Конституционные гарантии законодательства и законотворчества в сфере свободы совести и свободы вероисповедования

По мнению Н.А. Придворова и Е.В. Тихоновой, в современной России институт свободы совести и свободы вероисповедания состоит из:

1) норм Конституции Российской Федерации, фиксирующих основные положения свободы совести;

2) общепризнанных принципов и норм международного права, закрепляющих свободу совести во всевозможных ее интерпретациях;

3) положений международных договоров Российской Федерации, относящихся к обеспечению свободы совести;

4) норм федерального законодательства, регулирующих защиту и ограничение свободы совести в России;

5) положений договоров между государственными органами Российской Федерации и ее субъектов, затрагивающих свободу совести;

6) норм конституций (уставов), а также иных правовых актов субъектов Российской Федерации, направленных на дополнительное регламентирование свободы совести в целях ее защиты в соответствующем субъекте;

7) решений органов местного самоуправления, касающихся свободы совести;

8) исходя из судебной практики всех уровней (судебные решения по вопросам свободы совести как международных судов по правам человека в отношении России, так и органов судебной системы Российской Федерации)[i].

По мнению ряда исследователей, «в целом законодательство в области свободы совести и вероисповедания в современной России представляется антидемократическим и противоречащим принципам, декларируемым Конституцией Российской Федерации. По мнению С.А. Бурьянова и С.А. Мозгового, руководителей некоммерческой научно-исследовательской организации Института свободы совести, законодательство Российской Федерации в области свободы совести и тенденции его трансформации можно охарактеризовать как неадекватные, а следствие этого - проблемы в области правоприменительной практики (<106> Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Проблема реализации свободы совести и тенденции в отношениях государства с религиозными объединениями в России: Информационно-аналитический отчет Института свободы совести (вторая половина 2001 г. - конец 2004 г.). М.: Институт свободы совести, 2005. С. 466) [ii].

Одной из важных причин таких выводов является несовершенство действующей Конституции РФ 1993 года.

Конституция каждой страны - это своеобразное зеркало эпохи, застывший слепок того историко-политического периода, в котором она создавалась. Конституция России 1993 г. навсегда останется отражением эпохи Б.Н. Ельцина со всеми ее противоречиями, бурным развитием рыночных отношений, ростом цен и темпов инфляции, безудержной приватизацией, резким обнищанием народа на фоне роста либерально-демократических преобразований, освобождения регионов от диктата центра, повышения политической активности населения, развития свободы слова и средств массовой информации[iii].

Как пишет Лукьянова Е.А., «в истории нашей страны мы впервые столкнулись с Конституцией, которая вызывала бы столько нареканий, сколько их вызывает действующая Конституция Российской Федерации. Даже явные апологеты общественного строя, легитимизированного ею, считают, что оценка данного закона как "по-настоящему хорошего" явно преувеличена и его в любом случае придется обновлять, а затем и менять (<1> См.: Чиркин В.Е. О некоторых проблемах реформы российской Конституции // Государство и право. 2000. N 6. С. 5.). Хотя еще весной 1994 г. В.Б. Исаков назвал этот Закон "Конституцией, по которой невозможно жить" (<2> См. об этом: Исаков В.Б. Конституция, по которой невозможно жить // Конституционный вестник. 1994. N 1(17). С. 33 - 36.)»[iv]

И все-таки, по мнению Коршунова Н.М., «действующий в нашей стране Основной Закон вовсе не безупречен с точки зрения формы и содержания, но с уверенностью можно утверждать, что это лучшая из действовавших в России конституций. Ее демократический потенциал далеко не исчерпан, а само ее существование - один из важных факторов, сдерживающих процесс окончательного возврата страны к авторитаризму и персонализации власти»[v].

Хабриева Т.Я. в этой связи указала: «Исследователями отмечается, что положения Конституции о правах и свободах человека как высшей ценности воплощаются в гуманизации российского законодательства (<*> См.: Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. М., 1996. С. 19 - 28.). И все же на фоне достаточно заметных достижений в сфере прав и свобод человека (ибо каталог этих прав и свобод, предлагаемых Конституцией Российской Федерации, впечатляет и по праву считается одним из лучших разделов в действующем Основном законе) еще далеко не все права обеспечены, отсутствуют механизмы их реализации, а государство не в полной мере несет ответственность за их обеспечение»[vi].

