Кадровый резерв - это еще не модернизация власти

Россия остро нуждается в эффективном государственном управлении. Чтобы добиться этой цели, необходима модернизация власти. В настоящее время политический класс ищет пути данной модернизации. В этой связи общественность до сих пор обсуждает президентский кадровый резерв лучших менеджеров и госслужащих, который подается некоторыми экспертами именно как модернизация власти.

Отбором кандидатов занималась целая комиссия во главе с руководителем Администрации Президента России Сергеем Нарышкиным и вице-премьером Сергеем Собяниным. Как сообщает «РИА Новости», «к рейтинговому отбору менеджеров и чиновников было привлечено 172 эксперта из представителей федеральных и региональных органов власти, руководителей бизнеса, общественных организаций и духовенства (представители разных конфессий). Кроме того, в экспертный совет входили до 20 человек от всех парламентских партий». Однако вряд ли правящему классу составлением списка кадрового резерва удалось добиться модернизации власти.  По результатам отбора был сформирован, так сказать, шорт-лист из ста «самых-самых», тут же окрещенных «президентской сотней». Интересно, что одним из главных критериев попадания в топ-100 был возраст (не старше 50 лет). Естественно, что кандидат должен также иметь высшее образование и иметь хорошую репутацию. Профессиональная структура топ-100 примерно такова: 59% – федеральные и региональные чиновники, 31% – представители бизнеса и около 10% – от науки. По самой структуре видно, что данный резерв формируется в основном из чиновников, причем довольно высокого ранга. Так, в президенсткую сотню попали полномочный представитель президента в Думе Гарри Минх, помощник руководителя Администрации Президента Максут Шадаев, заместитель министра финансов Александр Новак, заместитель министра экономического развития Станислав Воскресенский, заместитель министра промышленности и торговли Денис Мантуров, заместитель министра экономического развития Олег Савельев, руководитель Росавтодора Олег Белозеров, руководитель Росохранкультуры Александр Кибовский. Логичный вопрос в связи с этим – зачем надо перемещать людей куда-то со своих и так довольно высоких и ответственных постов, если они такие успешные и профессиональные управленцы?Из бизнесс-структур в сотню попали (из самых известных): генеральный директор ОАО «Вымпелком» Александр Изосимов, президент ОАО «АФК Система» Леонид Меламед, президент-председатель правления ЗАО «ВТБ-24» Михаил Задорнов, старший вице-президент ОАО «Российские железные дороги» Федор Андреев, генеральный директор и председатель правления ОСАО «Ингосстрах» Александр Григорьев. Забавно, что некоторые бизнесмены расценили попадание в президентскую сотню как своеобразную почетную премию. Это видно, например, из комментария Владислава Баумгертнера, гендиректора «Уралкалия»: «Это очень высокая ответственность. Я благодарен всем, кто принимал это решение. Думаю, это оценка работы всей управленческой команды «Уралкалия», частью которой я являюсь. С другой стороны, считаю это авансом за дальнейшую эффективную работу нашей команды. В условиях глобального экономического кризиса мы сделаем все возможное для будущего компании, ее трудового коллектива, российского бизнеса и страны в целом» (http://www.rian.ru/politics/20090217/162416262.html).Некоторые менеджеры, узнав о том, что они попали в президентскую сотню выразили с одной стороны радость, с другой удивление, так как не собираются никуда переходить, поскольку полностью довольны своей работой. Как заметила Ольга Плешакова, гендиректор «Трансаэро», «Я продолжаю возглавлять компанию Трансаэро и считаю, что в непростой период мирового кризиса смена руководителя может не пойти на пользу любому предприятию, особенно международной авиакомпании, которая обязана обеспечивать надежное и доступное воздушное сообщение для своих пассажиров» (http://www.rian.ru/politics/20090217/162416262.html). Александр Изосимов, гендиректор «Вымпелкома» сообщил, что «готов к всестороннему сотрудничеству в рамках проекта, но пока для себя лично возможность перехода на государственную службу не рассматривал» (http://www.rian.ru/politics/20090217/162416262.html).