собственность является собственностью государственного валютно-финансового учреждения, которое использует ее для валютно-финансовых целей[vi].

Комиссия международного права в процессе работы над Проектом статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности пришла примерно к тому же выводу относительно содержания рассматриваемого международно-правового обычая, несколько расширив его содержание. Исходя из ст. 19 последней версии названного документа (от 27 февраля 2003 г.) постоянным иммунитетом от исполнительной юрисдикции пользуются следующие виды государственного имущества:

- банковские счета, используемые или предназначенные для использования для целей дипломатического представительства государства или его консульского учреждения, специальных миссий, представительств при международных организациях, делегаций в органах международных организаций или на международных конференциях;

- собственность военного характера или предназначаемая для использования в военных целях;

- собственность центрального банка или иного финансового управления государства, находящаяся на территории другого государства;

- собственность, составляющая часть культурного достояния государства или его архивов, находящаяся на территории другого государства, не выставленная и не предназначенная для выставления на продажу;

- собственность на составляющие часть выставки объекты научного или исторического характера, не предназначенные для выставления на продажу.

Как видно, в обоих случаях фигурирует собственность военного характера или предназначенная для использования в военных целях. При этом ни один из документов не делает различия в предоставлении постоянного иммунитета исходя из того, за кем закреплена данная собственность и под чьим контролем она находится. Авторы названных документов в процессе анализа практики государств убедились, что государства при предоставлении постоянного иммунитета во главу угла ставят лишь тот факт, что имущество является военным (а не то, кто его контролирует). В этой связи представляет определенный интерес раздел 1611 Закона США об иммунитетах иностранных государств 1976 г. Названный раздел распространяет постоянный иммунитет на собственность иностранного государства, используемую или предназначенную для использования в военных целях, и подчеркивает, что таковой собственностью является имущество, военное по своему характеру или находящееся под контролем военных властей или оборонных предприятий.

В международном праве правовой статус военных самолетов традиционно следовал за правовым статусом военных кораблей. Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. провозглашает принцип иммунитета военного корабля (ст. ст. 32, 95).

Арест военного корабля за пределами территории государства не допускается ни при каких обстоятельствах. Аналогичные правила распространяются и на военные самолеты. Это правило исторически возникло как международно-правовой обычай, который уже нашел отражение и в международном договоре: исходя из ст. 236 Конвенции ООН по морскому праву (статья называется "Суверенный иммунитет") суверенным иммунитетом пользуются военные корабли и военные летательные аппараты.

 

[i]Статья 1 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. (в ред. от 30 июля 2003 г.) "О Государственной границе Российской Федерации" // ВВС РФ. 1993. N 17. Ст. 594.

[ii]Закон РФ от 21 февраля 1992 г. (в ред. от 6 июня 2003 г.) "О недрах", СЗ РФ. 1995. N 10. Ст. 823

[iii]СЗ РФ. 1998. N 51. Ст. 6273

[iv]ст. 1 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. (в ред. от 30 июня 2003 г.) "О Континентальном шельфе Российской Федерации" СЗ РФ. 1995. N 49. Ст. 4694

[v]СЗРФ. 1997. N 26. Ст. 2951

[vi]См. International Law Association. Report of the sixteenth conference. L., 1983.