Особая роль в регулировании института свободы совести и свободы вероисповедания принадлежит Конституции РФ, которая обладает высшей юридической силой, имеет прямое действие и применяется на всей территории России. Конституция России регулирует наиболее принципиальные вопросы реализации свободы совести, к числу таких концептуальных вопросов относятся следующие установления:

  • в Российской Федерации признается идеологическое многообразие (ст. 13);
  • Российская Федерация - светское государство (ст. 14);
  • никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (ст. 14);
  • религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (ст. 14);
  • государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, запрещает любые формы ограничения прав гражданина по признакам религиозной принадлежности (ч. 2 ст. 19);
  • каждому гарантируется свобода совести и вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию либо не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст. 28);
  • не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая религиозную ненависть и вражду, запрещается пропаганда религиозного превосходства (ч. 2 ст. 29);
  • никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребывание в нем (ч. 2 ст. 30);
  • гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой (ч. 3 ст. 59).

Необходимо отметить, что «светский характер государства не означает, что оно никак не взаимодействует с религиозными организациями. Государство издает законы, обеспечивающие претворение в жизнь свободы совести, и устанавливает конкретные обязанности и ответственность за ее нарушение. Оно регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот; оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании. Финансирование реставрации, содержания и охраны зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, вообще трудно назвать помощью, так как эти объекты находятся в государственной или муниципальной собственности, то есть государство как собственник несет бремя содержания своего имущества. Предоставление такой помощи не нарушает провозглашенного принципа отделения религиозных объединений от государства, поскольку она:

а) предоставляется независимо от конфессиональной принадлежности;

б) выходит за собственно религиозные рамки и имеет общественную и государственную значимость[vii]».

Несмотря на провозглашение принципа светского государства, Конституция РФ, урегулировав наиболее принципиальные вопросы реализации свободы совести, предопределила, что

  • положения международных договоров Российской Федерации, относящихся к обеспечению свободы совести;
  • нормы федерального законодательства, регулирующие защиту и ограничение свободы совести в России;
  • положения договоров между государственными органами Российской Федерации и ее субъектов, затрагивающие свободу совести;
  • нормы конституций (уставов), а также иных правовых актов субъектов Российской Федерации, направленные на дополнительное регламентирование свободы совести в целях ее защиты в соответствующем субъекте;
  • решения органов местного самоуправления, касающиеся свободы совести;
  • судебная практика всех уровней (судебные решения по вопросам свободы совести как международных судов по правам человека в отношении России, так и органов судебной системы Российской Федерации)

должны соответствовать конституционным гарантиям.

Разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Равенство прав и свобод человека и гражданина, независимо от перечисленных социальных признаков, особо гарантируется Конституцией. Следовательно, совершение перечисленных действий рассматривается как покушение на Конституцию со всеми указанными выше последствиями[viii].

[i]"ИНСТИТУТ СВОБОДЫ СОВЕСТИ И СВОБОДЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ В ПРАВЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ", Придворов Николай Антонович, доктор юридических наук, профессор; Тихонова Елена Валерьевна, кандидат юридических наук, ИД "Юриспруденция", 2007

[ii]"ИНСТИТУТ СВОБОДЫ СОВЕСТИ И СВОБОДЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ В ПРАВЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ", Придворов Николай Антонович, доктор юридических наук, профессор; Тихонова Елена Валерьевна, кандидат юридических наук, ИД "Юриспруденция", 2007

[iii]"НОВЫЙ КОММЕНТАРИЙ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ОТЗЫВ НА НОВОЕ ИЗДАНИЕ "КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ (ПОСТАТЕЙНЫЙ)" ПОД РЕДАКЦИЕЙ Ю.А. ДМИТРИЕВА)", Н.М. Коршунов, доктор юридических наук, профессор, "Законодательство и экономика", 2007, N 11

[iv]"НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", Е.А. Лукьянова, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор юридических наук, "Конституционное и муниципальное право", 2007, N 15

[v]"НОВЫЙ КОММЕНТАРИЙ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ОТЗЫВ НА НОВОЕ ИЗДАНИЕ "КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ (ПОСТАТЕЙНЫЙ)" ПОД РЕДАКЦИЕЙ Ю.А. ДМИТРИЕВА)", Н.М. Коршунов, доктор юридических наук, профессор, "Законодательство и экономика", 2007, N 11

[vi]"РЕФОРМИРОВАНИЕ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ВОЗМОЖНОСТЬ И НЕОБХОДИМОСТЬ", Хабриева Талия Ярулловна, директор ИЗиСП, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, "Журнал российского права", N 11, 2003

[vii]"ИНСТИТУТ СВОБОДЫ СОВЕСТИ И СВОБОДЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ В ПРАВЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ", Придворов Николай Антонович, доктор юридических наук, профессор; Тихонова Елена Валерьевна, кандидат юридических наук, ИД "Юриспруденция", 2007

[viii]"КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ", (постатейный, под ред. Ю.А. Дмитриева), ЗАО Юстицинформ, 2007