Таким образом, очевидно, что для самих «лучших управленцев», по крайней мере из бизнес-сферы, попадание в топ-100 стало вполне неожиданным. Реакции разнятся весьма значительно, от гордости и радости до удивления и непонимания. Мне кажется, опять резонен вопрос – зачем грамотных и хороших управленцев, если они действительно грамотные и хорошие, «отрывать от производства»? Тем более, если люди и так занимают руководящие посты в крупнейших компаниях России? Каковы их мотивы для перехода на государственную службу? И почему никто не поинтересовался их собственным мнением относительно перехода на другую работу? Из научной же сферы и сферы образования в топ-100 попало всего лишь десять человек. Среди них ректор Московской школы управления «Сколково» Андрей Волков, ректор Московского института стали и сплавов Дмитрий Ливанов, член Общественной палаты и ведущий научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения РАН Елена Дьякова. Учитывая небольшой процент в структуре президентской сотни, создается впечатление, что работников науки и образования включили просто для разнообразия. Как отметили на сайте www.newsland.ru, «остальные лица, представленные в этой части списка, все-таки более подходят под определение хозяйственных руководителей – это ректоры, директоры и один главный редактор. Но все равно возникает вопрос: «зачем им это надо? Что такое должно измениться в жизни руководителя научного учреждения или подразделения такого учреждения, чтобы он (руководитель) захотел резко поменять сферу применения своих способностей? Может быть, эти вузы и научные учреждения подготавливаются к закрытию?» (http://www.newsland.ru/News/Detail/id/348458/cat/42)Остается все-таки непонятной основная цель организации подобного кадрового реестра. На какие посты будут назначаться эти люди? Только на должности губернаторов? Или, например, замминистра будут повышать в том же ведомстве? Очевидно, что создатели этого резерва пытались придать ему статус института общественно-государственного партнерства. На это указывает и символическое включение в резерв десяти представителей науки и общественных организаций. Власть вроде бы пытается наладить диалог с обществом по вопросу кадрового обеспечения страны. Но ведь основная часть представителей президентской сотни – из числа той самой бюрократии, которую мы все так любим критиковать (в том числе и Медведев). На самом деле, общество мало что о них знает. Поэтому говорить о каком-либо партнерстве, к сожалению, не приходится. Поэтому позволю себе не согласиться с оценкой Ольги Крыштановской, Руководителем Центра изучения элиты РАН. Как передает ее мнение www.smi.ru, «целью кадрового резерва, создаваемого Дмитрием Медведевым, является "изменение баланса от лояльности к профессионализму". По словам госпожи Крыштановской, нынешняя кадровая система, сложившаяся в 1990 годы, является клановой. "Тогда действовал принцип "сформировать правительство за ночь", и оно формировалось из друзей, одноклассников, однокурсников. В такой системе главное требование, предъявляемое кадрам, – лояльность», – отметила она» (http://www.smi.ru/text/08/07/24/908748929.html). Именно лояльность и личные знакомства выходят на первый план, причем совершенно открыто и не стесняясь. Профессионализм, например, Андрея Турчака, попавшего в кадровый резерв и затем назначенного губернатором Псковской области, вызывает очень большие сомнения, учитывая его «огромный опыт» как тренера-преподователя по дзюдо. Весьма любопытную и нетривиальную по своей предельной эмоциональности характеристику Турчака-младшего можно обнаружить на портале Закс.ру: «Андрей Турчак, которому всего 33 года, через несколько дней станет губернатором Псковской области. Сам Турчак пока не общается с прессой, да и администрация президента не спешит пояснять, за какие заслуги выбор пал на руководителя "Молодой гвардии "Единой России" (еще бы – Г.М.). ЗАКС.Ру решил спросить у его однопартийцев и соратников, какими же особыми качествами обладает Турчак-младший. Судя по результатам, по личным качествам сравниться с этим человеком может разве что Владимир Путин (!). Отклики о будущем губернаторе со всех сторон настолько восторженные, что становится ясно – таких людей в "Единой России" считанные единицы, и Турчак далеко пойдет» (http://www.zaks.ru/new/archive/view/54274). Как сообщает портал www.peoples.ru, где представлена биография Андрея Турчака (http://www.peoples.ru/state/politics/andrey_turchak/), он уже, оказывается, в 21 год стал гендиректором АОЗТ Торгово-промышленная компания (ТПК) "ЛенНорт" (дочерняя фирма ХК "Ленинец"). Кстати, гендиректором холдиноговой компании «Ленинец» (бывшее НПО «Ленинец») в то время был отец Андрея Турчака – Анатолий Турчак. Далее, с 1997 года Андрей Турчак уже гендиректор ОАО "Завод электробытовой аппаратуры". Это в 22 года-то! То есть, если верить резюме, имея только опыт работы тренером по дзюдо, Андрей Турчак уже в 21 год гендиректор крупной компании! Личное знакомство с В.Путиным, вероятно, сыграло тоже немаловажную роль в карьере будущего губернатора Псковщины (с 1995 года Турчак-младший –  член движения "Наш дом – Россия" (НДР); в то же время Турчак-старший с 1995 года – член совета Санкт-Петербургского отделения НДР, председателем которого в то время был В. Путин, в июне 1997 г. покинувший этот пост и по чьей рекомендации новым председателем совета был избран Турчак-старший).Таким образом, попытки легитимировать сложившуюся систему кадрового наполнения, подобные «кадровому резерву президента», вызывают только разочарование. Кроме вышеописанных казусов и недоумений следует указать также на то, что это целиком и полностью инициатива сверху – никаких консультаций по поводу создания подобного резерва с широкой общественностью не проводилось. Нет, вполне может быть, что сама идея создания подобного резерва, при условии учета пожеланий всего общества, оказалась бы весьма полезной. Но воплощение этой идеи весьма и весьма прозрачно намекает на то, что у власти нет эффективных и продуманных решений, что подбор кадров происходит в основном по критерию лояльности. В том виде, в каком воплощена идея кадрового резерва, она не способствует ни повышению прозрачности деятельности власти, ни сотрудничеству общества и государства, ни консолидации всего общества для решения первостепенных проблем, поставленных перед страной глобальным экономическим кризисом. Эффективность бюрократии продолжает оставаться в России одной из главных и насущных проблем. Очевидно, что методы преодоления кадрового голода пока не дают желаемых результатов. И не дадут, пока эти методы в корне не поменять.  В заключение хотелось бы отметить своеобразный флер мистики вокруг пресловутого «кадрового резерва». По степени таинственности и загадочности, с которой была провернута вся «операция», ситуация отчасти напоминает описанную в романе «Списанные» Дмитрия Быкова (М: Прозаик, 2008): «Главный герой обнаруживает себя внесенным в какой-то таинственный список, составитель и цель которого сугубо засекречены. Но хотя содержание списка и засекречено, сам он доведен буквально до всех ведомств, без каких-либо внятных комментариев. Вот все ведомства и начинают стараться, кто как может. Одни задерживают фигурантов списка на границе, другие приглашают на какие-то презентации, третьи организуют оперативное наблюдение, а медицинское ведомство просто направляет всех на диспансеризацию…» (См. рецензию Б.Кагарлицкого в журнале «Пушкин», №2 2009). Забавные ситуации, когда оказавшиеся в президентском резерве люди ни сном ни духом не помышляли туда попасть, лишний раз демонстрируют не то чтобы неорганизованность нашей власти, а скорее ее постине мистический характер. Жили себе люди, не знали ни про какой резерв и вот тебе на – попали туда. Как, почему? Никакой логики. Как считал С.Франк, мир по своей природе делится для человека на познаваемый и непознаваемый, непостижимый. Пользуясь его терминологией – непостижимо: с какой властной высоты свалился на нас кадровый резерв? Зато еще раз доказал наличие у нашей власти доступа к высшим сакральным областям знания, недоступным для обычных граждан. Таким образом, составление президентского кадрового резерва не может привести к модернизации власти, а следовательно, сформировать ответственную и эффективную власть.